УСТАНОВЛЕНИЕ ИСТИНЫ В СУДЕ ПРИСЯЖНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ

ESTABLISHING THE TRUTH IN A JURY TRIAL

Институт производства по уголовным делам в суде с участием присяжных заседателей является достаточно неоднозначным феноменом в правовой системе Российской Федерации. Одни юристы подчеркивают необходимость его существования, называя суд присяжных гарантом демократии в государстве. Другие правоведы придерживаются противоположной точки зрения и считают, что данный институт не способствует реализации на практике назначения уголовного судопроизводства.  Но, суммируя обе точки зрения, возникает вопрос, как данный институт все-таки позволяет приблизиться к установлению объективной истины по делу. 

Уголовно-процессуальный кодекс не содержит информации об установлении объективной истины в доказательственном процессе, однако можно говорить об объективной истине в отношении всего уголовного процесса. Доказательства должны отвечать свойствам относимости, допустимости и достоверности, т.е. истинности, надежности, подлинности. «Цель уголовного процесса — обнаружение истины по уголовному делу, т. е. установление всех обстоятельств по делу в соответствии с тем, как они имели место в действительности»[1].

Установление обстоятельств действительности напрямую связано с познавательной деятельностью субъектов права. Отрицание возможности установления истины в уголовном процессе неизбежно приведет к агностицизму в его крайнем выражении, что, безусловно, недопустимо, если необходимо установить факт наличия преступления[2].

Некоторые правоведы придерживаются такой точки зрения, что точные критерии установления истины отсутствуют, но зато есть объективная реальность познания отношений соответствия[3]. С.М. Строгович точно отметил «человек иногда познает истину, иногда — ложь, но он способен познать реальность»[4].

Установить истину в судебном разбирательстве по уголовному делу не всегда получается. В частности, из-за заблуждения, которое присутствует не только у суда присяжных заседателей, но и в принципе, у любого состава суда. Каждый может сделать ошибку при вынесении решения по делу, поскольку от этого никто не застрахован. Тем не менее, суд присяжных все же имеет все средства для достижения истины по делу. Эти средства закреплены в законодательстве.

Все особенности разбирательства дел с участием присяжных закреплены в главе 42 УПК. Например, ст. 328 подробно описывает, как формируется коллегия присяжных, ст. 329 говорит о том, что если появляются сомнения по поводу необъективности присяжного, то судья может отстранить его во время судебного разбирательства, а ст. 341 закрепляет тайну совещания присяжных заседателей. Все эти условия позволяют сделать вывод, что любое уголовное дело рассматривается беспристрастно коллегией присяжных, что позволяет установить объективную истину по делу.

Присяжному заседателю категорически запрещено собирать сведения по делу вне судебного заседания (общаться со следователями, дознавателями и другими работниками, имеющими информацию по делу,  расспрашивать журналистов, изучать личность обвиняемого), а также нарушать тайну совещания и голосования присяжных заседателей по поставленным перед ними вопросам. Запрет на сбор и исследование  сведений о подсудимом, которые могут вызвать предубеждение в отношении его,  также  способствует установлению объективной истины (ч. 8 ст. 335 УПК).

В ходе судебного заседания присяжные заседатели не должны ничего знать о подсудимом. Любые факты, какой-либо компромат или иная негативная информация могут в дальнейшем повлиять на решение по делу.

Но в жизни не всегда получается уберечь присяжного от такой информации. Так, например, в одном из дел, рассмотренных Томским областным судом с участием присяжных, защитник, игнорируя замечания председательствующего, пять раз подряд старался получить ответ на вопрос, что такое «травка» и наркотическое ли это средство[5]. Маловероятно, что просьба председательствующего судьи проигнорировать эту информацию могла стереть из головы присяжных данные, которые могли отрицательно повлиять на установление истины по делу. Все-таки Уголовно-процессуальный кодекс не зря указывает на запрет изучения информации о подсудимом, тем самым, снижая вероятность формирования предубеждения у суда присяжных.

Простых требований закона, регулирующих процедуру суда присяжных, недостаточно, чтобы прийти к истине[6]. Немаловажную роль играет также и принцип состязательности. Использование принципа указывает на то, что участники уголовного судопроизводства пользуются всем «потенциалом», который имеется у них[7].

Статья 123 Конституции Российской Федерации гласит: «судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон». Несмотря на то, что этот принцип должен применяться на всех стадиях уголовного судопроизводства, он все же в полной мере проявляется только на стадии судебного разбирательства.

Статья 15 УПК, подробно раскрывает, что представляет собой принцип состязательности. Во-первых, это отделение функций обвинения, защиты и разрешения уголовного дела друг от друга, во-вторых, говорится о том, что суд не является органом уголовного преследования и не выступает на стороне обвинения или защиты. Этот орган лишь создает условия для исполнения сторонами их обязанностей и осуществления, принадлежащих им прав. В-третьих, и сторона обвинения, и сторона защиты равны перед судом. 

Мы уже отметили, что судебный процесс, как одна их форм уголовного судопроизводства наиболее четко показывает и раскрывает принцип состязательности. На основе признаков, указанных в ст. 15 Уголовно-процессуального кодекса можно сделать вывод, что именно в судебном процессе стороны пользуются одинаковыми правами по заявлению ходатайств, представлению доказательств и участвуют в их исследовании[8].

