К вопросу о статусе общин коренных малочисленных народов России.

Слепцов А.Н.,

Северо-восточный федеральный университет имени М.К. Аммосова, Якутск

uyandi@mail.ru

 

Введение Народы Арктики выживали в суровых природно-климатических условиях не только благодаря приобретенным за долгое время навыкам, но и благодаря поддержке российского государства, корни которой уходят в века. “А мы вас жаловати и за вас стояти и от сторон беречи хотим”, — писал в 1525 году ненцам, хантам, манси в своей жалованной грамоте о принятии их в подданство России великий князь Василий III[1]. При этом во внутреннюю жизнь общин государство старалось не вмешиваться, оставляя за народами Севера право на местное самоуправление. Это было зафиксировано в Положении по Ясачной комиссии в 1763 году, позднее закреплено в 1822 году в «Уставе об управлении инородцами» разработанного сибирским генерал-губернатором Михаилом Сперанским. Реформа Сперанского, закрепляя этническое самоуправление, одновременно вводила элементы государственного патернализма. Наряду с предоставлением так называемым “ясачным инородцам” права на свободную торговлю, возможности выделения из родовых территорий участков для индивидуального хозяйствования, государство принимало меры по защите экономических интересов и  традиционного образа жизни народов Севера. В советский период патернализм по отношению к традиционным хозяйствам   народов Севера стал государственной политикой. Дотировалось оленеводство, рыболовство, охота; государство закупало продукцию традиционных отраслей хозяйствования по специально завышенным ценам, чтобы люди имели средства на нормальную жизнь и развитие промысла. Например, в 1965 году цены на оленину были повышены на 70—80 процентов. Благодаря этому олень — символ и душа аборигенной культуры — становился одновременно и достаточно выгодным товаром[2]. В Российской Федерации общины коренных малочисленных народов (далее общины народов Севера) как хозяйства, основанные на членстве для коллективного осуществления традиционной хозяйственной деятельности, появились в 90-е годы прошлого столетия, на историческом этапе перехода страны к рыночным отношениям. Будучи  активным участником тех исторических событий, могу  утверждать, что образование родовых общин в северных регионах Российской Федерации, способст­вовали выживанию представителей малочисленных народов    Севера   «в лихие 90-ые годы» прошлого столетия, создали предпосылки к возрождению  традиционного  уклада жизни и самобытной культуры народов Севера. Первым законодательным актом новой России регулирующим деятельность общин стал региональный Закон Республики Саха (Якутия)"О кочевой родовой общине  малочис­ленных народов Севера" от 23 декабря 1992 г.[3],  в разработке которого мне посчастливилось принимать активное участие, будучи самым молодым народным депутатом легендарного Верховного Совета ЯАССР 12 созыва, правоведом, представлявшим в парламенте республики народы Севера. Идейным вдохновителем разработки правового акта был народный депутат, великий сын эвенского народа, профессор Василий Афанасьевич Роббек. Именно он научно обосновал необходимость специального  закона для малочисленных народов Севера, ведущих кочевой образ жизни. Василий Афанасьевич был убежден,что в основе сохранения  уникальной  культуры  аборигенов Севера  лежит необходимость правового признания кочевого и полукочевого образа жизни, где ведутся этнические формы хозяйства (оленеводство, охота,  рыболовство и собирательство), сохранились традиции, обычаи, верования и этнические формы материальной и духовной культуры народа[4]. В результате бурных дискуссий, депутаты пришли к общественному согласию, в том, что новая форма хозяйства «родовая община»: создается для возрождения, сохранения и раз­вития уклада жизни, культуры, языка малочис­ленных народов Севера; является формой природопользования и хо­зяйствования, равноправным звеном экономи­ческой системы государства, самостоятельной хозяйственной единицей (после регистрации и обретения прав юридического лица), способной заниматься любым видом деятельности для обес­печения занятости своих членов; получает безвозмездно в бессрочное пользова­ние земли, наделяется преимущественным пра­вом на использование биологических ресурсов, имеет финансовые, налоговые и иные льготы. Особо следует сказать, что в данном законе родовая община малочисленных народов Севера была определена как самобытная форма природопользования и хозяйствования, равноправное звено экономической системы государства, со своей собственностью. Постановлением Съезда народных депутатов РФ "О социально-экономическом по­ложении районов Севера и приравненных к ним местностей" от 21 апреля 1992 г.