СУДЕБНАЯ ПОЧЕРКОВЕДЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА КАК ФОРМА ПРИМЕНЕНИЯ СПЕЦИАЛЬНЫХ ЗНАНИЙ

Для полного, всестороннего и объективного расследования преступлений нередко приходится прибегать к помощи лиц, обладающих специальными знаниями в области науки, техники, искусства и ремесла. Судебная экспертиза является основной формой использования специальных знаний в уголовном процессе.

Заключение эксперта - представленные в письменном виде содержание исследования и выводы по вопросам, поставленным перед экспертом лицом, ведущим производство по уголовному делу, или сторонами.

В Федеральном законе № 73-ФЗ от 31 мая 2001 г. «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» четко определены права и обязанности эксперта. Законодатель указывает на проведение полного исследования представленных эксперту объектов и материалов дела, дачу обоснованного и объективного заключения по поставленным перед ним вопросам, как основную процессуальную обязанность эксперта. Также законодатель говорит, что «эксперт дает заключение, основываясь на результатах проведенных исследований в соответствии со своими специальными знаниями.[1]

Компетенцией эксперта будет служить наличие у него свидетельства на право самостоятельного производства почерковедческих экспертиз, выданное ему специальной экспертно-квалификационной комиссией.

В действующем законодательстве отсутствует четкое понятие специальных знаний, что порождает многочисленные вопросы и сложно разрешимые ситуации на практике. Термин «специальные знания» законодатель впервые употребил в ст. 9 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», а затем в ст. 57 Уголовно-­процессуального кодекса Российской Федерации было дано определение и процессуальное положение эксперта, как лица, обладающего специальными знаниями. Однако, законодатель в действующем Уголовно-процессуальном кодексе РФ не указал, какие знания будут относится к специальным.

По мнению М.В. Бобовкина, к специальным знаниям следует относить «знания неюридические и не общеизвестные, не общедоступные, не имеющие массового распространения. Это знания, которыми располагает ограниченный круг специалистов и которыми не располагает или располагает не в полной мере адресат доказывания (следователь, суд, участники процесса)».[2] Говоря об общеизвестности, общедоступности и массовой распространенности знаний, он не учел этапы и уровень развития общества, сумму накопленных этим обществом знаний.

Для определения круга специальных знаний, необходимых для производства конкретного вида экспертизы, необходимо исходить из предмета той или иной экспертизы, а также понятия «судебно-почерковедческой экспертизы». В.С. Горшкова следующим образом формулирует ее предмет – «решение задач судебно-почерковедческой экспертизы».[3] Однако предмет любой судебной экспертизы обусловлен вопросами следователя или суда и спецификой объекта экспертного исследования.

Е.В. Евсеева к предмету почерковедческой экспертизы относит «установление только тех фактов (фактических обстоятельств), которые входят в компетенцию эксперта-почерковеда». Пределы компетенции которого она определяет кругом вопросов идентификационного и диагностического характера, которые могут быть поставлены перед ним и разрешены путем применения соответствующих методик».[4]

Определение «судебно-почерковедческой экспертизы» Е.В. Евсеева дает как: «исследование и дача экспертом-почерковедом заключения в соответствии с процессуальным законом на основе специальных знаний в области судебного почерковедения в целях установления фактов (фактических обстоятельств), имеющих доказательственное значение по уголовным и гражданским делам».[5]

Судебная экспертиза может быть проведена как до, так и после возбуждения уголовного дела. Законодательное решение, допустившее назначение и производство судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела не было неожиданным, так как этот вопрос давно обсуждался как в научных дебатах, так и в практической деятельности. Специфика производства экспертизы до возбуждения уголовного дела заключается в том, что на данный момент не всегда определен процессуальный статус участников процесса, кроме лица, уполномоченного на возбуждение уголовного дела, также в стадии возбуждения уголовного дела лицо, проводящее проверку сообщения о преступлении, имеет дело с ограниченным кругом лиц, интересы которых потенциально может затронуть назначаемая и проводимая по делу судебная экспертиза.

В.В. Устинов рассматривает как одну из проблем регулирования судебной экспертизы на стадии возбуждения уголовного дела отсутствие уголовно-правовых гарантий достоверности заключения эксперта.[6] Основанием для такого вывода служит то, что уголовная ответственность судебного эксперта возможна только за дачу заведомо ложного заключения в суде, либо при производстве предварительного расследования. Соответственно, в действиях эксперта, давшего заведомо ложное заключение, будет отсутствовать состав преступления, предусмотренный ст. 307 УК РФ.

Судебная почерковедческая экспертиза также может быть назначена до возбуждения уголовного дела, но она должна назначаться и производиться в целях установления наличия или отсутствия достаточных данных, указывающих на признаки преступления и необходимость своевременного выяснения обстоятельств исследуемого события, которые могут быть утрачены или искажены в случае промедления.

Исходя из объектов, представленных эксперту для исследования, образцов для сравнительного исследования (если экспертиза носит идентификационный характер), обстоятельств дела, перечисленных следователем в постановлении о назначении экспертизы, перечня поставленных перед экспертом вопросов и задач, эксперт определяет, какую методику он будет применять при производстве экспертизы и дачи заключения по поставленным вопросам.

Обуславливается это, как правило, кругом задач, подлежащих экспертному исследованию. Так, применительно к определению пола или возраста исполнителя, особенностей его личности, психофизиологических свойств, либо установлению внешних факторов выполнения рукописей (позы, необычности условий исполнения, опьянения алкогольного или наркотического), какие объекты исследования представлены (буквенные, цифровые, штриховые, многообъектные, малообъемные тексты, только подписи) экспертом будет применена соответствующая методика, выбранная им относительно определенного исследования и только по поставленным перед ним вопросам.

