КОНЦЕПТ «КЪОНАХ» В ИНГУШСКИХ ПОСЛОВИЦАХ И ПОГОВОРКАХ

Концепт «мужчина» - универсальный концепт, представленный во всех языках. «Понятие «концепт» «вошло в понятийный аппарат когнитивистики, семантики, лингво-культорологии. Период утверждения термина в науке связан с определенной размытостью границ, произвольностью его употребления, смешением с близким по значению и/или по языковой форме терминами» [1]. 

Актуальность темы статьи обусловлена необходимостью дальнейшей разработки гендерных проблем, связанных с изучением базовой составляющей ингушской концептосферы, концепта «къонах». 

В своей работе «Концепт и слово» С. А. Аскольдов отмечает, что это «мысленное образование, которое замещает нам в процессе мысли неопределенное множество предметов одного и того же рода» [5, с. 269-273].

 «Русско-ингушский словарь» Ф. Г. Оздоевой и А. С. Куркиева, дает следующее определение слову «мужчина»: «къонах, ма1а саг» [2, с. 328]. Анализ языкового материала позволил выделить следующие гендерные роли мужчины: 

  1. Отца: Нанас во1 кхеву, дас цох къонах ву – «Мать сына вскармливает, отец делает из него мужчину» [4, с. 98];
  2. Хозяина: 1у воацаш эа мегаргдац, да т1а воацаш дезал мегаргбац – «Как овец нельзя оставить без пастуха, так и в семье нужен отец (хозяин) [4, с.180 ];
  3. Сын: Дика во1 - хьалъетта г1ала – «Хороший сын - воздвигнутая башня [4, c. 47];
  4. Муж: Маха болабелча, тай долалу; мар волавелча, сесаг йолалу –«Куда иголка, туда и нитка; куда муж, туда и жена [4, с. 90];
  5. Брат: Воша воаца воша - ткъам боаца лаьча; воша воаца йиша -йокъаеннача гаьна ткъовро – «Юноша без брата - сокол без крыла; девушка без брата - ветка на засохшем дереве» [4, с.30].

В ингушском языке концепт къонах представляет такие понятия, как:

  1. Храбрость: Деналои майралои къонахчун сий доакх – «Мужество и храбрость возвышают честь мужчины» [4, с.45];
  2. Доброта: Дикадар дечо ше къонах хиларах ду – «Творящий добро творит его потому, что он мужчина» [4, с. 49 ];
  3. Молчаливость: Дукха лувш а велаш а вола къонах зудала хетт – «Болтливый и смешливый мужчина кажется женоподобным» [4, с.56];
  4. Смелость: Майрал-денал – божаргбоаца Башлоам-корта – «Мужество и смелость – несокрушимый Казбек» [4, с.80];
  5. Правдивость: Къонах ший метта к1ала воал – «Мужчина находится во власти своего языка» [4, с.81];
  6. Храбрость: «И нарт-орстхойцы натравили на него собак. Ударами шашки Кант изрубил всех собак» [3, с. 130];
  7. Мужество:  Бодж-моарзаг1аца хьувзабеш т1ера корта д1абоахе а, къонах деналах воха йиш яц – «Мужчина не должен терять мужества, даже если его голову будут клещами откручивать» [4, с.16];
  8. Доблесть: Къонах хила веза д1атехача бердах чакхваргволаш – «Если метнется настоящий мужчина, он даже сквозь скалу пролетит»[4, с. 81].

Второстепенное значение направленно и на такие негативные проявления, как:

  1. Трусость: Зовза къонах сесага майра хул – «Трусливый мужчина перед женою храбрится» [4, с. 64];
  2. Злость: Водар дечо ше эсала йовсар хиларах ду – «Творящий зло творит его потому, что он ничтожество» [4, с. 49];
  3. Отсутствие чувства меры: Дукха лувш а велаш а вола къонах зудала хетт – «Болтливый и смешливый мужчина кажется женоподобным» [4, с. 56];
  4. Вялость: «Со морг мичав?» - яха къонах а, кхыметтале, набаро эшаваьв – «Сон одолеет даже того, кто считает себя самым сильным мужчиной» [4, с. 119];
  5. Безвольность: Сесага т1ехьваьнна къонах йо1ала хетт – «Муж, потакающий во всем жене, кажется женоподобным» [4, с.116];
  6. Слабость: Хийла денал дола къонах вехав 1оажала ди эттача – «В смертный час нередко и мужественный человек проявляет слабость» [4, с. 133];
  7. Никудышность: Эсала къонах сесага майра хул – «Никудышный мужчина бывает храбрым с женою» [4, с. 170];
  8. Безответственность: Ц1еноех ц1и яьлча а вохац къонах вола саг – «Настоящий мужчина не запаникует, даже если загорится его дом» [4, с. 156];
  9. Ленность: Мекъача сага ж1алеш а мекъа хул – «У лентяя и собаки ленивые» [4, с. 91];
  10.  Болтливость: Дукха лувш вола саг ж1алена тараверз – «Болтливый человек похож на брехливого пса» [4, с. 56].

Количественный состав паремий с положительной оценкой преобладает над числом паремий о негативных качествах. В пословицах и поговорках отражены почти все положительные качества. А среди осуждаемых качеств мы  находим такие, как грубость, блудливость, агрессивность, жестокость и др. Этому имеется возможное объяснение: такие качества не воспринимались как определяющие для ингушского мужчины. Для создания образа настоящего ингушского мужчины приемлемы такие понятия, как: смелость, мужество, отвага, храбрость, решимость и так далее. 

Рассмотрим роль мужчины и стереотипы, выражающие представления о внутреннем мире и внешнем облике мужчины на примере художественного текста. Одним из самых положительных местных героев является, пожалуй, «Колой Кант – обобщенный идеальный образ мирного пастуха и одновременно храброго воина. Даже шестьдесят три нарт-орстхойца не осмеливаются померяться с ним силою и пускаются на коварство. Внешний облик Колой Канта, его поведение и поступки свидетельствуют о том, что перед нами эпический герой-богатырь, ничего общего не имеющий с сильными, но глуповатыми и до предела наивными великанами. Колой Кант характеризует трудолюбие, искренность и простата, в высшей степени гуманное отношение к женщине, широкое гостеприимство» [3, с. 9]. Именно таким героям присуще лучшие народные черты: трудолюбие, справедливость, сила, доброта, смелость, отвага. 

Таким образом, мы можем наблюдать, как в художественных текстах концепт «къонах» представляется довольно часто, его образ наполнен многообразными характеристиками, многие из них двойственны, многослойны, контрастные качества компенсируют друг друга. Именно в этом и проявляется своеобразие данного концепта, которое отражает  качества присущие ингушскому мужчине, его сила, мощь, широта души противопоставляются лени и легкомыслию.



Список использованной литературы:

  1. В. И. Карасик. Языковой круг: личность, концепты. Дискурс. -М.: Гнозис, 2004. -С. 75.
  2. И А. Оздоев. Русско-ингушский словарь. -М.: «Русский язык», 1980. -С. 830.
  3. И. А. Дахкильгов ,  А. О. Мальсагов. Сказки, сказания и предания чеченцев и ингушей. Грозный: Чечено-Ингушское книжное издательство, 1986. -С. 524.
  4. И. А. Дахкильгов. Мудрые наставления наших предков. -Нальчик: Издательский центр «ЭЛЬ-ФА», 2000. -С. 354.
  5. С.А. Аскольдов. Концепт и слово // Русская словесность. -М.: Academia, 1997 – C. 279.