[5], на общины распространя­лось действие Закона РСФСР  "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" (п. 2). Постановлением Президиума Верховного Совета Российской Федерации "Об упоря­дочении пользования земельными участками, занятыми под родовые, общинные и семейные угодья малочисленных народов Севера" от 30 марта 1992 г. в районах  компактного проживания народов Севера, вводился особый режим хозяйственной деятельности. В Сахалинской области Времен­ное положение о родовых общинах, родовых и се­мейных хозяйствах коренных малочисленных на­родов Севера (утв. постановлением Сахалинской областной Думы от 9 января 1996 г. № 18/140)[6], определяло, что родовые общины, родовые и семейные хозяйства как самобытный уклад жизни и форма ведения традиционных отраслей (природопользования) и хозяйствования обеспечивают защиту гражданских, политических, экономических, социально-культурных прав и свобод. В Хабаровском крае был принят Закон "Об об­щине коренных малочисленных народов Севера" от 29 мая 1996 г[7]., в котором было определено, что община может создаваться в форме хозяйственных товариществ и обществ, производственных и потребительских кооперативов, государственных и муниципальных предприятий, занимающихся традиционной для северных народов деятельностью. Как верно отмечает Сирина А.А.[8], «практика создания общин коренных малочисленных народов значительно различалась в субъектах РФ. Вместе с тем практически везде общины создавались именно как экономические, хозяйственные объединения. Членство в них было основа­но на общности профессиональных занятий, а не на родстве». Появление и признание данных объединений малочисленных народов в России согласуются с международно-правовыми установками[9]. Так, согласно международных пактов 1966 г. об экономиче­ских, социальных и культурных правах (ч. 1 ст. 1) и о гражданских и политических правах (ч. 1 ст. 1), все народы имеют пра­во на самоопределение; в силу этого права они свободно обеспечивают свое экономическое, со­циальное и культурное развитие.Конвенция МОТ 169 "О коренных народах и народах, ведущих племенной образ жизни в независимых странах" нацеливает правительства на сохранение и уважение практик и институтов коренных народов (ст. 2, 5, 6, 8). Конвенция о биологическом разнообразии 1992 г. (ратифицирована Федеральным законом от 17 февраля 1995 г.4) призывает уважать, сохранять и поддерживать знания, нововведения и практики коренных и местных общин для сохранения и устойчивого использования биологического разнообразия (ст. 8). Декларация Рио-де-Жанейро по окружающей среде и развитию от 14 июня 1992 г. исходит из того, что общины коренного населения призваны играть жизненно важную роль в рациональном использовании и улучшении окружающей среды с учетом их зна­ний и традиционной практики (принцип 22). Декларация ООН о правах коренных народов 2007 г., ориентирует государства на необходимость создавать условия, которые позволяли бы коренным народам пользоваться правами и свободами не только индивидуально, но и коллективно (ст. 1); иметь право на сохранение и развитие своих систем или институтов, на гарантированное пользование своими средствами к существованию и результатами развития и свободное занятие своей традиционной и другой экономической деятельностью (ст. 30). В целом же отметим, чтообразование общин в России соответствовало международному праву и отражало общее стремление сообществ коренных малочисленных народов к достижению устойчивого развития через экономическое становление общин,  квозрождению самобытной культуры и самоуправления. В настоящее время правовое положение общин коренных малочисленных народов России включает в себя статус коренных малочисленных народов,статус юридического лица, а также меры государственной поддержки деятельности общин и особые права общин в взаимодействии с органами государственной и муниципальной власти. Структура настоящей статьи  будет строится на этой гипотезе. Статус  коренных малочисленных народов Конституция Российской Федерации гарантирует права коренных малочисленных народов в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации (ст. 69). В совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находится защита исконной среды обитания и традиционного образа жизни малочисленных этнических общностей (п.«м» ч.1ст.72 Конституции РФ). Специальные нормы, заключенные в статьях 69 и 72 (п. «м» ч.1), посвящены коренным малочисленным народам и имеют очень важное юридическое значение. Их особенность по мнению профессора Кряжкова В.