КОНКУРЕНЦИЯ И АНТИМОНОПОЛЬНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ В СФЕРЕ ЭНЕРГЕТИКИ

COMPETITION AND ANTIMONOPOLY REGULATION IN THE ENERGY SPHERE

Антимонопольная политика преследует несколько важных целей, в первую очередь, это ограничение монополизма; а также, ограничение злоупотребления доминирующим положением; далее, исполнение правил конкуренции; а также, наказание за нарушение правил; создание конкурентной среды [16].

В настоящее время можно выделить четыре основных направления, на которых сконцентрирована энергетическая отрасль на сегодняшний день. К ним относится поиск и разработка новых месторождений с целью добычи большего количества энергетических ресурсов и удовлетворение растущего спроса на энергоносители по всему миру. В результате чего более остро поднимается экологический вопрос и вносятся поправки в международное законодательство. Актуализируется вопрос о развитии альтернативных и новых источников энергии с целью улучшения экологической ситуации в мире и замены невозобновляемых источников. Технологическое развитие отрасли позволяет совершать добычу там, где ранее это представлялось невозможным, а также способствует развитию альтернативной (зеленой) энергетики, переход на которую позволит продлить жизненный цикл месторождений невозобновляемых источников еще на несколько лет.

При этом велика вероятность временного повышения цен, в связи с затратами на усовершенствование оборудования, и постепенный переход на более экологичные, но дорогостоящие виды энергии.

Очевидно, что потребность человечества в энергетике постоянно растет, а с выработкой невозобновляемых источников энергии повышается интерес к альтернативным источникам. Развитие технологий и новые научные разработки ведут к открытию новых энергетических ресурсов, способных заменить углеводороды. При этом традиционную энергию продолжают использовать. Для регламентации международных отношений в сфере энергетики и с целью защитить национальные интересы и ресурсы отдельных суверенных государств создается и усовершенствуется нормативно–правовая база на всех уровнях энергетических отношения: международном, региональном, государственном.

Важно подчеркнуть, что, если обратиться к нормативным правовым актам, регламентирующим механизм конкурентоспособности, то особую ценность имеют правовые нормы Концепции долгосрочного социально–экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года, где одним из главных стратегических приоритетов России является повышение конкурентоспособности регионов, а также, страны в целом. Однако, как мы полагаем, конкурентоспособность страны не может быть достигнута при слабой конкурентоспособности входящих в ее состав регионов. Таким образом, в первую очередь, регионы непроизвольно участвуют в социально–экономических процессах в границах межрегиональной конкуренции, а также, одновременно равноправного партнерства [3].

Правовые нормы вышеназванной Концепции определяют конкурентоспособность региона, непосредственно, как реализацию потенциала развития каждого региона, а также, преодоление инфраструктурных и институциональных ограничений, далее, создание равных возможностей граждан, наконец, оказание содействия развитию человеческого потенциала, а также, проведение целенаправленной работы по развитию федеративных отношений, далее, реформирование систем государственного управления и местного самоуправления [4].

Энергетический фактор оказывал значительное влияние на международные отношения стран на протяжении 1990–2010–х гг. и остается существенным в мировой политике. Его последствия можно увидеть, проследив итоги энергетических конфликтов и разработку проектов по строительству новых газопроводов. Россия, чтобы снизить зависимость от транзита газа через Украину строит новые газопроводы, чтобы напрямую поставлять газ в Европу. Европейские страны, которые получают большие поставки газа от России, в различных политических ситуациях не могут противоречить позиции России, иначе останутся без энергоресурсов. Россия, все больше проникая в Европу, приобретает роль страны, которая может диктовать свою политику другим странам. Мировая экономика только начинает выходить из состояния глобального экономического кризиса. Финансово–экономическая ситуация в мире в существенной степени отразилась в энергетической сфере и на экономике Российской Федерации. Эти неблагоприятные экономические условия могут оказать негативное влияние на деятельность энергетики, в частности отразиться на величине спроса на продукцию.

Растущая конкуренция на мировом рынке требует от крупных энергокомплексов постоянного наращивания объемов производства, повышения темпов работы, расширения масштабов деятельности. В таких условиях необходимы усовершенствовать комплекс мероприятий, направленных на улучшение экономических условий в энергетической сфере.

Разработанные Европейской комиссией в конце 2017 года поправки в газовую директиву предусматривают распространение норм энергетического законодательства ЕС на газопроводы из стран, не входящих в объединение. Газовая директива должна распространить действие третьего энергетического пакета Евросоюза на проект «Северный поток–2» [12].

Энергопакет направлен на либерализацию рынка электроэнергии и газа в Евросоюзе. С помощью этого документа ЕС надеется ограничить для компаний–экспортеров топлива право владения и управления трубопроводами. Еврокомиссия добивается раздела бизнеса по продаже и транспортировке газа.

