КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВАЯ ПОЛИТИКА В СФЕРЕ ЗАЩИТЫ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

CONSTITUTIONAL AND LEGAL POLICY IN THE FIELD OF INTELLECTUAL PROPERTY PROTECTION

Все общественные начинания в значительной степени связаны с тем, что называется интеллектуальной собственностью. От этого зависит не только творческая активность человека, но и все многообразие процессов, происходящих в обществе, и как итог прогресс как внутри отдельного государства, так и прогресса в глобализационном понимание. Одним из обязательных условий конституционно-правовой политики государства является понимание вопросов правового регулирования объектов интеллектуальной собственности.

Вместе с развитием общества эволюционируют и его общественные институты, в том числе институт права интеллектуальной собственности. Сегодня мы живем то время, когда скорость изменений несопоставима с темпами развития технологий. Так, по мнению Себастьяна Хауса, профессора Бременского университета, информационные и коммуникационные технологии становятся главной движущей силой социального развития в мире, традиционные институты отодвигаются на задний план информационными сетями капитала, торговли и науки. Появляются новые виды интеллектуальной собственности, требующие новых форм защиты [4].

Необходимость определения системы правовой защиты интеллектуальной собственности становится все более актуальной на фоне стремительного развития «индустрии интеллектуальной собственности», поскольку это развитие сопровождается рядом негативных побочных эффектов, в первую очередь увеличением в объеме нарушений прав интеллектуальной собственности, выражающемся, например, в росте «пиратства». Совсем недавно Россия оценила ущерб в миллиарды долларов от пиратской продукции в виде неправомерного использования прав на фильмы, музыку и программное обеспечение.

Современное понятие интеллектуальной собственности принято рассматривать с трех сторон:

1) Интеллектуальная собственность — это совокупность отношений, которые возникают между людьми в отношении использования нематериальных выгод, являющихся результатом интеллектуальной деятельности, а также дальнейших результатов, полученных от них. В этом случае интеллектуальная собственность рассматривается как отношения между различными субъектами (создателями интеллектуальной деятельности, правообладателями на нее, нарушителями и другими заинтересованными сторонами).

2) Интеллектуальная собственность — это собирательное понятие результатов интеллектуальной деятельности индивидов, то есть непосредственно созданные объекты.

3) Интеллектуальной собственностью считаются объекты интеллектуальной деятельности физических лиц и вытекающие из них права в отношении владения и распоряжения ими.

Особое значение интеллектуальной собственности обусловлено необходимостью построения инновационной экономики, чего нельзя добиться без увеличения человеческого капитала и улучшения бизнес-процессов. Недостаточный уровень защиты интеллектуальной собственности может привести к значительному технологическому отставанию.

Юридическая наука должна обеспечивать функционирование института интеллектуальной собственности. Целью правовой защиты интеллектуальной собственности является получение преимуществ в своей хозяйственной деятельности, которые возникают в результате ведения производства с использованием инновационных методов технологического, социального, экономического характера. Чтобы наделить объект правами интеллектуальной собственности, необходимо выделить те свойства, которые имеют оборот: исключительность (невозможность стать общедоступной), отчуждаемость (возможность передачи от одного лица другому на договорной основе), универсальность (возможность обмена) [2].

С точки зрения законодательства неимущественные права не могут быть отчуждены, но это не означает, что они не имеют рыночной стоимости. Двойственная природа интеллектуальных прав заключается в том, что часть из них не может быть отчуждена от собственника x в силу их характера, тогда как другая часть является исключительной и в большинстве случаев может быть отчуждена, свободно передается другим лицам, то есть носит имущественный характер [6].

В большинстве современных конституций интеллектуальная собственность является самостоятельным объектом конституционно-правового регулирования, не только как система экономических отношений, но и в качестве субъективных прав, что предполагает применение конституционных способов их защиты. По мнению Дэвида Шнейдермана, профессора университета Торонто именно конститулизация как процесс развития интеллектуальных прав является залогом эффективности национальной системы безопасности в области объектов интеллектуальной собственности.

Первоначально в 1993 г. Конституцией РФ было закреплено, что каждому гражданину гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания [1]. А также указано, что интеллектуальная собственность охраняется законом и в ведении Российской Федерации находится «правовое регулирование интеллектуальной собственности.

Годом позже, Государственной Думой  был принят Гражданский кодекс РФ,  в котором статья 138 под названием «Интеллектуальная собственность», определяла, что кодексом  признается исключительное право (интеллектуальная собственность) гражданина или юридического лица на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполняемых работ или услуг (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания и т. п.) в определенных случаях.

Кардинальные изменения пришли в Гражданский кодекс вместе с Федеральным законом от 18.12.2006 № 231-ФЗ, который ввел в обиход понятие «интеллектуальных прав». В 2014 же году, в соответствии с Федеральным законом от 12.03.2014 № 35-ФЗ вступила в силу новая редакция части IV Гражданского кодекса Российской Федерации. Теперь в ст. 1225 ГК интеллектуальная собственность раскрывалась вновь не через права, а как результат интеллектуальной деятельности. К таким результатам приравнялись средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, которым предоставляется правовая охрана.