А. [10]. заключается в том, что: - преимущественно производны от основных прав и свобод и, как правило, представляют собой их конкретизацию в целях обеспечения  защиты; - устанавливаются прежде всего федеральными законами, но при их отсутствии в целях защиты и в контексте основных прав они могут закрепляться законами субъектов РФ; - дополняют основные права и свободы, не могут быть ниже стандарта этих прав и сужать их; в случае противоречия между основными и специальными правами действуют основные права, что обуславливается верховенством Конституции и ее высшей юридической силой; - защищаются государством, в том числе обеспечиваются правосудием; каждый вправе защищать эти права всеми способами, не запрещенными законом. Включение данных норм в главу Конституции «Федеративное устройство» подчеркивает, особый статус малочисленных народов[11]. К коренным малочисленным народам Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации относятся народы, проживающие в районах Севера, Сибири и Дальнего Востока на территориях традиционного расселения своих предков, сохраняющие традиционные образ жизни, хозяйствование и промыслы, насчитывающие менее 50 тыс. человек и осознающие себя самостоятельными этническими общностями (ст. 1 Федерального закона от 20 июля 2000 г. N 104-ФЗ «Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации»)[12]. Народы Севера, относимые к малочисленным, указаны в перечне коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, утвержденном распоряжением Правительства РФ от 17 апреля 2006 г. N 536-р (ред. от 26 декабря 2011 г.) (СЗ РФ. 2006. N 17 (ч. II). Ст. 1905)[13]в который входят 47 коренных малочисленных народов РФ: абазины, алеуты, алюторцы, бесермяне, вепсы, водь, долганы, ижорцы, ительмены, камчадалы, кереки, кеты, коряки, кумандинцы, манси, нагайбаки, нанайцы, нганасаны, негидальцы, ненцы, нивхи, ороки (ульта), орочи, саамы, селькупы, сету (сето), сойоты, тазы, теленгиты, телеуты, тофалары (тофа), тубалары, тувинцы — тоджинцы, удэгейцы, ульчи, ханты, челканцы, чуванцы, чукчи, чулымцы, шапсуги, шорцы, эвенки, эвены (ламуты), энцы, эскимосы, юкагиры. Также определены перечень мест традиционного проживания и хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Российской Федерации и перечень видов традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Российской Федерации (утверждены распоряжением Правительства РФ от 8 мая 2009 г. N 631-р)[14].К традиционным видам деятельности коренных малочисленных народов Российской Федерации отнесены 13 видов хозяйственной деятельности, в том числе: животноводство (оленеводство, коневодство, яководство, овцеводство); собаководство (разведение оленегонных, ездовых и охотничьих собак); бортничество, пчеловодство; промысловая охота; художественные промыслы и народные ремесла; строительство национальных традиционных жилищ и других построек, необходимых для осуществления традиционных видов хозяйственной деятельности; земледелие и заготовка древесины; осуществление исключительно для собственных нужд заготовки древесины и недревесных лесных ресурсов, а также добыча и переработка общераспространенных полезных ископаемых и др. Особое значение в системе правао коренных малочисленных народахимеет Федеральный закон от 30 апреля 1999 г. № 82-ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации. Он устанавливает правовые основы гарантий самобытного социально – экономического и культурного развития коренных малочисленных народов, защиты их исконной среды обитания, традиционных образа жизни, хозяйствования и промыслов. В нем раскрываются основные понятия, определяются полномочия органов публичной власти в сфере защиты малочисленных народов. Его положения приоритетны по отношению к иным федеральным законам, затрагивающим права и интересы малочисленных народов[15]. Действие данного закона распространяется на лиц: - относящихся к малочисленным народам, постоянно проживающих в местах традиционного проживания и хозяйственной деятельности малочисленных народов, ведущих традиционный образ жизни, осуществляющих традиционное хозяйствование и занимающихся традиционными промыслами; - которые относятся к малочисленным народам, постоянно проживают в местах традиционного проживания и хозяйственной деятельности малочисленных народов и для которых традиционное хозяйствование и занятие традиционными промыслами являются подсобными видами деятельности по отношению к основному виду деятельности в других отраслях народного хозяйства, социально – культурной сфере, органах государственной власти или органах местного самоуправления; - на органы государственной власти Российской Федерации, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, должностных лиц; - не относящихся к малочисленным народам, но постоянно проживающих в местах традиционного проживания и хозяйственной деятельности малочисленных народов, в порядке, установленном законами субъектов Российской Федерации. Малочисленные народы, объединения малочисленных народов имеют право(ст. 8): - безвозмездно пользоваться в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности малочисленных народов землями различных категорий, необходимыми для осуществления их традиционного хозяйствования и занятия традиционными промыслами, и общераспространенными полезными ископаемыми в порядке, установленном федеральным законодательством и законодательством субъектов Российской