ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА РЕСПУБЛИКИ ИРАК

BASIC PRINCIPLES OF CIVIL LAW OF THE REPUBLIC OF IRAQ

Право строится и функционирует на основе определенных принципов, которые выражают его сущность и социальное назначение. В них отражаются главные свойства и особенности права, придающие ему качество государственного регулятора меры свободы и справедливости в общественных отношениях.

Принципы права - это основные исходные положения, юридически закрепляющие объективные закономерности общественной жизни. Они аккумулируют в себе наиболее характерные черты права, определяют его юридическую природу. Принципы права лежат в основе деятельности правового государства, всех органов государственной власти. Руководствуясь ими, государство обеспечивает социально-экономические, политические и личные права и свободы своих граждан, гарантирует выполнение ими юридических обязанностей.

Гражданское право Ирака наиболее ярко отражает смешанный характер его правовой системы.

Основным его источником является Гражданский кодекс, принятый в 1951 г. и вступивший в силу в 1953 г. Этот Кодекс содержит нормы, посвященные только праву собственности и обязательствам. Основываясь в целом на положениях романо-германского права, ГК 1951 г. закрепил в своих статьях ряд положений шариата: о злоупотреблении правом, непредвиденных обстоятельствах, аренде земли, переводе долга и др.

Структурно Кодекс разделен на вводную часть и два главных раздела, каждый из которых состоит из двух книг. Во вводной части содержатся определения и общие принципы, суть которых развивается в Кодексе. Раздел 1 посвящен обязательствам в целом, в том числе договорам, возмещению вреда и неосновательному обогащению. Раздел 2 регулирует имущественные отношения, право собственности и имущественные права.

Нормы Кодекса предусматривают, что его письменные положения имеют приоритет. Статьи 1 (1), 2 гласят, что, когда есть соответствующее письменное положение в Кодексе, не допускается принятие независимого судебного решения (иджтихад). Когда в письменном праве ничего не сказано об определенном вопросе, иракские суды должны решать дела в соответствии с обычаем и сложившейся практикой (ст. 1 (2)). Если обычай и практика неприменимы, тогда суд может обратиться к исламскому Шариату. В иных ситуациях допускается применение принципа справедливости. Исламское право признано дополнительным источником. В случае необходимости применения исламского права, когда нет соответствующего положения в Кодексе и обычном праве, суд не обязан применять доктрины какой-либо определенной правовой школы.

Согласно положениям Кодекса любое право, имеющее материальную ценность, считается имуществом (ст. 65); все, что является объектом прав, которые могут иметь денежную оценку, кроме тех вещей, которые в силу своей природы не могут быть таким объектом (вещи, на которые никто не может требовать владения), или вещей, которые по закону не могут быть объектом денежных прав.

Недвижимое имущество состоит из тех вещей, которые прикреплены к нему, и их нельзя от него отделить, не причинив ему ущерб. Это земля, здания, рудники, дамбы и другие вещи, которые являются по своей природе недвижимостью (ст. 61 Кодекса). Движимым имуществом является все то, что может быть перемещено без причинения ему ущерба. К нему относятся деньги, животные, вещи, которые измеряются в зависимости от их объема, и другие вещи, которые по своей природе являются движимыми (ст. 62 (2) Кодекса).

Выделяются и иные виды имущества: имущество, которое может быть заменено; невещественное имущество и публичное имущество. Заменяемыми вещами являются такие вещи, которые можно заменить одно другим при их оплате. Это вещи, которые обычно измеряются числом, объемом или весом (ст. 64 Кодекса). Невещественное имущество состоит из нематериальных вещей, таких как авторские права (ст. 70 Кодекса). Недвижимость и движимость государства или других публичных образований считается публичным имуществом. Это имущество неотчуждаемо, его нельзя обременить или приобрести, например, в силу приобретательной давности (ст. 71 Кодекса). Однако режим этого имущества может быть изменен в силу прекращения его использования для публичных целей (ст. 72 Кодекса). Определений этих категорий имущества в Кодексе нет, однако легко уяснить их смысл, исходя из положений Кодекса.

