СФОРМИРОВАННОСТЬ ГЕНДЕРНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ СТАРШИХ ПОДРОСТКОВ

FORMATION OF THE GENDER IDENTITY OF OLDER ADOLESCENTS

Введение

В современном российском обществе, в период кардинального изменения экономических, политических и социальных условий вопрос половой дифференциации, когда все заметнее происходит ослабление жесткой поляризации женских и мужских ролей, распространение различных девиаций, в том числе в подростковой среде, исследование признаков гендерной идентичности у старших подростков разного биологического пола приобретает особую актуальность.

Такие резкие изменения в общественных структурах нередко приводили к изменению взглядов на проблему пола и отношения полов. Остроты проблеме добавляет и тот факт, что идеалы фемининности, маскулинности на сегодняшний день стали противоречивыми [6]

В результате в современном обществе наблюдается преобразование в ролевой структуре, симметричность функций в партнерских отношениях, изменение представлений о главе семьи, приобретение матерью большего авторитета.

Особое значение для исследования сформированности гендерной идентичности имеет период формирования личности, к которому относится и подростковый возраст, связываемый с кризисом идентичности.

Понятие «идентичность» впервые детально было представлено Э. Эриксоном. По его мнению идентичность это процесс организации жизненного опыта в индивидуальное «Я», основной функцией которого является адаптация [4].

В процессе обретения идентичности происходит заимствование большого числа социальных моделей поведения присущего более старшему возрасту, обретению баланса между состоянием зависимости и независимости, а также забота о персональном развитии индивидуального набора ценностных ориентаций.

По мнению С.Бем, «в связи с тем, что дети растут в мире, где очень важны представления о различии женского и мужского, усвоение именно этих категорий и организация информации в соответствии с ними становятся приоритетными.» [1]. Наша культура изначально способствует тому, чтобы ребенок строил свое восприятие на основе гендерной дихотомии, из-за чего и проиходит перенос данных культурных схем в его психику. Разные способы поведения усваиваются ребенком на основе культурных стереотипов, однаком применяются только те, что относятся к его полу.

Теория С.Бем определяет Понятия гендерной идентичности исключительно как культурные конструкции, а стремление ребенка  вести себя соответственносвоему полу – как стремление быть приобщенным к своему окружению и культуре. Таким образом, и самооценка ребенка, и его поведение в существенной мере определяются содержательным компонентом гендерной схемы.

В основе концепции С. Бем также лежало понятие «андрогинность». Она была первой, кто попытался рассмотреть гендерную идентификацию не только со стороны мужкого-женского.

В отечественной психологии конца XX века доминировали приблизительно такие же убеждения. В последние десятилетия проблема идентичности становится предметом теоретического и эмпирического изучения российских психологов (В. С. Агеев, Е. П. Белинская, А. Е. Жичкина, И. С. Кон, В. А. Ядов, Е. П. Ильин, Л. Н. Ожигова,  В.Е.Каган и др.).

 В их исследованиях, рассматривающих различные аспекты становления личности, отмечалось, что органическое развитие само по себе еще не делает человека мужчиной или женщиной в социально-психологическом и личностном смысле и должно для этого дополниться психологическим полом, который проявляется в разных особенностях социального поведения, связанных с половым диморфизмом. Таким образом, психологический пол личности определяется как системное качество, обусловленное биологически заданной половой принадлежностью индивида, этнокультурными традициями воспитания, структурой социально-значимой деятельности и полоролевыми нормами общества, определяющее индивидуальные характеристики, особенности поведения, способы действия, социальные позиции и установки, иерархию мотивационных линий личности.

Л. Н. Ожигова в своем исследовании «Гендерная идентичность личности и смысловые механизмы ее реализации» отмечает, что гендерная идентичность является одновременно и частью личности, и внутренним отражением гендера как сложной социокультурной системы взаимодействия, обусловленной биосоциальными причинами межполовых различий; половая идентичность есть результат сложного взаимодействия биологических особенностей, социокультурных влияний и экзистенциальных выборов личности [5].

Л. Н. Ожигова определяет гендерную идентичность как результат сложного процесса согласования всех факторов, который протекает в субъективном, внутреннем психологическом мире личности. В ходе этого процесса человек решает задачу принятия или выработки способов социокультурной презентации своих организмических качеств в той манере и форме, которая отвечает его собственным личностным особенностям и смыслам [5].

Однако большинство современных отечественных психологов считают, что гендерная идентичность в индивидуальной интерпретации личности может быть шире, чем простое отождествление себя с определенным полом или нормативами мужественности или женственности.

Работы многих исследователей данной проблемы показали, что не всегда поведение человека, его одежда, прическа, род занятий и иные качества соответствуют биологическом полу и традиционным представлениям о нем.

Гендер – есть социокультурный конструкт пола, представляющий собой комплекс заданных признаков и характеристик мужского и женского поведения, стиля жизни, образа мыслей, норм, предпочтений и т.д. В отличие от биологического пола, представляющего собой набор генетически заданных анатомо-физиологических признаков человека, гендер строится в конкретном социокультурном контексте в определённый исторический период и, следовательно, различен во времени и пространстве. Гендер – продукт социализации, в то время как пол – результат эволюции [2].

Идентичность (от лат. identifico – «отождествляю») – осознание принадлежности объекта (субъекта) другому объекту (субъекту) как части и целого, особенного и всеобщего .