Федерации; (в ред. Федеральных законов от 26.06.2007 №118-ФЗ, от 05.04.2009 №40-ФЗ) - на возмещение убытков, причиненных им в результате нанесения ущерба исконной среды обитания малочисленных народов хозяйственной деятельностью организаций всех форм собственности, а также физическими лицами; - получать от государства помощь для реформирования всех форм воспитания и обучения подрастающего поколения малочисленных народов с учетом традиционных образа жизни, хозяйствования малочисленных народов. Представители малочисленных народов имеют право: - пользоваться необходимыми малочисленным народам для защиты их исконной среды обитания, традиционного образа жизни, хозяйствования и промыслов льготами по землепользованию и природопользованию, установленными федеральным законодательством, законодательством субъектов  Российской Федерации и нормативными правовыми актами органов местного самоуправления; - в порядке, установленном гражданским законодательством, создавать хозяйственные товарищества и общества, производственные  и потребительские кооперативы, осуществляющие традиционное хозяйствование и занимающиеся промыслами малочисленных народов совместно с лицами, не относящимися к малочисленным народам, при условии, что создаваемых организациях не менее половины рабочих мест будет предоставляться лицам, относящимся к малочисленным народам; - получать социальное обслуживание в порядке, устанавливаемом законодательством Российской Федерации;( ред. Федерального закона от 22.08.2004 №122-ФЗ) - получать бесплатную медицинскую помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения в рамках Программы государственных гарантий обязательного медицинского страхования. (в ред. Федерального закона от 22.08.2004 №122-ФЗ) Лица, относящиеся к малочисленным народам, ведущие традиционный образ жизни, осуществляющие традиционное хозяйствование и занимающиеся традиционными промыслами: - имеют право на судебную защиту. - согласно статьи 9 имеют право на замену военной службы альтернативной гражданской службой в соответствии с Конституцией Российской Федерации и федеральным законом от 25 июля 2002 г. «Об альтернативной гражданской службе». - вправе создавать на добровольной основе общины малочисленных народов и иные объединения малочисленных народов. Гражданско-правовой статус общины Переход страны к рыночным отношениям привел к возникновению в российском праве новых юридических норм и понятий, к числу которых относится и категория некоммерческих организаций, к которым относятся в настоящее время общины коренных малочисленных народов. Гражданское законодательство России предусматривает возможность функционирования юридических лиц, являющимися коммерческими или некоммерческими организациями.  В пункте 1 ст. 50 ГК РФ определено: «Юридическими лицами могут быть организации, преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности (коммерческие организации), либо не имеющие извлечение прибыли в качестве такой цели и не распределяющие полученную прибыль между участниками (некоммерческие организации)». В статье 123.16 Гражданского кодекса РФ община малочисленных народов рассматривается как добровольное объединение граждан, что в большей степени соответствует корпоративной (членской) организационной структуре некоммерческой организации. Признаками общины малочисленных народов являются: - самоопределение группы населения как самостоятельной этнической общности, насчитывающей менее 50 тыс. человек (либо представителей этнических общностей, не относящихся к малочисленным народам, но постоянно проживающих в районах проживания этих народов и осуществляющих традиционное хозяйствование малочисленных народов); - место проживания общины - район традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности; - ведение общиной традиционных видов хозяйственной деятельности. Федеральное законодательство об об­щинах включает два базовых закона.  Федеральный закон "О гарантиях прав корен­ных малочисленных народов Российской Феде­рации" от 30 апреля 1999 г.[16], которым общины определены как форма общественного само­управления и самоорганизации лиц, относящихся к малочисленным народам. Представителям этих народов гарантируется право на добровольной основе создавать общины и иные объ­единения в соответствии со своими национальны­ми, историческими и культурными традициями в целях социально-экономического и культурного развития данных народов, защиты их исконной среды обитания, традиционных образа жизни, хо­зяйствования и промыслов; Федеральный закон "Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации" от 20 июля 2000 г.