РЕАЛИЗАЦИЯ КОНСТИТУЦИОННОЙ НОРМЫ О ВЗАИМОДЕЙСТВИИ ОРГАНОВ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ С ОРГАНАМИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ В НОРМАТИВНЫХ ПРАВОВЫХ АКТАХ

IMPLEMENTATION OF THE CONSTITUTIONAL NORMS ON INTERACTION OF LOCAL SELF-GOVERNMENT BODIES WITH STATE AUTHORITIES IN NORMATIVE LEGAL ACTS

Развитие организованных групп людей на протяжении тысячелетий в конечном итоге стало причиной формирования и становления государства. Подобные общественные объединения способствовали при разрешении насущных проблем, стоящих перед человеком. Государственные органы брали на себя наиболее ответственные направления жизнедеятельности людей. При этом со временем количество задач, стоящих перед государством увеличивалось, что стало причиной расширения бюрократического аппарата. Такая тенденция приводила к постепенному росту государственных расходов и менее эффективному освоению финансовых средств, получаемых в основной мере путем налогообложения населения. Кокотов А.Н. отмечает, что истинная демократизация характеризуется децентрализацией власти и ресурсов [5], так как необузданное увеличение численности государственных служащих образует усложненные механизмы взаимодействия с населением, впоследствии образуется оторванность народа от власти и негативное отношение людей к государству.

Одним из способов разрешения данных проблем является создание самоуправляемой организации на уровне отдельных городских и сельских поселений. Основной функцией этих организаций является непосредственное обеспечение жизнедеятельности внутри поселений и на прилегающих к нему территориях.

Для реализации такой функции в Российской Федерации как демократическом правовом государстве, в которой единственным источником власти является его многонациональный народ, признается и гарантируется местное самоуправление, которое согласно ст. 12 Конституции РФ в пределах своих полномочий самостоятельно, а органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти [1]. Согласно позиции Н.Л. Пешина, гарантией самостоятельности местного самоуправления является введение государством механизмов самоограничения, которые бы препятствовали его тотальному вмешательству во все дела [6].

Развитие идей о функционировании местного самоуправления для достижения наиболее эффективным путем поставленных перед ним целей привело к тому, что органы, осуществляющие управление на местах, должны взаимодействовать с органами государственной власти. При этом подобные правоотношения должны быть выстроены путем четкого определения прав, обязанностей сторон и фиксации ответственности за нарушения установленных норм.

Именно для определения основополагающих норм, которыми будут руководствоваться органы государственной власти и органы местного самоуправления Президент Российской Федерации В.В. Путин в своем Послании Федеральному Собранию Российской Федерации, выступая 15 января 2020 года, установил важность внесения поправок в Конституцию Российской Федерации. В нем он, в частности, отметил, что в современных реалиях необходимо закрепить на конституционном уровне «принцип единой системы публичной власти» с целью «выстраивания эффективного взаимодействия между государственными и муниципальными органами». Глава государства отметил, что существующий «разрыв» между государственным и муниципальным уровнями власти ведет к проблемам в социальной сфере, а «разделенность» полномочий отрицательно сказывается на равном обеспечении прав, возможностей и гарантий граждан [3].

В ходе масштабных обсуждений, затрагивающий все слои российского общества, был разработан новый Закон РФ о поправке к Конституции РФ от 14.03.2020 N 1-ФКЗ. Для установления факта народного одобрения поправок Конституции, высказанных Президентом РФ в Послании Федеральному Собранию Российской Федерации 2020 году было проведено общероссийское голосование [2].

Получение одобрения в ходе голосования указанного закона изменило конституционно-правовое регулирование местного самоуправления. Данные изменения исходят из закрепления на конституционном уровне обозначенного Президентом РФ принципа, который раскрывается через связанные друг с другом конституционные нормы.

В том числе в силу п. «г» ст. 71 Конституции РФ организация публичной власти отнесена к предметам ведения Российской Федерации. Согласно ч. 3 ст. 132 Конституции РФ в единую систему публичной власти входят органы местного самоуправления и органы государственной власти, взаимодействующие для наиболее эффективного решения задач в интересах населения. А обеспечение их согласованного функционирования и взаимодействия возложено на Президента РФ в соответствии с ч. 2 ст. 80 Конституции РФ, который с этой целью формирует Государственный Совет Российской Федерации в силу п. «е.5» ст. 83 Конституции РФ. Статьей 133 Конституции РФ установлено, что местное самоуправление гарантируется правом на компенсацию дополнительных расходов, возникших в результате выполнения публичных функций в рамках такого взаимодействия [1].

