НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ СТАТУСА ПЕРЕВОДЧИКА В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

SOME PROBLEMS OF THE STATUS OF AN INTERPRETER IN THE CRIMINAL PROCESS OF THE RUSSIAN FEDERATION

Интерес к статусу переводчика в уголовном процессе Российской Федерации обусловлен большим количеством иностранных граждан, которые прибывают на территорию страны каждый день. По данным Министерства Внутренних Дел Российской Федерации на миграционный учет было поставлено в 2018 году 17 764 489 иностранных граждан и лиц без гражданства, в 2019 – 19 518 304, в 2020 – 9 802 448[1]. Наблюдаемый спад в 2020 году связан с началом пандемии короновируса. Однако несмотря на это в 2021 году наблюдается снова подъем роста иностранных граждан и лиц без гражданства – за январь – сентябрь 2021 на территорию России прибыло 9 209 258, что на 1 634 602 чем за тот же период в 2020 году. Кроме того, следует учитывать, что не все иностранные граждане и лица без гражданства находятся в России легально. При этом, официальная статистика свидетельствует о том, что иностранными гражданами и лицами без гражданства за 2018 год было совершенно 38,6 преступлений, за 2019 – 34,9 тыс. (- 9,5 %), 2020 – 34,4 тыс. (- 1,5 %)[2].

На территории России проживает более 100 наций, национальностей и народностей. Не все представители данных групп владеют русским языком в полном объеме или вовсе не владеют им.

Несмотря на уменьшение количества преступлений, а также на спад количества иностранных граждан и лиц без гражданства в стране, по каждому делу следователю, дознавателю и суду необходимо задумываться об обеспечении указанным лицам права на использование родного языка. Это право гарантируется ст. 26 Конституции Российской Федерации, которая устанавливает, что: «Каждый имеет право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества»[3]. Кроме того, в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации (далее – УПК РФ) закрепляется гарантия права на пользование родным языком и право на бесплатную помощь переводчика. Так, ч. 2 ст. 18 УПК РФ устанавливает: «Участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, должно быть разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика в порядке, установленном настоящим Кодексом»[4].

На основании вышесказанного проблемы участия переводчика в уголовном судопроизводстве представляет особый интерес на сегодняшний день.

Статус переводчика регламентируется ст. 59 УПК РФ. Анализ требуется начать непосредственно с понятия «переводчика». Ч. 1 ст. 59 УПК РФ устанавливает, что: «Переводчик - лицо, привлекаемое к участию в уголовном судопроизводстве в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, свободно владеющее языком, знание которого необходимо для перевода»[5]. На основании указанного определения следует выделить признаки переводчика.

Прежде всего, исходя из законодательной дефиниции, следует, что переводчиком является физическое лицо, которое свободно владеет языком, знание которого необходимо для перевода. Стоит отметить, что цель перевода заключается в том, чтобы наиболее точно и четко передать смысл устной речи или текста документов. Поэтому переводчик в полной мере должен отражать специфику и смысловую нагрузку при переводе информации с иностранного языка на русский. В связи с этим возникает вопрос о применении такой дефиниции как «свободное владение языком». Под свободным владением языка можно понимать умение лица читать, писать и разговаривать на конкретном языке, но он может не обладать знаниями в определенных сферах жизни, что не позволит полноценным образом донести содержание документов и сказанного должностными лицами.

Многие авторы, размышляя над данным вопросом, приходили к тому, что необходимо ввести понятие специальной компетенции, которое предполагает, что «переводчик должен обладать языковыми и внеязыковыми знаниями и навыками, которые отражают высокий уровень владения языка перевода, а также терминологией в предметной области, позволяющих правильно и адекватно передать смысл исходника согласно межъязыковым и межкультурным различиям»[6]. Специальная компетенция может быть подтверждена наличием диплома или сертификата о владении определенным языком.