Нередко при производстве почерковедческих исследований возникают вопросы, связанные с технико-криминалистической экспертизой документов. Например, эксперту, перед тем, как приступить к идентификационному исследованию подписи, необходимо обязательно проверить ее на предмет наличия признаков предварительной технической подготовки или ее воспроизведения с применением оргтехники, а для этого нужны специальные знания из области технико-криминалистической экспертизы документов. Для определения способа выполнения скопированных на просвет или через копировальную бумагу записей также необходимы знания из области технико­криминалистической экспертизы документов. И только тогда, когда эксперт убедится в отсутствии каких-либо признаков технической подделки, он приступает непосредственно к изучению признаков письменной речи, общих и частных признаков почерка.[7]

Весь ход экспертного исследования выполняется с соблюдением законов логического мышления (он должен быть определенным, последовательным и доказательным), помимо описания в текстовой части, должен быть наглядно проиллюстрирован в фототаблице (таблице-иллюстрации). В необходимых случаях эксперт прикладывает к заключению рабочие разработки признаков почерка. Когда есть такие наглядные приложения к заключению эксперта, участникам процесса при ознакомлении с заключением эксперта легче воспринимать сделанные экспертом выводы, а также удостовериться в истинности или ложности вывода.

Подводя итог сказанному, отметим, что при производстве судебных почерковедческих экспертиз эксперт должен обладать специальными знаниями в области почерковедения. У него должен быть необходимый уровень специальных знаний для решения интересующих следствие либо суд вопросов и дачи полного, достоверного, обоснованного заключения по поставленным вопросам. Такие знания должны быть им приобретены в результате профессионального образования, либо повышения его квалификации, закреплены в процессе практической деятельности. Не лишним будет и наличие свидетельства на право самостоятельного производства не только почерковедческих экспертиз, но и технико-криминалистических экспертиз документов.

Таким образом, эксперт, специализирующийся на производстве почерковедческих экспертиз, может быть привлечен и к производству комплексной экспертизы документов, он должен обладать знаниями в области почерковедения, криминалистической экспертизы материалов документа. Такие знания помогут ему правильно, достоверно, последовательно исследовать все представленные материалы, объективно разрешить поставленные задачи, ответить на интересующие следствие или суд вопросы по существу, а его заключение будет компетентным и иметь большое доказательственное значение.

Список литературы 

  1. Бобовкин М.В. Актуальные проблемы теории и практики судебно-почерковедческого исследования подписи / М.В. Бобовкин, В.А. Ручкин, А.А. Проткин // Вестник Московского университета МВД России. – 2017. – № 2. – С. 109-115.
  2. Горшкова В.С. Актуальные проблемы получения и оформления образцов для сравнительного исследования для проведения почерковедческих экспертиз / В.С. Горшкова // Закон и право. – 2019. – № 10. – С. 163-166.
  3. Евсеева Е.В. Судебная почерковедческая экспертиза как форма применения специальных знаний / Е.В. Евсеева // Известия ТулГУ. Экономические и юридические науки. – 2016. – № 4-2. – С. 103-108.
  4. Трушакова Н.А. О формах использования специальных почерковедческих знаний в деятельности правоохранительных органов // Вестник Московского университета МВД России. – 2019. – № 1. – С. 101-104.
  5. Устинов В.В. Проблемы использования результатов судебно-почерковедческой экспертизы при раскрытии и расследовании преступлений и направления их решения / В.В. Устинов, Р.В. Бондаренко // Вестник Московского университета МВД России. – 2018. – № 4. – С. 110-113.
  6. Фахрутдинова Р.И. Почерковедческая экспертиза и ее роль в криминалистической области знания / Р.И. Фахрутдинова // Символ науки. – 2017. – № 12. – С. 118-120.

 

[1] Трушакова Н.А. О формах использования специальных почерковедческих знаний в деятельности правоохранительных органов // Вестник Московского университета МВД России. – 2019. – № 1. – С. 102.

[2] Бобовкин М.В. Актуальные проблемы теории и практики судебно-почерковедческого исследования подписи / М.В. Бобовкин, В.А. Ручкин, А.А. Проткин // Вестник Московского университета МВД России. – 2017. – № 2. – С. 110.

[3] Горшкова В.С. Актуальные проблемы получения и оформления образцов для сравнительного исследования для проведения почерковедческих экспертиз / В.С. Горшкова // Закон и право. – 2019. – № 10. – С. 164.

[4] Евсеева Е.В. Судебная почерковедческая экспертиза как форма применения специальных знаний / Е.В. Евсеева // Известия ТулГУ. Экономические и юридические науки. – 2016. – № 4-2. – С. 105.

[5] Евсеева Е.В. Судебная почерковедческая экспертиза как форма применения специальных знаний / Е.В. Евсеева // Известия ТулГУ. Экономические и юридические науки. – 2016. – № 4-2. – С. 106.

[6] Устинов В.В. Проблемы использования результатов судебно-почерковедческой экспертизы при раскрытии и расследовании преступлений и направления их решения / В.В. Устинов, Р.В. Бондаренко // Вестник Московского университета МВД России. – 2018. – № 4. – С. 112.

[7] Фахрутдинова Р.И. Почерковедческая экспертиза и ее роль в криминалистической области знания / Р.И. Фахрутдинова // Символ науки. – 2017. – № 12. – С. 119.