ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ САМОРЕГУЛИРУЕМЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ

В настоящее время активно развивается процесс перевода регулирования многих важнейших направлений предпринимательской деятельности на саморегулирование, что в свою очередь способствует росту числа саморегулируемых организаций. Именно такие организации выступают в качестве основного органа контроля деятельности компаний и предприятий, реализуя главную цель -  дебюрократизация российского бизнеса путем повышения инициативных и ответственных действий со стороны участников предпринимательских правоотношений.

Основным законодательным актом, определяющим процесс саморегулирования предпринимательской деятельности в Российской Федерации является Федеральный закон от 1 декабря 2007 г. № 315-Ф3 «О саморегулируемых организациях». По мнению Герасимова А.А., появлению указанного закона предшествовало накопление в России и зарубежных странах значительного опыта объединения субъектов рынка в профессиональные сообщества, которые способствовали созданию традиции саморегулирования. [1, с. 24].

Исходя из положений указанного закона под саморегулированием понимается самостоятельная и инициативная деятельность, которая осуществляется субъектами предпринимательской или профессиональной деятельности и содержанием которой являются разработка и установление стандартов и правил указанной деятельности, а также контроль за соблюдением требований указанных стандартов и правил. [2].

Иными словами, как верно отмечает Ю.С. Харитонова «государство дозволяет объединившимся субъектам предпринимательской или профессиональной деятельности разрабатывать этические и корпоративные нормы и следить за их реализацией без предоставления им права подменять государство в правовом аспекте.» [3, с. 45].

В Прогнозе долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2030 года в качестве одних из направлений развития малого и среднего предпринимательства, а также совершенствования системы государственного регулирования и надзора на финансовом рынке указаны повышение роли саморегулируемых организаций в процедурах надзора на финансовом рынке и развитие и внедрение механизмов саморегулирования в области профессиональной деятельности. [4].

Не смотря на то, что саморегулируемые организации являются весьма действенным механизмом существует ряд проблем в сфере правового регулирования их деятельности, которые в первую очередь связаны с тем, что «отечественные цивилисты пока не уделяют теоретическим аспектам саморегулирования должного внимания, не сложилось единое понимание правового статуса саморегулируемых организаций» [1, С. 24], в результате чего законодательство, регламентирующее их деятельность, остается разрозненным и противоречивым, что влечет за собой возникновение проблем и в правоприменительной практике.

Одной из главных проблем является искажение сущности саморегулируемых организаций

Исходя из правовых позиций Конституционного суда РФ, можно сделать вывод, что во-первых, государство перекладывает на саморегулируемые организации часть своих публично-правовых функций [5], во-вторых, саморегулируемые организации обладают двойственной правовой природой  [5].

По данным позициям существует особое мнение судьи Конституционного суда РФ А. Л. Кононова, который считает, что «происходит опубличивание частных интересов и огосударствление общественных организаций, как следствие, контроль саморегулируемых организаций за своими членами ничем от государственного контроля не отличается. Подмена этих смыслов приводит к ошибочным выводам и неверному установлению правовой природы соответствующих отношений». [5].

Еще одной проблемой в рамках законодательного регулирования деятельности саморегулируемых организаций является отсутствие единой формы ответственности членов таких организаций в рамках их деятельности.

Меры дисциплинарного и иного воздействия в отношении членов саморегулируемых организаций предусмотрены рядом законодательных актов, таких как ФЗ «О саморегулируемых организациях», ФЗ «Об аудиторской деятельности», ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации», ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и другими. При этом вопрос о правовой природе данных мер не имеет однозначного понимания, поскольку при правовом регулировании связанных с их применением отношений были смешаны разные подходы. Такое смешение в свою очередь приводит к следующему: неправильно обозначен вид мер, использовано понятие «меры воздействия», а не «ответственность» («санкции»), одним перечнем объединяются и  правовосстановительные и штрафные санкции.

Указание в законе именно дисциплинарной ответственности на наш взгляд является неправильным, так как дисциплинарная ответственность применяются к субъектам – физическим лицам, которые находятся по отношению к лицу, применяющему эту ответственность, в служебно-трудовых отношениях, основанных на субординации, а в данном случае отношения не являются служебно-трудовыми.

Учитывая тот факт, что целью деятельности саморегулируемых организаций является регулирование предпринимательской или профессиональной деятельности, а не наказание ее субъектов, упор должен делаться на применение правовосстановительных санкций (предупреждений, предписаний, приостановления членства, исключение из членов саморегулируемой организации).

Важным моментом является и то, что использование понятия «меры воздействия» дает основание толковать ответственность членов СРО шире, так как включает в себя два вида мер: меры, применение которых связано с правонарушением и соответственно их можно отнести к юридической ответственности (юридическим санкциями) в широком понимании и меры, которые направлены на устранение рисков в деятельности субъекта и не могут считаться юридической ответственностью (юридическими санкциями).

Явным пробелом в правовом регулировании деятельности саморегулируемых организаций является возможность легального перехода члена саморегулируемой организации из одной организации в другую в любой момент проведения проверок, это в свою очередь понижает эффективность контроля, т. к. недобросовестные участники предпринимательской деятельности получают возможность избежать как самой проверки, так и применения по ее результатам мер воздействия. Последние в свою очередь носят управленческий характер и не предусмотрены законодательством о саморегулировании.

Помимо вышеперечисленных проблем, которые затрагивают деятельность саморегулируемых организаций в целом, на практики встречается также ряд частных пробелов, которые относятся к отдельным видам саморегулируемых организаций, таких как аудиторская деятельность, деятельность саморегулируемых организаций в сфере строительства, здравоохранения и т. д.

Подводя итоги хотелось бы отметить, что, не смотря на постоянное законодательное реформирование деятельности саморегулируемых организаций нормативно-правовое регулирование нуждается в унификации и выработки единых позиций по ряду вопросов в организации деятельности СРО.

Как верно отмечено в Прогнозе долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2030 года развитие СРО должно стать приоритетным, так как это приведет к развитию рыночной экономики страны.

 

Литература:

  1. Правовое регулирование деятельности саморегулируемых организаций: дис. ... кандидата юридических наук: 12.00.03 / Герасимов Андрей Алексеевич; [Место защиты: Рос. гос. ин-т интеллектуал. собственности Роспатента]. Москва, 2011.
  2. Федеральный закон от 01.12.2007 N 315-ФЗ (ред. от 03.08.2018) «О саморегулируемых организациях» // Собрание законодательства РФ. 2007. №49
  3. Харитонова Ю.С. Управление в гражданском праве: проблемы теории и практики. М.: Норма—Инфра М. 2011. С. 135.
  4. Прогноз долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2030 года (разработан Минэкономразвития России) // СПС КонсультантПлюс
  5. Постановление Конституционного суда РФ от 19.12.2005 № 12-П «По делу о проверке конституционности абзаца восьмого пункта 1 статьи 20 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в связи с жалобой гражданина А.Г. Меженцева» // СПС КонсультантПлюс