[17], связывает  деятельность общин  исключительно с  целями социально-экономического и культурного развития малочисленных  народов, защиты их исконной среды обитания, традиционных образа жизни, хо­зяйствования и промыслов, определяет деятельность общин как носящую некоммерческий характер, устанавлива­ет организационно-правовые основы функциони­рования общин и их взаимодействия с органами публичной власти. Общины могут быть сформированы по двум признакам - кровнородственному и территориально-соседскому. Семейные (родовые) общины малочисленных народов принадлежат к формам самоорганизации лиц, относящихся к малочисленным народам, объединяемых по кровнородственному признаку, ведущих традиционный образ жизни, осуществляющих традиционное хозяйствование и занимающихся традиционными промыслами. Община  вправе осуществлять предпринимательскую деятельность, соответствующую целям, для достижения которых она создана. Однако, как отмечает ДаниловаН.В.[18] «Определив правовой статус общины как некоммерческой организации, закон фактически вывел за рамки регулирования те общины, которые были созданы до 2000 года. Тем самым он совершенно неоправданно лишил их прав и гарантий, предусмотрен­ных действующим законодательством». Отмечая значимость общин как формы общественного само­управления и самоорганизации малочисленных народов, профессор Кряжков В.А. пишет: «Нуждается в гармонизации правовое регулиро­вание относительно возможности общин осуще­ствлять предпринимательскую деятельность, со­ответствующую целям, для достижения которых она создана. Это, как пояснил Конституционный Суд РФ, предполагает осуществление ими пред­принимательской деятельности, но лишь связанной с традиционными занятиями коренных мало­численных народов (Определение от 20 ноября 2014 г. № 2737-О)37. В данной связи возникает вопрос: как подобное достижимо, если законом, например, традиционное рыболовство и охота допускаются только для удовлетворения личных потребностей, а промышленное рыболовство и промысловая охота могут осуществляться пред­ставителями коренных малочисленных народов и их объединениями, объективно неспособными конкурировать с состоятельными природопользователями, на общих основаниях?[19]» В ряде федеральных законов общины коренных малочисленных народов наделяются специальными правами[20], в частности: инициировать образование территорий традиционного природопользования федерального, регионального и местного значения, в их границах получать земельные участки, возмещение убытков при их изъятии, пользоваться природными ресурсами, участвовать в охране окружающей среды (Федеральный закон "О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации" от 7 мая 2001 г.[21]); пользоваться земельными участками, находя­щимися в государственной или муниципальной собственности, для размещения зданий, сооруже­ний, необходимых в целях сохранения и развития традиционного образа жизни, хозяйствования и промыслов коренных малочисленных народов, безвозмездно и на срок не более чем 10 лет; полу­чать разрешение в этих же целях на пользование земельными участками без ограничения срока; выражать мнение по вопросу использования земельных участков для промышленных целей (ст. 39.10, 39.14, 39.34 Земельного кодекса от 25 октября 2001 г.[22]); получать земельные участки из земель сельско­хозяйственного назначения для осуществления сельскохозяйственного производства, сохранения и развития традиционного образа жизни, хозяй­ствования и промыслов коренных малочислен­ных народов Севера, в том числе использовать оленьи пастбища в районах Крайнего Севера на праве аренды сроком не менее чем на пять лет (ст. 10 Федерального закона "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" от 24 июля 2002 г.[23]); использовать водные объекты для традицион­ного природопользования (ст. 54 Водного кодекса РФ[24]); на приоритетное пользование животным ми­ром на территориях традиционного расселения и хозяйственной деятельности коренных мало­численных народов. Указанное право включает в себя: предоставление первоочередного выбора промысловых угодий лицами, относящимися к коренным малочисленным народам, и их объеди­нениями; льготы в отношении сроков и районов добычи объектов животного мира, полового, возрастного состава и количества добываемых объектов животного мира, а также продуктов их жизнедеятельности; исключительное право на добычу определенных объектов животного мира и продуктов их жизнедеятельности (по смыслу ст. 49 Федерального закона "О животном мире" от 24 апреля 1995 г.[25], который оперирует поня­тием "объединение коренных малочисленных народов" и, следовательно, распространяется на общины данных народов)[26]; на рыболовство в целях ведения традиционно­го образа жизни и традиционной хозяйственной деятельности коренными малочисленными на­родами, которое может осуществляться с предо­ставлением рыбопромыслового участка или без его предоставления (ст. 2, 16, 18, 25 Федерально­го закона "О рыболовстве и сохранении биологи­ческих ресурсов" от 20 декабря 2004 г.