Следующим признаком переводчика является то, что он выступает как лицо, которое привлечено к участию в уголовном деле в порядке и случаях, определенных УПК РФ. Из этого следует, что переводчик относится к группе лиц, которые содействуют предварительному расследованию и правосудию. Поэтому, как и иные участники уголовного судопроизводства, переводчик привлекается к участию в деле только по решению лица, которое ведет производство по этому делу. Но данные требования применяются к переводчику с учетом положения ст. 37 Конституции РФ, которое устанавливает свободу труда и запрет на принудительный труд[7]. Поэтому участвовать переводчик в уголовном процессе может только на основании трудового или гражданско-правового договора. За свой труд переводчик имеет право получить вознаграждение, что подтверждается п. 4 ч. 2 ст. 131 УПК РФ и Постановлением Правительства «О порядке и размере возмещения процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением дела арбитражным судом, гражданского дела, административного дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда Российской Федерации и о признании утратившими силу некоторых актов Совета Министров РСФСР и Правительства Российской Федерации»[8]. Указанное Постановление устанавливает максимальную ставку за перевод определенного объема информации, к примеру, не более 700 рублей в час за устный, синхронный и последовательный перевод с учетом фактических затрат времени.

Многие ученые критикуют такой способ урегулирования вопроса оплаты труда переводчика. Из-за того, что действующие положения вводят в заблуждение переводчиков и не разъясняются им, многие специалисты в данной сфере отказываются от предоставления своих услуг по переводу. Шигуров А. В. в своей работе указывает, что: «Следователю должны быть предписаны конкретные ставки перевода или дана методика их определения, например, в зависимости от средних рыночных цен в субъекте на данные услуги»[9]. Однако пока данная проблема не решена, следователь обязан разъяснять переводчику, в каком размере и порядке будет выплачиваться вознаграждение. Это будет способствовать привлечению специалистов в этой сфере к содействию в производстве дела, что соответственно решит вопрос с налаживанием длительных профессиональных правоотношений с данным переводчиком, переводческим агентством.

Также следует выделить пробел в законодательстве относительно статуса переводчика. В УПК РФ и других законодательных актах нет требований относительно возраста переводчика, которые участвуют в уголовном процессе. К примеру, ч. 2 ст. 60 устанавливает, что понятым не может быть несовершеннолетние лицо. Такие же требования не выдвигаются для переводчиков. В научных кругах есть дискуссия на данную тему, следует ли допускать несовершеннолетних к переводу в уголовном процессе. Гуськова А. В. в своей работе высказывает мнение, что допустимо участие в качестве переводчика «даже малолетнего лица при условии, что оно в совершенстве владеет необходимой языковой парой»[10]. Шигуров А. В. не соглашается с данной позицией, и указывает, что: «привлечение несовершеннолетнего лица не обеспечивает необходимый уровень достоверности перевода»[11].

Следует согласится с мнением Шигурова А. В., так как в действительности несовершеннолетние лица могут не понимать всю значимость точного перевода, что приведет к неверности в переводе. Кроме того, лица, которые не достигли 16 лет, не могут нести ответственность за заведомо ложный перевод.

Таким образом, в связи с множеством различных национальностей и народностей, проживающих на территории России, а также большого количества иностранных граждан и лиц без гражданства, актуальным становится статус переводчика в уголовном процессе. На основании проведенного анализа статуса данного участника уголовного процесса, было выявлено несколько проблем. В первую очередь, следует установить такое требование к лицам, которые могут выступать в этом качестве, как «специальная компетенция» по знанию определенного иностранного языка, что может подтверждаться наличием диплома или сертификата о владение соответствующем языком. Также законодателю следует четко проработать методику оплаты труда переводчику, так как действующая методика не соответствует реальной оплате деятельности этого участника, а кроме того, вводит его в заблуждение. Следует установить и требования к переводчику относительно его возраста. Не следует привлекать к данному статусу лиц, которые не достигли совершеннолетнего возраста, так как они могут не понимать всю важность точного перевода, а также не могут нести ответственность за ложный перевод.

 

Ispol'zovannye istochniki

 

