АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ БОРЬБЫ С КОРРУПЦИЕЙ

CURRENT PROBLEMS OF THE FIGHT AGAINST CORRUPTION

Противодействие коррупции на государственной службе в Российской Федерации является одной из самых актуальных проблем и ее решение повысит не только эффективность управленческих решений, но и в целом благоприятно отразится на социально-экономическом состоянии страны. Материальный ущерб, нанесенный коррупционными преступлениями, выявленными в 2018 году, составил 65,7 млрд. руб. Об этом говорится в поступившем в Совет Федерации докладе генпрокурора Юрия Чайки по итогам 2018 года [10].

 Нормативная база является очень эффективным средством в борьбе с коррупцией, но антикоррупционное законодательство не дает гарантий положительного решения данной проблемы. Для укрепления юридических основ современного правового государства простого желания улучшить деятельность государственного аппарата посредством принятия каких бы то ни было законов вряд ли достаточно [1]. Данное высказывание еще раз подтверждает, что для борьбы с коррупционными проявлениями должны работать не только законы, но и такие составляющие, как моральные принципы.

Антикоррупционная политика на государственной гражданской службе Российской Федерации основывается на Конституции Российской Федерации [5]  как главного закона, который обладает высшей юридической силой. Следует обратить внимание, что в Конституции РФ прямо ничего не сказано о коррупции в системе государственного управления, но все же указывает органам государственной власти на защиту прав и свобод граждан от всякого вида нарушений,  формирует основную стратегию обеспечения правопорядка и борьбы с преступностью.

Но с решением задачи противодействия коррупции государству в одиночку не справиться, поэтому в эту борьбу вовлечены множество стран и международных организаций. В международном праве на этот счет имеется ряд документов, таких как Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года [3] и Конвенция Совета Европы об уголовном праве от 27 января 1999 года [4] и другие. «К настоящему моменту сформировалась система международно-правового сотрудничества государств по борьбе с коррупцией, представляющая собой комплексный механизм взаимодействия государств на универсальном, региональном, субрегиональном и двустороннем уровнях. О формировании такой системы свидетельствуют наличие самостоятельных конвенционного и институционального механизмов противодействия коррупции, их взаимосвязанное и взаимообусловленное использование, а также комплексное применение специфических форм сотрудничества по предупреждению и борьбе с коррупцией» [2, с.284].

Следует согласиться с тем, что набор правовых средств, закрепленных в законодательстве, предопределяет эффективность действия закона и права в целом. Эффективность правового регулирования противодействия коррупции также зависит от правильного определения причин и условий, детерминирующих вообще и в системе государственной службы в частности. Воздействие на причинный комплекс коррупции поможет снизить ее разрушительный потенциал в системе государственной службы. С точки зрения эффективности действия правовой нормы обратим внимание еще на один аспект. Так, в научной литературе говорится о том, что эффективность действия правовой нормы зависит от общественного мнения. В частности, А.В. Полукаров писал, что «...общественное мнение обладает нормативно-регулирующей функцией, распространенностью, устойчивостью и интенсивностью, а потому влияет на эффективность правовой нормы. Оно может быть достаточно четким показателем характера и степени общественной значимости правовой нормы, а поэтому известным индикатором социальной полезности цели нормы, допустимости социальных трат, связанных с ее достижением. Исходя из этого, общественное мнение - важный компонент анализа эффективности действующей правовой нормы» [7, c.806].

Также возможно согласиться с С.Д. Хазановым, который достаточно содержательно проанализировал проблему определения эффективности действия законодательства о противодействии коррупции и пришел к выводу о том, что «...при формировании критериев и показателей эффективности мер по противодействию коррупции не следует смешивать эффективность их применения и эффективность выявления коррупционных проявлений. Обусловлено это тем, что эффект от реализации правовой нормы может иметь отложенный характер, кроме того, у меры по противодействию коррупции есть свои пределы воздействия на те или иные формы коррупционных проявлений» [8, с.59].

Нужно согласиться с тем, что количественные показатели не должны быть ключевыми в деле противодействия коррупции, а также в определении эффективности действия правовой нормы, хотя и игнорировать их не стоит. Эффективность действия правовой нормы должна определяться не только объективным, количественным показателем, но и более широким критерием. Например, соответствие международным стандартам, которые установлены в сфере противодействия коррупции, соответствие требованиям Конституции России, а также массовым исполнением установленных нормативных предписаний. Последний критерий является наиболее существенным с точки зрения определения эффективности правовой нормы.