Для дальнейшего рассмотрения исследуемого вопроса необходимо раскрыть содержание понятия публичной власти. Согласно точке зрения С.А. Авакьяна под публичной властью в широком смысле следует понимать власть государственную, общественную и власть местного самоуправления [7]. В ходе исследования проблемы реализации конституционной нормы о взаимодействии органов местного самоуправления с органами государственной власти в нормативных правовых актах необходимо большее внимание уделить осуществлению государственной власти и местного самоуправления ввиду того, что Конституция РФ устанавливает такие формы публичной власти.

После начала действия поправок в Конституцию РФ встал вопрос о приведении в соответствие нормативных актов, действующих в России, с новыми положениями Основного закона РФ. В частности, это касается Федерального закона от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации». Стоит отметить, что этот закон был принят более 20 лет назад и в него вносились изменения 187 раз.

Данный факт свидетельствовал о необходимости нового хорошо структурированного, понятного закона, в котором в полной мере будет отражен новый принцип единства публичной власти.

Для реализации этих идей был принят Федеральный закон от 21.12.2021 N 414-ФЗ «Об общих принципах организации публичной власти в субъектах Российской Федерации» (далее ‑ Закон о публичной власти в субъектах РФ). Этот нормативный акт находится в центре внимания. Новый закон является базовым, несет в себе прямые нормы и закладывает определенные параметры организации и работы региональной власти, представленных органами исполнительной, законодательной власти, а также местного самоуправления. Основная цель этого закона заключается в определении устройства власти субъекта РФ и характера их взаимодействия с федерацией и муниципалитетами

Принцип единства системы публичной власти требует согласованного организационно-правового, функционального и финансово-бюджетного взаимодействия всех уровней публичной власти. Конституционный Суд Российской Федерации, в том числе в Заключении КС РФ от 16.03.2020 №1-З, неоднократно указывал на конституционные основы единства публичной власти в Российской Федерации и объективную необходимость взаимодействия органов государственной власти с органами местного самоуправления, призванную создавать условия для обеспечения устойчивого и комплексного социально-экономического развития в пределах всей территории Российской Федерации и территории каждого субъекта Российской Федерации.

В соответствии с конституционными основами единства публичной власти в законе выстраивается обновленная модель организации и деятельности органов публичной власти на территориях субъектов Российской Федерации.

Вводится ряд новых понятий, например уровни публичной власти. Закрепляются принципы деятельности указанных органов в единой системе публичной власти в субъекте Российской Федерации, к которым, в частности, относятся: обеспечение соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина; верховенство Конституции Российской Федерации; согласованное функционирование и взаимодействие органов публичной власти на всех уровнях - на федеральном, региональном и муниципальном; разграничение предметов ведения и полномочий между уровнями публичной власти; признание и гарантированность местного самоуправления.

Кроме общих положительных изменений в законе от 21.12.2021 N 414-ФЗ стоит сказать о том, что в нем предусмотрены случаи, когда глава субъекта РФ может быть отрешен от должности, когда может быть применен выговор, а также срок их полномочий. В законе определено, что любые дополнительные расходные обязательства регионов должны проходить через Государственный Совет РФ. А для обеспечения рабочей взаимосвязи по насущным вопросам в регионах предусмотрена возможность участия в заседаниях региональных парламентов депутатов и сенаторов от тех субъектов РФ, от которых они были избраны (назначены).

В соответствии со ст. 65 Закона о публичной власти в субъектах РФ существует переходный период, во время которого будет осуществлено поэтапное вступление норм закона в юридическую силу. При этом общие положения закона начали действовать с момента официального опубликования 21 декабря 2021 года [4].

Нормы Закона о публичной власти в субъектах РФ, регулирующие деятельность законодательного органа, высшего должностного лица, системы исполнительных органов субъекта Российской Федерации, взаимодействия органов публичной власти, вступают в силу с 1 июня 2022 года [4].

Нормы, устанавливающие принципы разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъекта Российской Федерации и органами местного самоуправления, экономической основы деятельности органов публичной власти субъекта Российской Федерации обретают юридическую силу с 1 января 2023 года [4].

Часть 4 ст. 65 Закона о публичной власти в субъектах РФ предусматривает, что нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, муниципальные правовые акты подлежат приведению в соответствие с настоящим Федеральным законом не позднее 1 января 2023 года. До их приведения в соответствие с Законом о публичной власти в субъектах РФ они применяются к соответствующим отношениям в части, не противоречащей Закону о публичной власти в субъектах РФ [4].