[27]); на охоту в целях обеспечения ведения тради­ционного образа жизни и традиционной хозяй­ственной деятельности коренных малочисленных народов, которая осуществляется свободно (без каких-либо разрешений) в объеме добычи охот­ничьих ресурсов, необходимых для удовлетворе­ния личного потребления (ст. 2, 12, 19 Федераль­ного закона "Об охоте и сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" от 24 июля 2009 г.[28]); на льготы, установленные Налоговым кодек­сом РФ от 5 августа 2000 г.[29], в соответствии с которым не подлежат налогообложению доходы, получаемые членами общин малочисленных народов Севера, занимающихся традиционны­ми отраслями хозяйствования, от реализации продукции, полученной в результате ведения ими традиционных видов промысла (ст. 217); не признаются объектами обложения объекты жи­вотного мира и объекты водных биологических ресурсов, пользование которыми осуществляется для удовлетворения личных нужд представите­лями коренных малочисленных народов Севера (ст. 333.2); освобождаются от налога общины коренных малочисленных народов - в отношении земельных участков, используемых для сохране­ния и развития их традиционного образа жизни, хозяйствования и промыслов (ст. 395); общины признаются субъектами, с которыми недрополь­зователи заключают договоры (соглашения) с це­лью возмещения комплексного ущерба и выплаты компенсаций (ст. 261). Субъектами специальных прав являются не все представители коренных малочисленных народов, а только те, кто ведет традиционный образ жизни. Специальные права могут распространяться и на других лиц, ведущих традиционный образ жизни аборигенов Севера.[30] Меры государственной  поддержки общин народов Севера В настоящее время в соответствии с Конституцией РФ, в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов находится защита исконной среды обитания и традиционного образа жизни малочисленных народов; по этим предметам ведения издаются федеральные законы и принимаются в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов РФ (ч.2 ст.76). В Концепции государственной национальной политики России подчеркивается необходимость государственной поддержки социально-экономического и культурного развития коренных малочисленных народов Севера[31]. Так, учитывая важность отрасли, как основы традиционного уклада жизни  народов Севера, с 2007 года до­машнее оленеводство включено в программу развития сельского хо­зяйства Российской Федерации. Утверждены федеральные субсидии на голову оленя и иные меры господдержки. Однако, наиболее существенна государственная поддержка общин народов Севера на региональном уровне в арктических регионах России. Например, государственная поддержка народов Севера Якутии имеет  глубокие исторические корни, еще 17 ноября 1924 года  молодая Якутская республика  учредила первый орган государственной национальной политики – Комитет по содействию народностям Севера. Всего в новейшей истории Якутии  с 1990 года принято  22 специальных республиканских Закона и более 50 правовых актов Президента и Правительства Республики Саха (Якутия), направленных на защиту прав, исконной среды обитания, традиционных видов хозяйствования малочисленных народов Севера. В действующих  целевых государственных программах экономического и социального развития Республики Саха (Якутия)  предусмотрены специальные мероприятия и подпрограммы по развитию арктических улусов (районов) и мест компактного проживания малочисленных народов Севера. Разработаны и приняты среднесрочные  программы социально-экономического развития  национальных муниципальных образований на уровне районов и поселений. В схеме развития производительных сил Республики до 2020 года, утвержденной Правительством Российской Федерации  в целях минимизации негативного  воздействия  на территории традиционного проживания и хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера Якутии,  отдельными пунктами определены и реализуются мероприятия: - по проведению общественных слушаний на местах; - по компенсационным выплатам народам Севера; - по участию коренного населения в реализации  мегапроектов; - по обучению молодежи техническим специальностям и дальнейшим трудоустройством и т.д. По распоряжению Правительства Республики Саха (Якутия) от 02 ноября 2009 года № 1055-р были  созданы и направлены в районы  рабочие группы Правительства для проведения разъяснительной работы по реализации федеральных законов от 20 декабря 2004 года № 166-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» и от 24 июля 2009 года № 09-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», оказания практической помощи по вопросам предоставления рыбопромысловых и охотничьих угодий, формирования перечней рыбопромысловых и охотхозяйственных участков родовых общин, прежде всего, в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов. До вступления в силу изменений федерального законодательства по охоте, рыболовству практически за всеми общинами, охотниками и рыбаками  на 20 и более лет  были закреплены родовые рыбопромысловые  и  охотничьи  угодья, и сохранены основные источники жизнедеятельности  общин народов Севера  – рыбопромысловые  и  охотничьи  угодья. В 2012 году на уровень муниципалитетов Якутии были переданы полномочия по вопросам сельского хозяйства иреформирована система управления оленеводством. Так,75% финансовых  средств  оленеводства были  переданы в ведение  районных муниципалитетов. К примеру,в 2014 году  в  республиканском бюджете   на поддержку оленеводства было предусмотрено  309 659 тыс.