Законодательные положения применяются ко всем вопросам, охватывающим эти положения в виде буквенного тренда и содержания.

При отсутствии каких-либо применимых законодательных положений в законе суд выносит решение в соответствии с обычаем и использованием: при отсутствии обычая и использования в соответствии с принципами исламского шариата, которые наиболее соответствуют положениям этого закона, но без привязки к какой-либо конкретной школе мысли; и, с другой стороны, в соответствии с правом справедливости[1].

Суд во всем вышеизложенном руководствуется решением, определенным судебной властью и юриспруденцией в Ираке, а затем и в других странах, законы которых близки к законам Ирака. Там, где есть положение закона, независимое суждение (иджтихад) не допускается. «Смысл этой статьи заключается в том, что недопустимо выносить независимое суждение по делу, в отношении которого имеется положение (правило) шариата, поскольку вынесение независимого суждения будет осуществляться там, где нет соответствующего положения, например, есть положение (в Книге), запрещающее несправедливость (притеснение) и азартные игры...»

То, что было установлено вопреки аналогии, не может быть использовано в качестве аналогии для других вопросов. «Продажа того, чего не существует, недопустима, поэтому заблаговременная закупка, аренда … не допускаются по аналогии, потому что вышеупомянутый объект не существует во время заключения контракта, но в силу неотложных обстоятельств заблаговременная покупка и аренда разрешались путем предоставления юридического усмотрения в юридическом решении и сделки …; если человек продал вещь, приняв ее за собственность, в присутствии одного из своих родственников, который хранит молчание, дело, которое впоследствии было возбуждено последним (требующим эту вещь), не будет слушано: поскольку это противоречит аналогии, оно не будет использоваться в качестве аналогии».

В случае конфликта препятствие должно иметь приоритет над тем, что является необходимым условием. «По этой причине ни одно лицо не может распоряжаться своим имуществом, если право третьей стороны связано с ним или если оно нанесет очевидный ущерб его соседу: например, в первом случае, если залогодатель продал заложенное имущество без разрешения залогодержателя, такая продажа подлежит санкционированию (разрешению) залогодержателем, поскольку ипотека является собственностью залогодателя, которая делает продажу эффективной, но право залогодержателя связано с ипотекой и, таким образом, является препятствием для продажи, вступающей в силу немедленно, поэтому препятствие имеет приоритет…; пример второго случая – когда верхний этаж принадлежит одному лицу, а нижний – другому, и ни один из них не может снести или сделать что-либо (выполнить какие-либо работы) в отношении данного имущества, что приведет к повреждению без разрешения; однако из этого правила есть исключение: если совладелец дома, находящегося в совместной собственности, отсутствует, другой совладелец может присутствовать в нем, так как в этом случае место жительства одного из партнеров является необходимостью, а препятствием для проживания – доля отсутствующего партнера: поэтому необходимому предмету был дан приоритет над препятствием»[2].

Если препятствие исчезло, то, что было запрещено, будет восстановлено, но то, что истекло, не будет восстановлено. «Вопросы, вытекающие из этой максимы, заключаются в том, что … если лицо обнаружило старый дефект в приобретенной им вещи, оно может вернуть вещь продавцу, но если дефект произошел, когда приобретенная вещь находилась во владении покупателя, реституция по причине возникшего дефекта запрещается; но если возникший дефект прекратил свое существование, покупатель восстанавливает право на реституцию, потому что, если препятствие ликвидировалось, то восстанавливается то, что было запрещено; также, если женщина вышла замуж и утратила свое право на воспитание ребенка; но если она разведена, то ее право восстанавливается из-за прекращения препятствия (то есть брака)…; также, если показания слепого были отклонены из-за его слепоты и показания несовершеннолетнего не приняты из-за того, что он несовершеннолетнего возраста, и если позднее слепой восстановит свое зрение, а несовершеннолетний достигнет совершеннолетия, и они дадут показания еще раз, такие свидетельства будут допущены».