Итогом недофинансирования инвестиций в ТЭК (вместе с отвлечением значительных средств на сооружение экспортных трубопроводов, не имеющих прямого отношения к обеспечению энергетической безопасности России) были и остаются, и грозят сохраниться в обозримой перспективе, следующие негативные явления (последствия).

  1. Некомпенсируемое выбытие производственных мощностей по добыче, производству, транспортировке и распределению ТЭР, либо, в других случаях, сохранение в работе оборудования (включая трубопроводы), полностью выработавшего свой ресурс (срок службы) или приближающегося к такому состоянию – низко–экономичного (в том числе энергорасточительного) и физически изношенного, ветхого, с повышенной аварийностью.
  2. Использование ограниченных инвестиций преимущественно для обеспечения простого воспроизводства в отраслях ТЭК, без обеспечения расширенного воспроизводства, без необходимой модернизации производственного аппарата энергетики и без повышения его экономической и энергетической эффективности.
  3. Прогрессирующее снижение, или, по крайней мере, стагнация технического уровня предприятий ТЭК и соответственно ухудшение их технико–экономических показателей, отставание российской энергетики от мирового уровня, как негативный фактор, обусловленный в значительной мере дефицитом инвестиций и его рассмотренными последствиями (пп. 1, 2).

В середине декабря 2018 года депутаты Европарламента признали «Северный поток–2» политическим проектом, «угрожающим европейской энергетической безопасности», и выпустили резолюцию, в которой призвали страны отказаться от его реализации. Но подобные резолюции носят рекомендательный характер, и страны–участники проекта следовать им не обязаны.

Если рассматривать правовые нормы Европейского антимонопольного регулирования в области энергетического рынка, то можно отметить, что, оно основано на двух правовых нормах, в первую очередь, правовых нормах ст. 101 Договора о функционировании ЕС [13], которая, в первую очередь, запрещает соглашения между участниками рынка, направленные на ограничение конкуренции, в частности, горизонтальные и вертикальные соглашения, а именно, например, карательные соглашения, включая, непосредственно, раздел рынков или же, ценовой сговор; далее, правовых нормах ст. 102 ДФЕС, которая, непосредственно, устанавливает запреты на злоупотребление доминирующим положением на рынке, включая установление завышенных по сравнению с рыночными тарифов, ограничение производства, отказ от инноваций в ущерб потребителям.

При этом в ЕС основным фактором в антимонопольной сфере является Европейская комиссия, которая обладает широкими полномочиями и компетенцией в сфере антимонопольного правоприменения, а также, в частности, антимонопольных расследований, обратим внимание, что, в ее компетенцию входит проведение инспекций в офисных и жилых помещениях; далее, направление письменных запросов на представление необходимых для проведения антимонопольного расследования информации и документов и так далее.

Отметим, что, при этом, Комиссия ЕС может самостоятельно штрафовать Компании, нарушающие правовые нормы антимонопольного законодательства Европейского союза, руководствуясь правовыми нормами Регламента № 1/2003, особенно, при этом, не стоит забывать, что, полномочия Комиссии ЕС не безграничны, а, непосредственно, в острых ситуациях, Судом Европейского союза, непосредственно, при особой необходимости всегда проводится всеобъемлющий правовой анализ. Продолжая наше исследование, возьмем для примера «Северный поток–2», который станет сокрушительным ударом по энергетическому разнообразию и безопасности Европы», отметив, что после ввода в строй нового газопровода, Европа станет более подвержена риску возникновения перебоев с поставками топлива, а Россия получит возможность прекратить транзит газа через Украину. Полагаем, что, особое внимание предлагается правовой и информационной поддержке [17].

Природный газ будет самым динамичным видом первичного топлива и к 2025 г., при этом, объемы его потребления увеличатся почти на 70%. Как известно, наиболее быстро потребление природного газа будет расти в развивающихся странах, со среднегодовым темпом в 2,9%. Автором исследования указывается, что, основная часть прироста потребления газа в этих странах будет использована для производства электроэнергии. Далее, в развитых странах, с достаточно развитой структурой потребления природного газа, рост будет ниже, порядка 1,8% в год в рассматриваемый период, но по абсолютным объемам потребления индустриальные страны, в первую очередь, по–прежнему, будут лидировать в мире.

Создание конкурентных преимуществ перед мировыми конкурентами становится стратегическим направлением деятельности государства, а также, его органов в области обеспечения конкурентоспособности национальной экономики России.  Для достижения указанной цели должны будут решены определенные задачи, а также, реализованы соответствующие мероприятия.

Реализация данных мероприятий предполагает следующие результаты, в первую очередь, рост объемов промышленного производства России, а также, укрепление налогового потенциала государства, увеличение занятости населения; далее, рост объема производства потребительских товаров предприятиями России, рост доли товаров Российского производства, наконец, рост объема инвестиций в промышленность и, в частности, в потребительский сектор.

