ТВОРЧЕСТВО ТУРКМЕНСКОГО ПОЭТА МАХТУМКУЛИ КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК В ИНТЕРПРЕТАЦИИ ПОЛЬСКОГО ПОЭТА АЛЕКСАНДРА ХОДЬЗКО

Александр Ходзько – известный польский поэт и востоковед, с 1830 г. он находился на дипломатической службе в Персии в должности российского консула. Опубликованная в Лондоне в 1842 г. его книга, материалы для которой собраны по устным сказаниям и дополнены филологическими и историческими заметками, стала результатом его экспедиций по Северному Хорасану в 1833 г.[1] В этом сборнике нашли отражение популярные на данной территории тринадцать туркменских песен, переведенные с туркменского и персидско-туркменского диалектов. Знание тюркских и иранских языков, тесное общение с жителями позволило автору сборника осуществить адекватные переводы туркменской, азербайджанской, персидской и других образцов поэзии на европейские языки[2].

А. Ходзько один из первых востоковедов ввел фольклор народов средней и южной Азии в круг научных исследований. Особое значение придается к творчеству классика туркменской поэзии XVIII в. Махтумкули. Автор критически относится к тексту песен как подлинно туркменскому произведению, кроме трех из тринадцати, и он справедливо отмечает влияние персидской поэзии на туркменскую[3]. В этих произведениях внимание историков заслуживают социокультурные особенности, характерные для жителей территории: мировоззрение, миропонимание, мировосприятие, традиции, быт и социальное устройство общества. В биографическом материале о Махтумкули автор начинает изложение с его происхождения – значимая особенность среднеазиатских народов, где социальный статус играет значимую роль, подчеркиваются набеги его отца на прилегающие к лагерю персидские провинции, взятие их жителей в плен и продажа их в Хиве[4].

Махтумкули имел хорошее материальное состояние, благодаря отцу. А. Ходьзко дает апологетическую оценку личности поэта, в противовес его отцу Довлетмаммеду Азади, подчеркивая его отказ от продолжения набегов после смерти отца, посвятивший себя поэзии и философии. Но такое решение одобрялось не всеми жителями местности, даже его мать упрекала его за избранный им путь. Так как материалы для книги автор собрал по устным сказаниям, приходим к выводу, что для местных жителей территории фигура Махтумкули как поэта и философа была намного выше, чем его отец, который также являлся знаменитым поэтом[5]. Но выдержав постоянных упреков со стороны окружающих и матери, поэт решает доказать свое мужество, вооружившись, на коне он покидает местность. И дальнейшее изложение событий показывает, как ему пришло божественное провидение. На Махтумкули сильное влияние оказал мистицизм, суть которого сводится к отрицанию всех существующих реалий в обществе и исламская догматика[6].

Заметим некоторые особенности перевода песен, где автор ориентируется на европейского читателя, который не имеет представления о таком музыкальном инструменте как «дутар», распространенный у народов Средней и Южной Азии в переводе оказался «гитарой» (guitar)[7]. Также известно, что стихотворения представителей старой туркменской поэзии не имели самостоятельных названий, придумали их собиратели и издатели при составлении диванов (сборников) [3, с. 59]. А. Ходзько озаглавил произведения поэта следующим образом: «Три песни туркмена Махтумкули» («Махтумкули — своей матери», «Мудрые мнения» и «Зимние воспоминания») [5, с. 389-393]. Стихотворения поэта А. Ходзько предварил следующими словами: «Несколько последующих его стихотворений, которые мы должны представить нашим читателям, дадут подтверждение гениальности этого замечательного человека. Среди отличительных черт его поэзии — любовь к природе, столь редкая у поэтов Азии, и много философских размышлений о бренности земных дел». Одна из песен, авторство, которой приписывается поэту, содержат его обращения к матери:

«Дочь, рожденная черным рабом и порожденной скалой, не ругай меня. Они приходят, чтобы послушать звуки моей гитары; они гости моих глаз. Они приходят, они пьют несколько капель вина, затем уходят, чтобы больше никогда не приходить. Не хмурься. Они не хотят хлеба; они гости моих слов»[8].

В этих строках можно проследить социальное происхождение его матери, которая была дочерью темнокожего раба, а также традиции и обычаи, принятые в обществе: игра на музыкальном инструменте, угощение вином, хлебом. В этой же песне описывается красота окружающей природы и содержится религиозные взгляды Махтумкули:

«О, какие большие города! какие глубокие загадки есть! как возвышенны горы! какие гигантские деревья! Вот те сады, где ряды деревьев, украшенных великолепной зеленью, приносят плоды шестидесяти и семидесяти разных цветов, как жемчужины. Они гости осени. Думай о Боге, бойся Бога. Вытесни злой дух из своего сердца. Вот чему ты должен научиться»[9].

Последний куплет всех стихотворений начинается словами «Махтумкули говорит»:

«Мехдум-Кули говорит, Кто найдет правильный путь? Человек едва ли наступает на мир; один продолжает; один заблуждается. Одна горсть песка закроет ваше лицо. Губы увянут, зубы выпадут, язык онемеет, и остается только зевающий череп»[10].

Поэт призывает всех идти по верному пути. Согласно исламской догматике человек на земле временный, он создан для испытаний, в этом мире остается всего лишь тело покойного, и в зависимости от его деяний он попадет в рай или ад, где будет награда – вечное наслаждение, тем кто был на правильном пути или мучения ада неправедным.