руб., из них на выплаты субсидий направлено 123 188,1 тыс. рублей. Однако, несмотря на финансовую поддержку республики, за последние два года сокращается поголовье оленей. Это говорит о ненадлежащей организации работ по ведению оленеводства в районных муниципальных образованиях. Очевидно, нужно менять отношение к оленеводству со стороны муниципалитетов и начать реформу  оленеводческих хозяйств, в том числе систему управления на районном уровне при этом оленевод и его семья должны стать главным звеном оленеводческого хозяйства. Веление времени – переход на экономические, договорные отношения между оленеводческой бригадой, семьей оленевода  и руководством хозяйства. И главное, основную заботу по социальной  поддержке оленеводческих бригад,  находящихся на  территории наслега обязаны взять муниципалитеты на уровне наслегов имеющие соответствующие полномочия,  так как именно с оленеводством связаны решение проблем экономики национальных поселений,  безработицы и занятости населения, развития самобытной  культуры и  родного языка народов Севера. Кроме того, в Арктических районах, общины народов Севера  во многих муниципалитетах  стали градообразующими хозяйствами, в которых  работает  более  25%  населения и в основном зависит жизнедеятельность поселения.  Главной заботой муниципалитетов и районных ассоциаций народов Севера должна стать  экономика национального поселения и подготовка кадров, и в первую очередь менеджеров-оленеводов[32]. В республике реализуется Концепция развития кочевых образовательных учреждений и проекта ЮНЕСКО по развитию кочевых школ коренных малочисленных народов Севера. Кочевые школы родовых общин играют большую роль в обучении и воспитании, приобщению к языку, традиционным занятиям и родной культуре детей оленеводов и охотников, для укрепления семьи и для сохранения среды функционирования языка.  Важно то, что родители-кочевники берут на себя ответственность за образование своих детей. Закон Хабаровского края от 23 апреля 2014 года №358 "О поддержке коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, проживающих в Хабаровском крае" устанавливает правовые основы оказания органами власти края мер государственной поддержки коренным малочисленным народам, проживающим в регионе. В Ямало-Ненецком автономном округе при­нят специальный Закон "О государственной поддержке об­щин коренных малочисленных народов Севера и организаций, осуществляющих традиционные виды хозяйственной деятельности на территории Ямало-Ненецкого автономного округа" от 28 де­кабря 2005 г[33].    Общины зарегистрированные в качестве юридического лица и осуществляющие виды тра­диционной хозяйственной деятельности, получа­ют государственную поддержку - финансовую, имущественную и информационную - на равных условиях с коммерческими организациями в агро­промышленном комплексе автономного округа[34]. И главное, объединения народов Севера наделяются правами участво­вать в подготовке решений по вопросам предо­ставления государственной поддержки и разра­ботки соответствующих региональных целевых программ. При этом, на органы государственной власти округа возлагается обязанность информировать указанные общины и организации о предстоящем промышленном использовании территорий их хо­зяйственной деятельности, а также оказывать им помощь в заключении договоров с недропользователями, и содействовать в решении вопросов компенсации убытков, причиненных общинам и организациям в результате нанесения ущерба окружающей сре­де.   Заключение Община как форма самоорганизации на деле стала гарантией экономического развитиянародов Севера, при этом способствует сохранению родного языка и самобытной культуры, обычаев и традиций кочевников, реализует принципы самоуправления. Правовое положение общин коренных малочисленных народов включает в себя статус коренных малочисленных народов, статус юридического лица, а также меры государственной поддержки деятельности общин и особые права общин во взаимодействии с органами государственной и муниципальной власти. Второй элемент правового положения общин существенно отличает их от кооперативов, так как последние не имеют подобных гарантий со стороны государства. Община коренных малочисленных народов, как особый вид юридического лица, была введена Федеральным законом от 5 мая  2014 года, N 99-ФЗ  «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Росси