Некоторые ученые посчитали это противопоставление понятия интеллектуальной собственности признающемуся на мировой арене. Исходя из этого, некоторые ученые считают, что защита интеллектуальной собственности вовсе не является предметом конституционного права. С их точки зрения, «Конституция предоставляет законодателю полную инициативу в этом вопросе, и в дальнейшем он будет регулироваться не на основе Конституции, а на основе тех нормативных актов, которые будут приняты в связи с этим. защита интеллектуальной собственности» [3].

Такая позиция законодателя не осталось без внимания у Л.А.Новоселовой, профессора и председателя Суда по интеллектуальным правам России. Авторы проекта признают, что и «интеллектуальные права» в Гражданском кодексе, и интеллектуальная собственность в Конвенции ВОИС являются субъективными правами на интеллектуальный продукт» [5]. В то же время понятие «интеллектуальные права», по мнению профессора В.П. Мозолина, противоречит Конституции РФ, поскольку характеризуется противоречивостью, научной и практической несостоятельностью и принижением роли и значения личных неимущественных прав в системе российского законодательства [7].

Нежелание признать верховенство Конституции Российской Федерации и то обстоятельство, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются неотъемлемой частью ее правовой системы, возможно, является одним из основные причины, по которым так сложно принимать нормы, связанные с регулированием отношений в России.

Таким образом, нельзя не обратить внимание на то, что для адекватного регулирования отношений интеллектуальной собственности, нужна общая терминология, которая проявляется как в «легализации» экономических знаний, так и в «экономизации» юридических знаний. В этом процессе они трансформируются, видоизменяются, трансформируются в соответствии со спецификой изучаемых объектов в рамках обеих отраслей знания, усиливается взаимное влияние сформированного научного аппарата друг друга: все больше экономических понятий «проникает» в законодательства. В первую очередь, речь идет об определениях, которые должны быть закреплены в законодательстве. Противоречивая юридическая практика из-за разного понимания смысла законодательного определения способна не только исказить цель закона, но и полностью нивелировать его регуляторный потенциал. Достижение согласованности концепций для их последующего законодательного закрепления возможно по мере накопления такого рода научные знания. Их пошаговое обобщение позволило бы достичь высокой степени гармонизации понятийно-категориальных аппаратов» [5].

Также необходимо учитывать необратимые процессы конституционализации системы российского законодательства. Это проявляется:

 1) в расширении предмета конституционно-правового регулирования;

2) конкретизации общих конституционных принципов в отраслевом законодательстве;

 3) установлении Конституционным Судом Российской Федерации характера отношений, регулируемых нормами отраслевого законодательства;

 4) выявлении конституционно-правового содержания в отдельных институтах ветвей законодательной системы и усиление конституционных принципов в механизме отраслевого правового регулирования [7].

Уровень норм гражданского права ниже конституционного, поэтому границы конкретных правовых гарантий не могут быть определены только на основе частноправового регулирования [8]. В процессе конкретизации конституционных норм недопустимо отклоняться от буквы и духа Конституции, заложенных в ней ценностей, ограничивать круг предусмотренных конституционной нормой властей или носителей соответствующих прав и свобод [4].

Конституционное признание интеллектуальной собственности возлагает на государство ответственность за соблюдение и защиту всех прав и свобод человека и гражданина в этой области. В связи с этим обращает на себя внимание еще одна правовая неопределенность во взаимосвязи понятий «защита» и «охрана» прав интеллектуальной собственности.  Правовая защита субъективных прав и свобод является неотъемлемой частью правовой защиты и представляет собой систему допустимых мер (предполагающих активную модель поведения), направленных на предотвращение противоправного или законного поведения, которое, тем не менее, может нанести вред субъекту, отстаивающему свои права и свободы, права и свободы других лиц [9].

Конституция гарантирует постоянную правовую защиту, а значит, нам нужны такие средства и формы реализации конституционных норм, которые исключали бы возможность их неисполнения. Уверенность в незыблемости конституционных ценностей при соблюдении и охране интеллектуальных прав также важна наравне с другими конституционными правами.

  

Список источников и литературы 

  1. Конституция Российской Федерации: принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ. 2014. №  31. Ст. 4398.
  2. Общая теория права: учебник для юридических вузов / под общ. ред. А. С. Пиголкина. М., 1995. 202 с.
  3. Каменская Е. В. Региональное правотворчество в Российской Федерации: вопросы теории: дис. канд. юрид. наук. М., 2005. 215 с.
  4. Дмитриевцев К.Н. Процесс правотворчества в Российской Федерации: дис. ... канд. юрид. наук. Н/Новгород, 1994. 220 с.
  5. Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации: Федеральный закон от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ (ред. от 01.05.2017) // Собрание законодательства РФ. 1999. № 42. Ст. 5005.
  6. Сергеев А. А. Проблемы конституционно-правовой ответственности // Правоведение. 2003. № 3. С. 65–72
  7. Федотов М.А. Интеллектуальная собственность и (или) интеллектуальные права: раскрывая скобки // Тр. по интеллектуальной собственности. – 2013. –Т. 13. – № 2.
  1. Хабриева Т.Я. Экономико-правовой анализ: методологический подход // Журн. рос. права. – 2010. – № 12.
  2. Чехонин А.Г. Конституционно-правовой институт интеллектуальных прав: понятие, сущность, содержание // Право и гос-во: теория и практика. – 2011.  – № 9.