А. Ходзько проявлял уважение к культуре отдельных народов, его деятельность способствовала формированию у современников гуманных представлений о народах Ближнего Востока. Его работы способствовали развитию фольклористики и этнографии народов прикаспийского региона.

 

Список использованной литературы:

  1. Аннамухаммедов М. Идейно-художественные традиции мистической поэзии в творчестве Магтымгулы. Ашгабат, 1995. URL: https://dlib.rsl.ru/viewer/01000772997#?page=15
  2. Грицкевич В.П. Александр Ходзько (1804-1891) и его вклад в развитие иранистики и тюркологии. // Страны и народы Востока. Вып. XXV. География. Этнография. История. М., 1987.
  3. Соегов М. Некоторые вопросы туркменской литературы и истории в научном наследии А.-3. Валидова-Тогана. // Проблемы востоковедения. 2014. №3 С. 57-64. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/nekotorye-voprosy-turkmenskoy-literatury-i-istorii-v-nauchnom-nasledii-a-3-validova-togana-k-290-letiyu-mahtumkuli-fragi (25.03.2019).
  4. Aşirov T. Türkmen Şairi Mahtumkulu’nun Düşünce Yapısıve Etkisi. Türk Dünyası Bilgeler Zirvesi: Gönül Sultanları Buluşması. // Türk Dünyası Kültür Başkenti Ajansı. Eskişehir., 2014. ss.117-129. URL: http://www.gelisimveinsan.com/wp-content/uploads/2016/03/tasirov.pdf (31.03.2019).
  5. Chodzko A. Specimens of the Popular Poetry of Persia as Found in the Adventures and Improvisations of Kurroglou, the Bandit-minstrel of Northern Persia, and in the Songs of the People Inhabiting the Shores of the Caspian Sea. Orally Collected and Translated, with Philological and Historical Notes. L., 1842. URL: https://archive.org/details/specimensofpopul00chod/page/378 (11.03.2019).

References:

  1. Annamuhammedov M. Idejno-hudozhestvennye tradicii misticheskoj poezii v tvorchestve Magtymguly. Ashgabat, 1995. [Elektronnyj resurs] URL: https://dlib.rsl.ru/viewer/01000772997#?page=15
  2. Grickevich V.P. Aleksandr Hodz'ko (1804-1891) i ego vklad v razvitie iranistiki i tyurkologii. // Strany i narody Vostoka. Vyp. XXV. Geografiya. Etnografiya. Istoriya. M., 1987.
  3. Soegov M. Nekotorye voprosy turkmenskoj literatury i istorii v nauchnom nasledii A.-3. Validova-Togana. // Problemy vostokovedeniya. 2014. №3 S. 57-64. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/nekotorye-voprosy-turkmenskoy-literatury-i-istorii-v-nauchnom-nasledii-a-3-validova-togana-k-290-letiyu-mahtumkuli-fragi (25.03.2019).
  4. Aşirov T. Türkmen Şairi Mahtumkulu’nun Düşünce Yapısıve Etkisi. Türk Dünyası Bilgeler Zirvesi: Gönül Sultanları Buluşması. // Türk Dünyası Kültür Başkenti Ajansı. Eskişehir., 2014. ss.117-129. URL: http://www.gelisimveinsan.com/wp-content/uploads/2016/03/tasirov.pdf (31.03.2019).
  5. Chodzko A. Specimens of the Popular Poetry of Persia as Found in the Adventures and Improvisations of Kurroglou, the Bandit-minstrel of Northern Persia, and in the Songs of the People Inhabiting the Shores of the Caspian Sea. Orally Collected and Translated, with Philological and Historical Notes. L., 1842. URL: https://archive.org/details/specimensofpopul00chod/page/378 (11.03.2019).

 

[1] Aşirov T. Türkmen Şairi Mahtumkulu’nun Düşünce Yapısıve Etkisi. Türk Dünyası Bilgeler Zirvesi: Gönül Sultanları Buluşması. // Türk Dünyası Kültür Başkenti Ajansı. Eskişehir., 2014. PP. 120. URL: http://www.gelisimveinsan.com/wp-content/uploads/2016/03/tasirov.pdf (31.03.2019).

[2] Грицкевич В.П. Александр Ходзько (1804-1891) и его вклад в развитие иранистики и тюркологии. // Страны и народы Востока. Вып. XXV. География. Этнография. История. М., 1987. С. 46.

[3] Chodzko A. Specimens of the Popular Poetry of Persia as Found in the Adventures and Improvisations of Kurroglou, the Bandit-minstrel of Northern Persia, and in the Songs of the People Inhabiting the Shores of the Caspian Sea. Orally Collected and Translated, with Philological and Historical Notes. L., 1842. Рр. 379. URL: https://archive.org/details/specimensofpopul00chod/page/378 (11.03.2019).

[4] Chodzko A. Рр. 389.

[5] Соегов М. Некоторые вопросы туркменской литературы и истории в научном наследии А.-3. Валидова-Тогана. // Проблемы востоковедения. 2014. №3 С. 58. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/nekotorye-voprosy-turkmenskoy-literatury-i-istorii-v-nauchnom-nasledii-a-3-validova-togana-k-290-letiyu-mahtumkuli-fragi (25.03.2019).

[6] Аннамухаммедов М. Идейно-художественные традиции мистической поэзии в творчестве Магтымгулы. Ашгабат, 1995. С. 11. URL: https://dlib.rsl.ru/viewer/01000772997#?page=15

[7] Chodzko A. Рр. 391.

[8] Chodzko A. Рр. 391.

[9] Chodzko A. Рр. 392.

[10] Chodzko A. Рр. 394.