К ВОПРОСУ О ВОЗМОЖНОСТИ УСТАНОВЛЕНИЯ ВИНЫ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА В СОВЕРШЕНИИ УГОЛОВНО-НАКАЗУЕМОГО ДЕЯНИЯ

TO THE QUESTION ABOUT THE POSSIBILITY OF ESTABLISHING OF GUILT OF A LEGAL ENTITY IN COMMITTING OF CRIMINAL OFFENCE

Возможность имплементации в уголовное законодательство Российской Федерации норм об уголовной ответственности юридических лиц обсуждается в отечественной правовой литературе с начала 1990-х годов. В поддержку концепции уголовной ответственности юридического лица выступили, в частности, председатель Следственного комитета Российской Федерации (СК РФ) А.И. Бастрыкин, заместитель Председателя СК РФ А.В. Федоров[1].  

Вместе с тем, у рассматриваемой концепции имеется и ряд противников, которые считают, что подобное допущение в основе своей противоречит важнейшим принципам уголовного права: «принципу личной ответственности и принципу индивидуализации ответственности и наказания»[2]. Кроме того, большие споры в правовой литературе возникают в связи с изучением возможности установления вины юридического лица в совершении преступления. Пожалуй, именно данное теоретико-правовое затруднение создаёт труднопреодолимые догматические препятствия процессу введения института уголовной ответственности юридического лица в российское законодательство.

Обращаясь к классическому содержанию понятия «вина», присущему российской уголовно-правовой науке, можно сделать вывод о том, что юридическое лицо не может быть признано виновным в совершении преступления априори. Действительно, наличие у лица «психического отношения» к совершаемому им деянию предполагает, прежде всего, наличие у него психики. При этом, психика как категория медицинской науки определяется как «активная и пристрастная форма отражения субъектом свойств и закономерностей объективной реальности и своей собственной жизнедеятельности, возникающая, развивающаяся и функционирующая в различных видах внешней и внутренней деятельности субъекта»[3].

Очевидно, что юридическое лицо, как юридический конструкт, фикция, не может иметь личной внутренней (психической) формы отражения действительности, поскольку не является лицом овеществлённым, обладающим способностями самостоятельно мыслить и чувствовать. Корпорация может рассматриваться как союз лиц (а, следовательно, воль, чувств и ощущений) её связывающих, что может влиять на особенности участия в хозяйственном обороте, взаимоотношений с публичной властью, но не на способность корпорации нести персональную ответственность за совершённое деяние. Вместе с тем, в правовой науке существуют попытки наделить юридическое лицо способностью обладать волей и психикой, а, следовательно, и способностью быть виновным в совершении наказуемого уголовным законом деяния.

В отечественной правовой науке концепция вины юридического лица находит своё отражение в следующих теоретических подходах:

1) Психологический подход, придерживающийся традиционного взгляда на природу вины как психического отношения лица к совершаемому им действию (бездействию), который, в свою очередь, представлен следующими субподходами:

а) Вина юридического лица выражается в психическом отношении коллектива организации к общественно-опасному деянию и его последствиям (А.А. Комоско, Н.С. Малеин, Г.К. Матвеев).

б) Вина юридического лица характеризуется виной его руководителя (руководящего органа) (Ю.Ю. Колесниченко, А.Д. Воробьева, С.Г. Дёмин).

в) Вина юридического лица в совершении общественно-опасного деяния имеет место при наличии вины любого его сотрудника, если общественно опасное деяние совершено при исполнении последним своих должностных обязанностей (Н.Д. Егоров, М.Н. Малеина).

2) Объективный подход к определению вины организации в совершении преступного деяния. «Юридическое лицо признается виновным в совершении противоправного деяния, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых законодательством предусмотрена ответственность, но им не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению»[4]. Аналогичным образом вопрос о вине юридического лица решается в части 2 статьи 2.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. То есть, вина юридического лица, в данном случае, выражается в непосредственном деянии юридического лица, а не в отношении сотрудника или коллектива сотрудников к указанному деянию.