Наряду с законом «Об общих принципах организации публичной власти в субъектах Российской Федерации» в продолжение приведения в соответствие Конституции РФ иных НПА стоит выделить реализацию планов по реформированию непосредственно муниципальных правовых отношений путем разработки Законопроекта № 40361-8 «Об общих принципах организации местного самоуправления в единой системе публичной власти» для принятия нового руководящего федерального нормативного акта. Этот законопроект находится на рассмотрении в Государственной Думе РФ.

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод о том, что перспективы развития законодательного регулирования субъектами РФ правоотношений, регулирующих взаимодействие государственной власти субъектов РФ с местным самоуправлением, будут строиться путем подчинения вышеприведенным требованиям федерального законодательства, федеральных подзаконных актов и складывающих экономических прогнозов в России. Этот способ организации можно рассматривать как единственно верное средство, которое будет обеспечивать порядок в сфере функционирования законодательной и исполнительной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления.

 

Список использованной литературы:

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года с изменениями, одобренными в ходе общероссийского голосования 1 июля 2020 года) // Официальный интернет‐портал правовой информации. URL: http://pravo.gov.ru (дата обращения: 16.01.2021).
  2. Закон Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации «О совершенствовании регулирования отдельных вопросов организации и функционирования публичной власти»
    от 14.03.2020 № 1‐ФКЗ // Собрание законодательства РФ, 16.03.2020, № 11, ст. 1416.
  3. Послание Президента Федеральному Собранию 15.01.2020 // Официальный сайт Президента Российской Федерации. URL: http://kr emlin.ru/events/president/news/62582 (дата обращения: 16.01.2021).
  4. Федеральный закон от 21 декабря 2021 г. N 414-ФЗ "Об общих принципах организации публичной власти в субъектах Российской Федерации" Собрание законодательства Российской Федерации №52 от 27 декабря 2021 года (Часть I) ст. 8973
  5. Кокотов А.Н. Децентрализация местного самоуправления // Российский юридический журнал. 2015 № 1. С. 39.
  6. Пешин Н.Л. . Муниципальная власть: институт государства или институт самоорганизации общества? // Муниципальное имущество: экономика, право, управление. № 3. С. 38.
  7. Авакьян С.А. Конституционное право России: учебный курс: в 2 т. 6-е изд. М.: Норма, 2018. Т. 1. С. 139-141

 

Spisok ispol'zovannoj literatury:

  1. Konstitucija Rossijskoj Federacii (prinjata vsenarodnym golosovaniem 12 dekabrja 1993 goda s izmenenijami, odobrennymi v hode obshherossijskogo golosovanija 1 ijulja 2020 goda) // Oficial'nyj internet‐portal pravovoj informacii. URL: http://pravo.gov.ru (data obrashhenija: 16.01.2021).
  2. Zakon Rossijskoj Federacii o popravke k Konstitucii Rossijskoj Federacii «O sovershenstvovanii regulirovanija otdel'nyh voprosov organizacii i funkcionirovanija publichnoj vlasti» ot 14.03.2020 № 1‐FKZ // Sobranie zakonodatel'stva RF, 16.03.2020, № 11, st. 1416.
  1. Poslanie Prezidenta Federal'nomu Sobraniju 15.01.2020 // Oficial'nyj sajt Prezidenta Rossijskoj Federacii. URL: http://kr emlin.ru/events/president/news/62582 (data obrashhenija: 16.01.2021).
  2. Federal'nyj zakon ot 21 dekabrja 2021 g. N 414-FZ "Ob obshhih principah organizacii publichnoj vlasti v sub#ektah Rossijskoj Federacii" Sobranie zakonodatel'stva Rossijskoj Federacii №52 ot 27 dekabrja 2021 goda (Chast' I) st. 8973
  3. Kokotov A.N. Decentralizacija mestnogo samoupravlenija // Rossijskij juridicheskij zhurnal. 2015 № 1. S. 39.
  4. Peshin N.L. . Municipal'naja vlast': institut gosudarstva ili institut samoorganizacii obshhestva? // Municipal'noe imushhestvo: jekonomika, pravo, upravlenie. № 3. S. 38.
  5. Avak'jan S.A. Konstitucionnoe pravo Rossii: uchebnyj kurs: v 2 t. 6-e izd. M.: Norma, 2018. T. 1. S. 139-141