Газопровод «Северный поток–2» только недавно получил последнее разрешение на прокладку труб в территориальных водах Дании, что сняло препятствия для его завершения.  Стоит отметить, что, спор о том, что, успеют его запустить в обозначенный срок до конца 2019 года, пока, конечно сохраняется.  Более того, по мнению опрошенных «Прайм» экспертов, это, в первую очередь, очередной элемент политической игры накануне очередного раунда переговоров по украинскому газовому транзиту, то есть Украина, может выиграть определенные уступки, но после полноценного запуска трубопровода, автор отмечает, что это произойдет к 2021 году, то есть, объем прокачки неминуемо сократится.

ЕС и Украина не имеют очевидных рычагов, чтобы заблокировать строительство проекта, так же, как и поставить вопрос его реализации, непосредственно, в зависимость от подписания длинного контракта между ОАО «Газпромом» и «Нафтогазом». Таким образом, позиция ЕС по поводу трубопровода «Северный поток–2» уже давно понятна, а именно, Европа, в первую очередь, заботится о своей собственной энергетической безопасности, не желает вкладываться в ремонт Украинской ГТС, а также, платить дополнительные средства на содержание Украины.

Как следствие, отход от атомной и угольной энергетики, а также, постепенный переход энергетики ЕС на природный газ очень остро поднимают вопрос дополнительных поставок газа, непосредственно, в связи с сокращением производства газа в Северном море.   Нефтегазовые компании России продолжают финансировать новые проекты по разработке и добыче нефтегазовых ресурсов, несмотря на нестабильность цен на рынке сырья. Разведка и освоение месторождений, в особенности шельфовых, добыча нефти и газа – все это требует ощутимых затрат. Также компаниям приходиться вкладывать средства в модернизацию НПЗ (нефтеперерабатывающий завод), с целью повышения качества и объемов добываемого сырья, прокладку магистральных трубопроводов и развитие нефтепромысловых объектов.

История России как главного экспортера газа доказала надежность и конкурентоспособность нас, как партнера, что, непосредственно, позволяет сохранять в Европе высокий уровень экономического развития и конкурировать за рынки с США.

 

Литература:

  1. Договор о функционировании Европейского Союза (Рим, 25 марта 1957 г.) (в редакции Лиссабонского договора 2007 г.) (2016/C 202/01)(1)
  2. Евразийская экономическая Комиссия [Офиц. сайт] // URL: http://www.eurasiancommission. org/ru/Pages/default. aspx (дата обращения: 12.12.2019).
  3. Федеральный закон от 26 июля 2006 г. № 135–ФЗ «О защите конкуренции» // Российская газета. 27 июля 2006. № 4128.
  4. Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 08.02.1998 N 14–ФЗ
  5. Распоряжение Правительства РФ от 17.11.2008 N 1662–р (ред. от 28.09.2018) О Концепции долгосрочного социально–экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года
  6. Багунц М. Г. Конкурентоспособность региона: сущность и понятие // Молодой ученый. – 2015. – №10. – С. 502–505. – URL https://moluch.ru/archive/90/18785/ (дата обращения: 06.10.2019).
  7. Белоусов В.Л. Оценка конкурентоспособности фирмы / В.Л. Белоусов // Маркетинг в России и за рубежом. – 2014. – № 6. – С.43–46.
  8. Васильева З.А. Иерархия понятий конкурентоспособности субъектов рынка / З.А. Васильева // Маркетинг в России и за рубежом. – 2014. – № 2. – С.45–47.
  9. Гельвановский М., Жуковская В., Трофимова И., Конкурентоспособность в микро–, мезо– и макроуровневом измерениях / М. Гельвановский, В. Жуковская, И. Трофимова // Российский экономический журнал. – 2013. – № 3. – С.13–17.
  10. Голубков Е.П. Исследование и анализ рыночной ситуации / Е.П. Голубков // Маркетинг в России и за рубежом. – 2014. – № 3. – С.16–19.
  11. Голубков Е.П. Маркетинговые исследования: теория, методология и практика. – М.: Финпресс, 2014. – 312 с.
  12. Комментарий к Федеральному закону «О защите конкуренции»: постатейный / Под ред. В.Ф. Попондопуло, Д.А. Петрова. М.: Норма; Инфра–М 2015.
  13. Круглов, М.И. Стратегическое управление компанией. – М.: Русская деловая литература, 2014. – 180 с.
  14. Лобанов, М.М. Основные принципы оценки конкурентоспособности продукции / М.М. Лобанов // Маркетинг в России и за рубежом. – 2014. – № 6. – С.19–21.
  15. Мазилкина, Е.И., Паничкина, Г.Г. Конкурентоспособность: от теории к практике. – М.: ЭКСИЛИБРИС, 2014. – 380 с.
  16. Пинтовский И.В. Публично–правовое регулирование конкуренции в РФ // Студенческий: электрон. научн. журн. 2018. № 10(30). URL: https://sibac.info/journal/student/30/108795 (дата обращения: 14.11.2019).