Следовательно, для целей «криминализации» соответствующих действий организации, юридическая наука вынуждена использовать те или иные допущения, связанные с необходимостью проецирования вины должностных лиц корпорации на само юридическое лицо. При этом, по общему правилу привлечение юридического лица к уголовной ответственности само по себе не исключает возможности привлечения к уголовной ответственности виновного сотрудника организации. Данный подход отражён, например, в пункте 18 раздела 3 Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию.

В зарубежной правовой науке концептуальный подход к данной проблеме выражен в следующей схематической формуле: «представитель компании совершает действия не для компании, а как компания, и его рассудок, который направляет его действия, принадлежит компании. Вина представителя компании – это вина самой компании»[5].

Ряд исследователей предлагают рассматривать вину организации как «симбиоз психического отношения её сотрудника к совершенному им деянию, общественно опасным последствиям преступления, и материальной составляющей преступления»[6].

Условное присвоение воли сотрудника корпорации самой корпорации, для целей привлечения последней к уголовной ответственности, проявляется в ряде оговорок и ограничений, установленных национальным законодательством европейских государств применительно к признанию организации виновной в совершении уголовно наказуемого деяния. Например, согласно статье 4 Закона Республики Словения об ответственности организаций за совершение преступлений, организация может нести ответственность за совершение преступления, если лицо, выступающее от имени, в интересах и для пользы организации:

1) Совершило преступление для выполнения незаконного решения или приказа органа управления организации, либо с одобрения органа управления организации;

2) Совершило преступление под влиянием действий (бездействия) органа управления организации, либо орган управления организации посредством своих действий (бездействия) создал условия для совершения лицом уголовно наказуемого деяния;

3) Если организация является бенефициаром преступного деяния (получила имущественную или иную выгоду от совершения преступления);

4) «Если совершение преступления стало возможным вследствие отсутствия должного надзора за законностью действий работников со стороны органов управления организации»[7].

Статьёй 5 указанного нормативного правового акта установлено, что организация несёт уголовную ответственность за совершённое сотрудником преступление и в том случае, если последний по тем или иным причинам уголовно не наказуем (освобождён от уголовной ответственности). Наконец, в том случае, если преступление совершено единоличным исполнительным органом организации (директором), организация несёт уголовную ответственность в пределах вины данного лица, как если бы лицом, нарушившим закон, была сама корпорация.

Схожие формулировки содержит и Закон Республики Сербия об уголовной ответственности юридических лиц, в соответствии со статьёй 7 которого «ответственность организации основывается на наличии факта виновности ответственного лица (сотрудника)»[8]. Организация может быть привлечена к уголовной ответственности и в том случае, если в отношении непосредственного исполнителя уголовное преследование прекращено, или лицо оправдано.

Таким образом, концепция признания вины юридического лица в совершении преступления через установление вины её представителя-физического лица находит широкое отражение не только в позиции ряда исследователей в области уголовного права, но и в положениях законодательных актов ряда иностранных государств.

По мнению автора, концепция вины юридического лица в уголовном праве неприменима к российской правовой системе, и, при всей её формальной логичности и внешней стройности, всё же не выдерживает конструктивной критики.

