МЕРЫ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ КАК ПРАВОВАЯ КАТЕГОРИЯ

MEASURES OF CRIMINAL PROCEDURAL COERCION AS A LEGAL CATEGORY

Преступность остается одной из самых главных угроз национальной безопасности Российской Федерации. В связи с этим государство должно применять определенные средства по улучшению криминогенной ситуации в стране. Несмотря на многие дискуссионные вопросы, уголовное судопроизводство является серьезным рычагом влияния. Сегодня оно действует в целях защиты населения от преступности, воспитания жителей страны в духе соблюдения отечественных законов, уважения к государству, его органам и должностным лицам. Эффективность решения данных задач напрямую зависит от законности, своевременности и оптимальности применения мер уголовно-процессуального принуждения.

Согласно статистике правоприменители достаточно часто обращаются в судебные органы для последующей реализации мер уголовно-процессуального принуждения. Судебный департамент при Верховном Суде Российской Федерации установил, что наиболее часто правоприменитель обращается к такой мере как заключение под стражу. Также активно применяются и другие меры, которые требуют судебного решения, в частности: наложение ареста на имущество, разрешение на осмотр и выемку в учреждениях связи корреспонденции и др.[1]

Рассматривая меры уголовно-процессуального принуждения как правовую категорию, необходимым является определение их понятия. Данный термин не содержится в уголовно-процессуальном законодательстве, что является упущением со стороны законодателя. В научной же литературе существует множество вариантов определения мер процессуального принуждения. То есть специалисты в правовой сфере также не выработали единого подхода к пониманию этой категории. Следует привести пример некоторым из них.

Манджиева Е. В. в своем исследовании раскрывает понятие уголовно-процессуального принуждения как «вид государственного принуждения, применяемого в сфере уголовного судопроизводства в качестве крайнего средства, в целях обеспечения поведения участников уголовного судопроизводства (выполнения ими предписанных им обязанностей), способствующего эффективному решению задач, стоящих перед уголовным судопроизводством, посредством воздействия на указанных участников угрозой применения средств принудительного характера, либо собственно их применением на основаниях и в порядке, предусмотренных законом при исчерпанности средств убеждения, которые могут состоять и в разъяснении возможного принуждения»[2]. Татаров Л. А. дает более емкое определение, а именно: «уголовно-процессуальное принуждение есть способ государственного властного воздействия на уголовно-процессуальные правоотношения для достижения целей судопроизводства»[3]. Зинатуллин Т. З. понимает под уголовно-процессуальным принуждением «социально-правовое явление, с которым связывается возможность применения уполномоченными государственными структурами к участникам уголовного судопроизводства установленные уголовно-процессуальным законодательством меры, ограничивающие их конституционные права и свободы»[4].

Итак, приведенные понятия свидетельствуют о том, что все позиции авторов разрознены, не имеют единой основы. В связи с этим законодателю необходимо установить легальное определение уголовно-процессуального принуждения, которое могло бы отразить в полном объеме содержание этой правовой категории.

Применение мер уголовно-процессуального принуждения регламентируется Разделом IV Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, они разделены на три группы[5]: задержание подозреваемого; меры пресечения; иные меры процессуального принуждения.

При этом каждая из групп, за исключением первой, делится на конкретные меры принуждения, которые могут быть реализованы правоприменителем. Согласно ст. 98 УПК РФ мерами пресечения являются: 1) подписка о невыезде; 2) личное поручительство; 3) наблюдение командования воинской части; 4) присмотр за несовершеннолетним обвиняемым; 5) запрет определенных действий; 6) залог; 7) домашний арест; 8) заключение под стражу.

В свою очередь, Глава 14 УПК РФ устанавливает, что иными мерами процессуально принуждения являются: 1) обязательство о явке; 2) привод; 3) временное отстранение от должности; 4) наложение ареста на имущество; 5) денежное взыскание.