  1. Konstituciya Rossijskoj Federacii: [prinyata vsenarodnym golosovaniem 12.12.1993]: [s uchyotom poprav. vnes. zakonami RF o popravkah k Konstitucii RF ot 30.12.2008 № 6-FKZ, ot 30.12.2008 № 7-FKZ, ot 05.02.2014 № 2-FKZ, ot 21.07.2014 № 11-FKZ, ot 14.03.2020 № 1-FKZ] // Rossijskaya gazeta. 2020. № 144.
  2. Ugolovno-processual'nyj kodeks Rossijskoj Federacii ot 18.12.2001 № 174-FZ (red. ot 30.12.2021) // Sobranie zakonodatel'stva Rossijskoj Federacii. – 2001. – № 52 (I chast'). St.4921.
  3. Postanovlenie Pravitel'stva RF ot 01.12.2012 № 1240 (red. ot 27.09.2021) «O poryadke i razmere vozmeshcheniya processual'nyh izderzhek, svyazannyh s proizvodstvom po ugolovnomu delu, izderzhek v svyazi s rassmotreniem dela arbitrazhnym sudom, grazhdanskogo dela, administrativnogo dela, a takzhe raskhodov v svyazi s vypolneniem trebovanij Konstitucionnogo Suda Rossijskoj Federacii i o priznanii utrativshimi silu nekotoryh aktov Soveta Ministrov RSFSR i Pravitel'stva Rossijskoj Federacii». – URL: http://www.consultant.ru/ (data obrashcheniya: 22.02.2022).
  4. Gus'kova A. V. Funkciya perevodchika v ugolovnom sudoproizvodstve: postanovka aktual'nyh problem // Aktual'nye voprosy perevodovedeniya i praktiki perevoda: mezhdunarodnyj sbornik nauchnyh statej. Nizhnij Novgorod, 2016. S. 26-29.
  5. Kupryashina E. A., Tarasenko V. V. Nekotorye problemy uchastiya perevodchika v ugolovnom sudoproizvodstve Rossijskoj Federacii // Alleya nauki. 2017. № 10. T. 1. S. 625-628.
  6. SHigurov A. V. Problemy obespecheniya uchastiya perevodchika v proizvodstve po ugolovnomu delu // Alleya nauki. 2018. № 8. T.4. S. 598-601.
  7. SHigurov A. V. Problemy pravovoj reglamentacii priznakov perevodchika kak uchastnika ugolovnogo sudoproizvodstva // Gumanitarnye i politiko-pravovye issledovaniya. 2019. № 4. S. 44-53.
  8. Svodka osnovnyh pokazatelej deyatel'nosti po migracionnoj situacii v Rossijskoj Federacii za 2018-2020 gg.  URL: https://mvd.rf (data obrashcheniya: 22.02.2022).
  9. Sostoyanie prestupnost' v Rossijskoj Federacii za 2018-2020 gg. URL: https://mvd.rf (data obrashcheniya: 22. 02.2022).

 

[1]Сводка основных показателей деятельности по миграционной ситуации в Российской Федерации за  2018-2020 гг. URL: https://мвд.рф (дата обращения: 22.02.2022).

[2]Состояние преступность в Российской Федерации за 2018-2020 гг. URL: https://мвд.рф (дата обращения: 22.02.2022).

[3]Конституция Российской Федерации: [принята всенародным голосованием 12.12.1993]: [с учётом поправ. внес. законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ, от 14.03.2020 № 1-ФКЗ] // Российская газета. 2020. № 144.

[4]Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 30.04.2021) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. № 52 (I часть). Ст. 4921.

[5] Там же.

[6]Купряшина Е. А., Тарасенко В. В. Некоторые проблемы участия переводчика в уголовном судопроизводстве Российской Федерации // Аллея науки. 2017. № 10. Т. 1. С. 626.

[7]Конституция Российской Федерации: [принята всенародным голосованием 12.12.1993]: [с учётом поправ. внес. законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ, от 14.03.2020 № 1-ФКЗ] // Российская газета. 2020. № 144.

[8] Постановление Правительства РФ от 01.12.2012 № 1240 (ред. от 27.09.2021) «О порядке и размере возмещения процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением дела арбитражным судом, гражданского дела, административного дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда Российской Федерации и о признании утратившими силу некоторых актов Совета Министров РСФСР и Правительства Российской Федерации» // URL: http://www.consultant.ru/(дата обращения: 20.10.2021).

[9]Шигуров А. В. Проблемы правовой регламентации признаков переводчика как участника уголовного судопроизводства // Гуманитарные и политико-правовые исследования. 2019. № 4. С. 49.

[10] Гуськова А. В. Функция переводчика в уголовном судопроизводстве: постановка актуальных проблем // Актуальные вопросы переводоведения и практики перевода: международный сборник научных статей. Нижний Новгород, 2016. С. 28.

[11]Шигуров А. В. Проблемы обеспечения участия переводчика в производстве по уголовному делу // Аллея науки.2018. № 8. Т.4. С. 599.