Как уже было сказано выше, рассматриваемая концепция не может иметь прочного философско-правового основания, если рассматривать вину именно как психическое отношение лица к совершённому деянию. Даже если проецировать интеллектуальный элемент вины лица на корпорацию, которую он представляет, что уже является, в известном смысле слова, фикцией, совершенно нелогичным представляется присвоение юридическому лицу волевого элемента вины, главным образом имея ввиду осознание лицом, совершившим преступление, необходимости достижения поставленной при совершении деяния цели, и мотивов, которыми лицо руководствовалось. Любое преступное деяние, совершённое представителем юридического лица направлено, в конечном счёте, на извлечение выгод отнюдь не для самого юридического лица. Конечными бенефициарами любого «преступления юридического лица» выступают физические лица, его организовавшие (совершившие), будь то уклонение от уплаты налогов, коррупционные преступления или же легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путём. Участие юридических лиц в гражданско-правовых и административно-правовых отношениях обуславливается исключительно необходимостью аккумулирования ресурсов, а также ограничения ответственности их учредителей (собственников). У корпорации отсутствует интеллект, разум, воля, самостоятельность и способность принимать решения; любое действие корпорации есть лишь искусственное оформление действий участвующих в её деятельности физических лиц. С позиции же необходимости соблюдения запретов, предусмотренных уголовным законом, корпорация является уголовно недееспособным лицом, поскольку не может впринципе осознавать содержание и смысл указанных запретов, границы, очерчивающие поля «дозволенного» и «недозволенного». Невозможность же осознавать фактический характер и общественную опасность деяния влечёт за собой, ipso facto, «невменяемость» организации.

Концепция же «объективной вины» фактически включает вину в объективную сторону преступного деяния, что, по мнению автора, является недопустимым и противоречащим основам уголовного законодательства Российской Федерации.

Отметим, также, что фактически уголовная ответственность корпораций в зарубежном законодательстве сводится к некой субсидиарной публично-правовой ответственности, налагаемой на организацию в случае совершения её сотрудником преступления в рамках исполнения своих должностных обязанностей. Наказание реализуется в форме приостановления деятельности, наложения штрафа, либо в форме принудительной ликвидации организации. Сама же юридическая конструкция уголовной ответственности корпорации является дополнительным способом обеспечения соблюдения законности, включённой в уголовное законодательство в качестве фикции.

Вместе с тем, подобный правовой конструкт по своему сущностному содержанию мало чем отличается от института административной ответственности, влекущем за собой сходные для организации последствия (приостановление деятельности, штраф, предупреждение), и представляющем собой «квазиуголовную» ответственность»[9].

На основании изложенного, для имплементации института уголовной ответственности юридических лиц в российское законодательство необходима кардинальная смена основ уголовного права, в том числе, изменение подхода к определению сущности понятия «вина», что в условиях успешного функционирования механизма привлечения организаций к административной ответственности представляется непрактичным и влекущем за собой неоправданные существенные временные и организационные издержки.

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

  1. Артемов. В.И. К вопросу о возможности введения в России уголовной ответственности и уголовных наказаний юридических лиц (сравнительный аспект) / В.И. Артемов // М.: Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. - № 5 — 2017. С. 23.
  2. Зырянов С.М. К вопросу об уголовной ответственности юридических лиц / С.М. Зырянов // М.: Вестник московского университета МВД России. – 2015. - № 6. С. 83.
  3. Соколова Е. Е. Введение в психологию / Е.Е. Соколова // М.: Российское психологическое общество. – 1999. С.7.
  4. Пивоваров В.Н., Маковецька В.В. Кримінальна відповідальність корпорацій: проблема визначення вини / В.Н. Пивоваров, В.В. Маковецька // Харків: Теорія і практика правознавства. – 2014. - № 2 (6). С. 9.
  5. Zoltan A.N. Some problems of the criminal liability of legal entity in criminal dogmatics / A.N. Zoltan // Masaryk University. – 2008. (Электронный ресурс). URL: https://www.law.muni.cz/sborniky/dp08/files/pdf/trest/nagy.pdf (дата обращения: 04.02.2020).
  6. Liability of legal persons for criminal offences act of the Republic of Slovenia // World Intellectual Property Organization (Электронный ресурс). URL: https://www.wipo.int/edocs/lexdocs/laws/en/si/si033en.pdf (дата обращения: 05.02.2020).
  7. Republic of Serbia. Lаw on the liability of legal entities for criminal offences // Office of the United Nations High Commissioner for Human Rights (Электронный ресурс). URL: https://www.ohchr.org/Documents/Issues/Mercenaries/WG/Law/Serbia/LawOnLiability.pdf (дата обращения: 05.02.2020).