В целом законодатель дает такую классификацию мер уголовно-процессуального принуждения. Однако в научной литературе можно встретить и классификации по другим признакам. В частности, Манджиева Е. В. критикует представленную законодателем классификацию, так как она не позволяет ясно понять конкретные цели и основания применения рассматриваемых мер. При этом, правильная систематизация является важным аспектом для правильного понимания и реализации меры принуждения. Она представляет следующую классификацию[6]:

  1. Средства принудительного характера, применяемые в отношении невластных участников судопроизводства. Данные средства в свою очередь подразделяются на те, которые обеспечивают: а) возможность производства следственных и иных процессуальных действий; б) эффективность производства следственных действий; в) надлежащее поведение обвиняемого, подозреваемого, лица, в отношении которого осуществляется производство о применении принудительных мер медицинского характера; г) возмещение вреда, причиненного преступлением.
  2. Средства принудительного характера в отношении властных участников, которые применяются: а) в ходе процессуального контроля руководителем следственного органа, начальником органа дознания, начальником подразделения дознания; б) в ходе осуществления прокурорского надзора; в) в ходе судебного контроля на досудебном производстве; г) в ходе судебного контроля, осуществляемого на судебных стадиях.

Важным является обозначить, что любые меры уголовно-процессуального принуждения могут быть применены только при наличии соответствующих материально-правовых и процессуальных оснований. Если для применения нет одного из указанных оснований, то их реализация является невозможной[7]. Материально-правовые основания представляют собой совокупность доказательств, которая свидетельствует о возможности ненадлежащего поведения со стороны участника уголовного судопроизводства, который подвергается определенной мере уголовно-процессуального принуждения. Доказательства должны свидетельствовать о реальных фактах, которые напрямую и в действительности указывают на возможности подобного поведения. Процессуальные основания применения таких мер включают в себя условия обращения к данным мерам и оформление решения о применении меры в процессуальном акте. Условия применения включают в себя следующие взаимосвязанные между собой факторы: наличие производства по делу, процессуальный статус лица, в отношении которого применяется мера принуждения, видовое свойство меры принуждения. Соответственно о применении определенной меры уголовно-процессуального принуждения выносится постановление уполномоченным лицом, т.е. следователем, дознавателем или судьей.

Таким образом, стоит сказать, что меры уголовно-процессуального принуждения являются сложным механизмом, который справедливее будет назвать не просто правовой категорией, а правовым институтом уголовно-процессуального права. Такие меры представляет собой обширный перечень. При этом каждая из мер уголовно-процессуального принуждения имеет свои особенности в реализации. Кроме того, для реализации любой из мер уголовно-процессуального принуждения необходимо наличие соответствующих материально-правовых и процессуальных оснований.

 

Ispol'zovannye istochniki

 

  1. Ugolovno-processual'nyj kodeks Rossijskoj Federacii ot 18.12.2001 № 174-FZ (red. ot 30.12.2021) // Sobranie zakonodatel'stva Rossijskoj Federacii. 2001. № 52 (I chast'). St.4921.
  2. Dannye sudebnoj statistiki. URL: http://www.cdep.ru/ (data obrashcheniya: 22.02.2022).
  3. Zinatullin T. Z. Pravovye i nravstvennye osnovy instituta ugolovno-processual'nogo prinuzhdeniya //Vestnik Udmurtskogo universiteta. 2021. № 3. S. 439-444.
  4. Mandzhieva E. V. Inye mery processual'nogo prinuzhdeniya v sisteme sredstv prinuditel'nogo haraktera v ugolovnom sudoproizvodstve Rossii: avtoref. diss. kand. yurid. nauk: 12.00.09. Moskva, 2020. 30 s.
  5. Tatarov L. A. O merah processual'nogo prinuzhdeniya v ugolovnom processe Rossijskoj Federacii // Zakon i pravo. 2018. № 7. S. 112-114.

 

[1] Данные судебной статистики. URL: http://www.cdep.ru/ (дата обращения: 22.02.2022).

[2]Манджиева Е. В. Иные меры процессуального принуждения в системе средств принудительного характера в уголовном судопроизводстве России: автореф. дисс. канд. юрид. наук: 12.00.09. Москва, 2020. С. 10.

[3]Татаров Л. А. О мерах процессуального принуждения в уголовном процессе Российской Федерации // Закон и право. 2018. № 7. С. 113.

[4]Зинатуллин Т. З.Правовые и нравственные основы института уголовно-процессуального принуждения // Вестник Удмуртского университета. 2021. № 3. С. 440.

[5]Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 30.12.2021) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. № 52 (I часть). Ст.4921.

[6]Манджиева Е. В. Иные меры процессуального принуждения в системе средств принудительного характера в уголовном судопроизводстве России: автореф. дисс. канд. юрид. наук: 12.00.09. Москва, 2020. С. 12.

[7]Зинатуллин Т. З.Правовые и нравственные основы института уголовно-процессуального принуждения // Вестник Удмуртского университета. 2021. № 3. С. 442.