Изменение положений (правил) для соответствия эпохе перемен не отрицается. «Правила, основанные на обычаях и использовании, а не на текстах и доказательствах, будут меняться с изменением обычаев, на которых они основывались.

Древние юристы считали, что если человек приобрел дом и осмотрел одну из его комнат, его выбор для просмотра истек, потому что комнаты домов в его эпоху раньше строились по одному образцу; когда времена изменились, и дома начали строиться с различными моделями и размерами, стало необходимо, чтобы все комнаты были просмотрены так, чтобы возможность просмотра исчезла; считалось, что узурпатор не должен нести ответственность за преимущества узурпированной вещи, но когда юристы заметили жадность людей, желающих приобрести собственность вакфов и детских домов, они сделали независимое суждение (фетва), что такие лица будут нести ответственность за прибыль от такой собственности, чтобы собственность вакфов и сирот была защищена»[3].

Законная допустимость отрицает ответственность: тот, кто осуществляет свое право на законных основаниях, не несет ответственности за убытки, возникшие в результате этого. «Если человек в своей собственности вырыл колодец, в который упало животное другого человека и погибло, человек, вырывший колодец, не несет ответственности за что-либо. Аналогичным образом, если агент (уполномоченный на продажу) заключил  закладную по цене имущества, которое он продал в кредит, и заложенное имущество пришло в негодность, агент не несет ответственности; также если лицо арендовало дом и вырыло колодец в арендуемом имуществе, где третье лицо получило травму, если вырывание колодца было произведено с разрешения арендодателя, никакой ответственности не возникло бы, если бы арендодатель сам вырыл колодец; но если колодец был вырыт не с разрешения арендодателя, то арендатор будет нести ответственность...».

1) Тот, кто недопустимо осуществляет свое право, несет ответственность.

2) Осуществление права становится недопустимым в следующих случаях:

а) когда такое осуществление предназначено для причинения вреда третьей стороне;

  1. b) если выгоды, получаемые от таких действий, слишком незначительны, например, они не будут соразмерны ущербу, причиненному таким образом третьей стороне;

с) если получаемые выгоды являются незаконными.

В результате проведенного исследования можно подвести итоги и сделать следующие выводы: гражданскому праву, как и любой отрасли права, присущи регулятивная и охранительная функции. В соответствии с подразделением специально-юридических функций права и аналогичным подразделением норм права в юридической литературе если не общепризнанной, то достаточно распространенной является классификация правоотношений на регулятивные и охранительные.

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

 

  1. Иванова, Е.В. Гражданское право России. [Текст]/ Е.В. Иванова. - М.: Книжный мир, 2017.
  2. Камышанский, В.П. Гражданское право. [Текст] / В.П. Камышанский, Н.М. Коршунова, В.И. Иванов. Эксмо, 2019.
  3. Курдистан во время правления Саддама Хусейна : доклад Комитета по международным делам Сената США, 1991 // Геноцид в Иракском Курдистане / [под ред. С . М. Кочои]. Москва, 2017. С. 350 –352.

 

REFERENCES:

 

  1. Ivanova, E.V. Civil Law of Russia. [Text]/ E.V. Ivanova. - Moscow: Book World, 2017.
  2. Kamyshanskiy, V.P. Civil law. [Text]/ V.P. Kamyshanskiy, N.M. Korshunova, V.I. Ivanov. Exmo, 2019.
  3. Kurdistan during the rule of Saddam Hussein : report of the US Senate Committee on Foreign Affairs, 1991 // Genocide in Iraqi Kurdistan / [edited by S. M. Kochoi]. Moscow, 2017. С. 350 -352.

 

[1] Иванова, Е.В. Гражданское право России. [Текст]/ Е.В. Иванова. - М.: Книжный мир, 2017.

[2] Камышанский, В.П. Гражданское право. [Текст] / В.П. Камышанский, Н.М. Коршунова, В.И. Иванов. Эксмо, 2019.

[3] Курдистан во время правления Саддама Хусейна :  доклад Комитета по международным делам Сената США, 1991 // Геноцид в Иракском Курдистане / [под ред. С . М. Кочои]. Москва, 2017. С. 350 –352.