Следует отметить, что эффективность действия правовой нормы зависит от правильного определения акцента правового воздействия. В деле противодействия коррупции задействованы различные средства воздействия как охранительного, так и регулятивного характера, данные средства между собой логически взаимосвязаны, между тем в Федеральном законе от 25 декабря 2008 г. «О противодействии коррупции» [6] определяется приоритетное применение мер по предупреждению коррупции (п. 6 ст. 3). В этой связи более эффективными нормами, которые задействованы в механизме противодействия коррупции, являются нормы, закрепляющие предупредительные средства правового воздействия. Также необходимо отметить, что минимизация уровня коррупции в системе государственной службы возможна посредством применения стимулирующих средств воздействия. Более широкое использование данных средств позволит достичь соответствующей цели воздействия, а именно минимизировать уровень коррупции в системе государственной службы [9].

Отметим, что законодательство о противодействии коррупции в целом направлено на предупреждение коррупции в системе государственной службы, но при этом следует заметить, что отдельные его сегменты ориентируют на раскрытие количественных показателей его эффективности. Эти показатели касаются непосредственно вопросов, связанных с применением мер юридической ответственности к субъектам, которые совершили противоправные деяния коррупционной направленности. В завершение необходимо отметить, что эффективность реализации законодательства о противодействии коррупции может быть повышена при уяснении причин и условий, детерминирующих коррупцию в системе государственной службы. Причин, которые способствуют развитию коррупции, достаточно много. Применительно к институту государственной службы их можно подразделить на причины социально-экономического и организационного характера. Пониманием особенностей тех или иных причин можно повысить эффективность действия соответствующих предписаний и тем самым снизить уровень коррупции в системе государственной службы. Кроме того, знание причин, способствующих развитию коррупции в системе государственной службы, может содействовать формированию системы правовых средств с оптимальным набором охранительных и регулятивных предписаний.

Все это в своей совокупности даст возможность повысить эффективность действия правовых норм в борьбе с коррупцией на государственной службе в Российской Федерации. Таким образом, для науки административного права не чуждым является вопрос относительно изучения причин и условий способствующих совершению различного рода правонарушений на государственной службе. Стоит отметить, что существующее законодательство направленное на борьбу с коррупцией в Российской Федерации достаточно содержательно. Но все же, как уже указывалось, наличие соответствующих правовых норм не дает гарантии на решение этой проблемы. Правовая основа – это лишь начало в борьбе, для эффективного решения данной проблемы.

Список литературы:

  1. Актуальные проблемы противодействия коррупционным преступлениям: Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции (19 апреля 2013 г., г. Хабаровск) / В.А. Авдеев, О.А. Авдеева, В.В. Агильдин и др.; под ред. Т.Б. Басовой, К.А. Волкова; Хабаровский краевой суд, Дальневосточный филиал Российской академии правосудия. Хабаровск: ООО Изд-во "Юрист", 2013. с. 175.
  2. Антикоррупционные стандарты Организации экономического сотрудничества и развития и их реализация в Российской Федерации / Под ред. Т.Я. Хабриевой и А.В. Федорова. М., 2015. С. 2
  3. Конвенция об уголовной ответственности за коррупцию [заключена в г. Страсбурге 27 янв. 1999] // Собрание законодательства Рос. Федерации. № 20 (18 мая). Ст. 2394.
  4. Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции [принята в г. Нью-Йорке 31.10.2003 Резолюцией 58/4 на 51‑м пленарном заседании 58‑й сессии Генеральной Ассамблеи ООН] //Бюллетень международных договоров. № 10. С. 7–54.
  5. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) // Консультант Плюс: Законодательство.
  6. Федеральный закон от 25.12.2008 N 273-ФЗ (ред. от 30.10.2018) «О противодействии коррупции» // Собрание законодательства РФ, 29.12.2008, N 52 (ч. 1), ст. 6228.
  7. Полукаров А.В. К вопросу об эффективности реализации административно-правовых средств противодействия коррупции в социальной сфере // Административное и муниципальное право. 2016. N С. 799-806.
  8. Хазанов С.Д. К вопросу формирования механизмов оценки эффективности мер противодействия коррупции в Российской Федерации // Следователь. N 1. С. 59.
  9. Цирин А.М. Антикоррупционная экспертиза в России и зарубежных государствах: сравнительно-правовое исследование // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. N 4. С. 138-145.
  10. Чайка оценил ущерб от коррупционных преступлений в 2018 году // РБК. URL: https://www.rbc.ru/rbcfreenews/5cac34c89a79472500259cdf (дата обращения: 20.11.2019).