 

LIST OF SOURCES USED

  1. Artemov V. I. On the question of the possibility of introducing criminal liability and criminal punishments of legal entities in Russia (comparative aspect) / V. I. Artemov // Moscow: Journal of foreign legislation and comparative law. - No. 5-2017. P. 23.
  2. Zyryanov S. M. On the issue of criminal liability of legal entities / S. M. Zyryanov / / Moscow: Bulletin of the Moscow University of the Ministry of internal Affairs of Russia. - 2015. - no. 6. P. 83.
  3. Sokolova E. E. Introduction to psychology / E. E. Sokolova / / Moscow: Russian psychological society. - 1999. P. 7.
  4. Pivovarov V. N., Makovetska V. V. Kriminalna vidpovidalnist korporatsiy: problema viznachennya Vini / V. N. Pivovarov, V. V. Makovetska / / Harkiv: Teoriya I Praktika pravoznavstva. – 2014. - № 2 (6). P. 9.
  5. Zoltan A. N. some problems of criminal liability of a legal entity in criminal dogmatics / A. N. Zoltan / / Masaryk University. - 2008. (Electronic resource). URL: https://www.law.muni.cz/sborniky/dp08/files/pdf/trest/nagy.pdf (date accessed: 04.02.2020).
  6. Law of the Republic of Slovenia on liability of legal entities for criminal offences // World intellectual property organization (Electronic resource). URL: https://www.wipo.int/edocs/lexdocs/laws/en/si/si033en.pdf (accessed: 05.02.2020).
  7. Republic Of Serbia. Law on the responsibility of legal entities for criminal offences / / Office of the United Nations high Commissioner for human rights (Electronic resource). URL: https://www.ohchr.org/Documents/Issues/Mercenaries/WG/Law/Serbia/LawOnLiability.pdf (date accessed: 05.02.2020).

 

[1] См., например: Эксперты оценили идею ввести уголовную ответственность для юрлиц // Право.ру (Электронный ресурс). URL: https://pravo.ru/news/view/144848/ (дата обращения: 04.02.2020).

[2] Артемов. В.И. К вопросу о возможности введения в России уголовной ответственности и уголовных наказаний юридических лиц (сравнительный аспект) / В.И. Артемов // М.: Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. - № 5 — 2017. С. 23.

[3] Соколова Е. Е. Введение в психологию / Е.Е. Соколова // М.: Российское психологическое общество. – 1999. С.7.

[4] Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 25.04.2011 № 6-П // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. -  2011. - № 4.

[5] Zoltan A.N. Some problems of the criminal liability of legal entity in criminal dogmatics / A.N. Zoltan // Masaryk University. – 2008. (Электронный ресурс). URL: https://www.law.muni.cz/sborniky/dp08/files/pdf/trest/nagy.pdf (дата обращения: 04.02.2020).

[6] Пивоваров В.Н., Маковецька В.В. Кримінальна відповідальність корпорацій: проблема визначення вини / В.Н. Пивоваров, В.В. Маковецька // Харків: Теорія і практика правознавства. – 2014. - № 2 (6). С. 9.

[7] Liability of legal persons for criminal offences act of the Republic of Slovenia // World Intellectual Property Organization (Электронный ресурс). URL: https://www.wipo.int/edocs/lexdocs/laws/en/si/si033en.pdf (дата обращения: 05.02.2020).

[8] Republic of Serbia. Lаw on the liability of legal entities for criminal offences // Office of the United Nations High Commissioner for Human Rights (Электронный ресурс). URL: https://www.ohchr.org/Documents/Issues/Mercenaries/WG/Law/Serbia/LawOnLiability.pdf (дата обращения: 05.02.2020).

[9] Зырянов С.М. К вопросу об уголовной ответственности юридических лиц / С.М. Зырянов // М.: Вестник московского университета МВД России. – 2015. - № 6. С. 83.