Также данная форма правосудия не всегда может прийти к установлению истины по делу. Есть некоторые критерии, препятствующие этому. Например, то, что присяжные заседатели – это «судьи факта», то есть данный институт предполагает, что в нем нет специалистов в области права,  которые бы обладали юридическими знаниями. Присяжные лишь оценивают доказательства по внутреннему убеждению и совести. Данный факт, безусловно, является в большей степени «минусом», нежели «плюсом», так как присяжные не в состоянии в полной мере определить, какие доказательства являются допустимыми и достоверными, что также может перевесить чашу весов правосудия на неверную сторону.[9] Поэтому, скорее всего, такое положение говорит о том, что возможно это не совсем правильно и объективно с точки зрения действительной оценки преступного деяния. Ведь по сути, как мы выяснили, присяжные заседатели руководствуются не буквой закона, а личными убеждениями и эмоциональным восприятием, что может искажать транслируемую для них реальность. Например, речь адвоката о тяжелой судьбе обвиняемого может расфокусировать внимание с факта самого преступления, так как вызывается чувство жалости. Следовательно, при вынесении вердикта уполномоченные лица уже не будут объективны. Также присяжные часто могут быть подвластны влиянию средств массовой информации. Как известно, журналисты любят вызывать внимание общественности яркими заголовками, в которых призывают суд свершить (по их мнению) справедливое правосудие. Все это свидетельствует о том, что процесс установления истины может замедлиться и затрудниться.

Также есть еще один критерий, который затрудняет процесс установления истины – это юридическая безответственность присяжных за содержание вынесенного вердикта. Кроме того, присяжные заседатели не знакомятся с материалами дела до начала судебного заседания. Надо предполагать, что данный момент усложняет детальный и гибкий подход к судебному следствию, для которого должны быть учтены все объективные и субъективные обстоятельства, личности сторон, характер преступления, которые могут раскрываться в ходе судебного следствия. Но, к сожалению, присяжные заседатели приходят в зал заседания уже с мыслью о заранее принятом решении, которое формируется на общественном сознании[10].

Итак, на основе вышеизложенного можно сказать, что, во-первых, суд присяжных является ярким примером демократического государства, так как граждане принимают непосредственное участие в осуществлении правосудия.  Во-вторых, реализуется в полном объеме независимость судопроизводства и воплощается в жизнь принцип состязательности сторон. Однако всё же у института суда присяжных  есть и недостаток, который как раз мешает установлению объективной истины по делу. Ученые утверждают, что должен быть преобразован субъектный состав суда присяжных, а именно – должен быть сделан акцент на повышение уровня сознания уполномоченных лиц в области юриспруденции.

 

Ispol'zovannye istochniki

 

  1. Bubchikova M. V. Osnovy ugolovnogo sudoproizvodstva: uchebnik dlya bakalavrov / red. V. A. Davydova V. V. Ershova. — M.: RGUP, 2017. — 444 s.
  2. Vasil'eva T. YU. Sostyazatel'nost' kak sposob ustanovleniya ob"ektivnoj istiny // Rossijskij sud'ya. 2016. № 3. S. 61-64.
  3. Delo 2-41 // Arhiv Tomskogo oblastnogo suda.
  4. Docina R. Prisyazhnye zasedateli v ugolovnom processe. M., 2011.
  5. Mezinov D. A. Neobhodimo li zakreplenie ponyatiya «ob"ektivnaya istina» v ugolovno-processual'nom zakone? // Pravo. 2013. № 2. S. 82-94.
  6. Sviridov M.K. Zadacha ustanovleniya istiny i sredstva ee dostizheniya v ugolovnom processe // Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Pravo. 2013. № 2. S. 101-116.
  7. Strogovich M.S. Material'naya istina i sudebnye dokazatel'stva v sovetskom ugolovnom processe. M.: YUrid. lit., 1955. —384 s.
  8. Tulenkov D. P. Poznavatel'naya deyatel'nost' pri proizvodstve po ugolovnomu delu: diss. … kand. yurid. nauk. — Moskva, 2016. — 253 s.
  9. Hyrhyr'yan M.A., Plotnikov I.V. O zapiskah prisyazhnyh zasedatelej //Administrator suda. 2010. № 4. S. 20.
  10. YAsel'skaya V.V., Rozhkov A.S. Trebovaniya sostyazatel'nosti i ravenstva processual'nyh vozmozhnostej storon i uchastie storony zashchity v dokazyvanii: chto delat' s materialami, predstavlyaemymi storonoj zashchity? // Ugolovnaya yusticiya. 2016. № 1. S. 105-108.

 

[1]Бубчикова М. В. Основы уголовного судопроизводства: учебник для бакалавров / ред. В. А. Давыдова В. В. Ершова. — М.: РГУП, 2017. — С.14

[2]Туленков Д. П. Познавательная деятельность при производстве по уголовному делу. дисс. … канд. юрид. наук. — Москва, 2016. — с.129

[3]Мезинов Д. А. Необходимо ли закрепление понятия «объективная истина» в уголовно-процессуальном законе? // Право. 2013. № 2. С. 89.

[4]Строгович М. С. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе. М.: Юрид. лит. — 1955. — С. 67-68.

[5] Дело 2-41 // Архив Томского областного суда

[6]Свиридов М. К. Задача установления истины и средства ее достижения в уголовном процессе // Вестник Томского государственного университета. Право. 2013. № 2. С. 101.

[7]Васильева Т.Ю. Состязательность как способ установления объективной истины // Российский судья. 2016. № 3. С. 61.

[8]Ясельская В.В., Рожков А.С. Требования состязательности и равенства процессуальных возможностей сторон и участие стороны защиты в доказывании: что делать с материалами, представляемыми стороной защиты? // Уголовная юстиция. 2016. № 1. С. 105.

[9]Хырхырьян М.А., Плотников И.В. О записках присяжных заседателей //Администратор суда. 2010. № 4. С. 20.

 

[10]Доцина Р. Присяжные заседатели в уголовном процессе. М., 2011. С. 156.