РЕВНОСТЬ: ИНСТИНКТ ИЛИ ЧУВСТВО СОБСТВЕННОСТИ?

JEALOUSY: AN INSTINCT OR A SENSE OF ENTITLEMENT

Ревность ˗ что шведские спички,

загораются только от собственной коробки.

Габриэль Гарсиа Маркес, «Любовь во время чумы»

 

Согласно психологической теории права и философской теории эмоций, в основе романтической ревности лежит концепция права: мы боимся, что соперник несправедливо завладеет кем-то, кто принадлежит нам [1, с. 637-67]. Следовательно, романтическая ревность подразумевает право осуществлять контроль над кем-то. Большинство сторонников когнитивной теории предполагает, что «для ревности необходимы специфические когнитивные установки - убеждения или суждения - с нормативным содержанием» [6, с.76-88]. Согласно этиологическим когнитивистским теориям, убеждения в отличие от суждений являются диспозиционным состоянием и служат предпосылкой для них.

Причинно-следственная версия когнитивной теории объясняет наличие ревности напряженным состоянием в отношениях. Кроме того, суждение человека о том, что партнер развивает отношения с соперником, является необходимым причинным фактором, вызывающим негативную эмоциональную реакцию на предполагаемые конкурирующие отношения. Ревнивые люди тревожатся, потому что боятся быть обиженными и брошенными. Следовательно, ревность в некоторой степени является рациональной реакцией.

В одном из своих экспериментов профессор Сибил Харт и её коллеги помещали матерей и их шестимесячных младенцев лицом друг к другу в лаборатории [4, с. 395-402]. Согласно инструкции, матери должны были заниматься куклой, похожей на настоящего младенца и игнорировать своего собственного ребенка. Участницы эксперимента читали книгу или смотрели на своего ребенка со спокойным, нейтральным выражением лица. Наблюдение за реакциями детей позволило ученым сделать вывод, что младенцы, вероятно, способны отличать переключение внимания матери на соперника от простого отвлечения. Существует одна характерная поведенческая/экспрессивная модель, которая у шестимесячных детей срабатывает в ситуации, вызывающей ревность, а именно – протест как потребность в повышенном внимании к себе со стороны матери.

В экспериментальной парадигме ряда исследований доктора философии Марии Лагерстен [5, с.163-191] экспериментатор брал на себя роль соперника. В условиях диалога мать должна была активно беседовать с экспериментатором, игнорируя при этом все действия ребенка. Исследователи заметили, что когда мать поддерживала монолог, дети не испытывали тревогу и беспокойство. Однако в условиях диалога экспериментаторы наблюдали у детей пристальный взгляд и громкий протест, - малыши пытались установить зрительный контакт со своими матерями.

Согласно функционалистскому подходу маленькие дети ищут зрительный контакт, старшие дети - тактильный. Функция ревности заключается в том, чтобы нарушить отношения с соперником и тем самым установить некоторую степень эксклюзивности в отношениях с любимым человеком. Среди малышей и младенцев протесты являются эффективным способом привлечения внимания матери [2, с. 235-266].

В другом эксперименте, который напоминает ситуацию в лаборатории Марии Легерстен, муж весь вечер должен был наблюдать, как его жена оживлённо беседует с гостем. Муж чувствует, что его игнорируют. В данной ситуации он может попытаться присоединиться к разговору или заставить свою жену прервать разговор. Кроме того, есть вероятность, что он может рассердиться. Безусловно, он также может воздержаться от выражения эмоций. Тем не менее, сильное желание протестовать и вмешиваться, - это типичная поведенческая тенденция. Так как между детской и взрослой ревностью есть поразительное сходство, и эта модель поведения знакома и детям и подросткам, все эти случаи необходимо рассматривать как проявление одной эмоций – ревности [3].

Иногда ревность не эффективна и даже может спровоцировать в дальнейшем уход любимого человека. Ревность не всегда способствует цели привлечения внимания любимого человека. Ревность играет совершенно противоположную роль: она подрывает отношения. Ревнивый человек предпочитает, чтобы соперничающие отношения заканчивались, часто вопреки интересам человека, о котором он заботится. Фактические отношения могут быть во многом заботливыми, но при этом стороны в этих отношениях не всегда разделяют интересы друг друга.

Проявление ревности у младенцев и у взрослых может быть одинаковым, однако, необходимо отметить и существенные различия. Психологи настаивают на том, что взрослая ревность, в отличие от детского протеста, предполагает гнев и обвинения в адрес любимого человека.

Психологическая теория права заключается в том, что ревность и нормы в отношениях, касающиеся преференциального режима, тесно связаны между собой. В более широком смысле ревность является не только реакцией на нарушение уже установленных норм, но и предшествует таким нормам, особенно в условиях взаимных ожиданий.

Таким образом, когнитивисты подчёркивают преемственность между просто ревнивым протестом и эпизодами ревности, которые связаны с обвинениями. Сторонники когнитивной теории склонны называть человека "ревнивым" только в том случае, если он каким-то образом оценивает ситуацию как нарушение своих прав.

 

Литература

 

  1. Newen A., Barlassina L. The role of bodily perception in emotion: in defense of an impure somatic theory // Philosophy and Phenomenological. – 2014. – С. 637-67.
  2. Draghi-Lorenz R. Parental reports of jealousy in early infancy: growing tensions between evidence and theory. –2010. – С. 235-266.
  3. Fredericks R. Troubling Others and Tormenting Ourselves: The Nature and Moral Significance of Jealousy. – 2012.
  4. Hart S., Carrington H. Jealousy in 6-Months Old Infants. – 2002. – №. 3. – С. 395 –402.
  5. Legerstee M., Nienhuis T., Marsh H. Social Bonds, Triadic Relationships, and Goals: Preconditions for the Emergence of Jealousy. – 2010. – С. 163-191.
  6. Solomon R. Emotions, thoughts and feelings: emotions as interaction with the world. – 2004. – С. 76-88.
  7. Welpinghus A. Jealousy: a response to infidelity? On the nature and appropriateness conditions of jealousy. – 2017.