Гендерная идентичность - одна из базовых характеристик личности. Она формируется в результате психологической интериоризации мужских или женских черт, в процессе взаимодействия «Я» и других, в ходе социализации. В данной логике гендерная идентичность выступает как продукт социального конструирования и, одновременно, как один из ключевых факторов, опосредующих поведенческую активность и установки личности в контексте межличностных отношений [3].

Маскулинность трактуется как система характеристик поведения и личности, в целом, ожидаемые от мужчины. В качестве нормы предполагается наличие у индивидов мужского пола таких качеств, как самостоятельность, целеустремленность, агрессивность, независимость, уверенность в себе и т.д.

Фемининность с позиций гендерной психологии представляет собой конструкт, который не равноценен конструкту маскулинности, так как многие маскулинные черты (целеустремленность, стойкость, настойчивость, самодостаточность и др.) имеют ценность и желательны не только для мужчин, но и для женщин, тогда как фемининные – только для женщин в точки зрения их привлекательности для мужчин.

Андрогинность заключается в совмещении в человеке маскулинных и фемининных черт. Основное положение концепция андрогинии С. Бэм заключается в утверждении о том, что «гармоничное сочетание маскулинных и фемининных качеств в личности повышает ее адаптивные возможности, способствует высокой гибкости в межличностном взаимодействии»

 

Описание и анализ результатов

Для исследования индивидуальных особенностей сформированности гендерной идентичности старших подростков разного биологического пола обучающихся 9-х классов использовались методики «Маскулинность-фемининность», автора С. Бем и Опросник «Я – мужчина/женщина», автора Л. Н. Ожиговой. В исследовании приняли участие 24 респондента.

 

Характеристики

Девушки

Юноши

 

Соответствие гендерному стереотипу

6

6

Несоответствие гендерному стереотипу

2

2

Нейтральный гендерный стереотип

3

5

Табл. 1.  Соотношения результатов по методике «Я – мужчина/женщина», автора Л. Н. Ожиговой

На основе полученных данных можно заключить следующее:

  • Данные результаты свидетельствуют о том, что у 2 юношей и 2 девушек, выявлено несоответствие гендерному стереотипу, что говорит о том, что они характеризует себя как личность, несоответствующую гендерному стереотипу.
  • Нейтральный тип гендерного стереотипа выявлен у 3 девушек и 4 юношей, что говорит о том, что они плохо осознают собственные гендерные характеристики.
  • У 6 девушек и юношей выявлено соответствие гендерному стереотипу, что говорит об их идентификации  себя с определённым полом.

http://meridian-journal.ru/uploads/2022/01/5434-1.PNG

Рис. 1. Диаграмма соотношения результатов по методике «Маскулинность-фемининность» (С. Бем)

  • У 3 юношей и 5 девушек преобладают показатели фемининности, что говорит о выраженности женских черт характера, таких как экспрессивностью, эмоциональностью, внушаемостью, коммуникабельностью, зависимостью, принятием других, способностью сопереживать
  • Андрогинность характерна для 4 юношей и 3 девушек, говорит о гармоничной представленности мужских и женских черт характера.
  • У 6 парней и 3 девушек наиболее выражена маскулинность, что говорит о преобладании мужских черт характера, таких как агрессивность, стремление к лидерству, рационализм, эмоциональную холодность, самоуверенность, высокую самооценку

Заключение

  • Гендерная идентичность окончательно формируются и наиболее ярко проявляются в старшем подростковом возрасте
  • Формирование гендерной идентичности в подростковом возрасте происходит под воздействием как биологических, так и социокультурных факторов.
  • Большинство старших подростков соответствуют гендерному стереотипу

 

Литература

  1. Адлер, А. Воспитание детей. Взаимодействие полов /Адлер А. — Ростов н/Д: Феникс, 1998. — 377с
  2. Бочарев, В.В. Антропология возраста /В.В. Бочарев. — Питер: СПб, 2001. — 150с.
  3. Булычев И.И. О гендеристики и ее ключевые понятия/ И.И. Булычев // теоретический журнал «CREDONEW».-№3.- С. 26-51.
  4. Mид М. Культура и мир детства / М. Мид // Избр. произведения. – М.: Просвещение, 1988. – С. 30-38.
  5. Ожигова, Л.Н. Гендерная идентичность личности и смысловые механизмы ее реализации : дис. ... канд. псих. наук: 19.00.01. - Оренб. гос. университет, Краснодар, 2006 - 47 с.
  6. Хитрук, Е.Б. « Мужчина становится»: проблема маскулинности в контексте гендерных исследований //Вестник Томского государственного университета. - 2013. - № 367. - С. 52-57
  7. Ammon G. Androgynitat und ganzheitliches Menschenbild / G. Ammon // Dynam. Psychiat. 1986. N 97—98. S. 133—146.
  8. Unger R.K. Towards a redefinition of sex and gender / R.K. Unger // Am. Psychol., 1979, v.34, p. 1085-1094.

 

Literatura:

1.Adler, A. Vospitanie detej. Vzaimodejstvie polov /Adler A. — Rostov n/D: Feniks, 1998. — 377s

2.Bocharev, V.V. Antropologija vozrasta /V.V. Bocharev. — Piter: SPb, 2001. — 150s.

3.Bulychev I.I. O genderistiki i ee kljuchevye ponjatija/ I.I. Bulychev // teoreticheskij zhurnal «CREDONEW».-№3.- 2005. S. 26-51.

4.Mid M. Kul'tura i mir detstva / M. Mid // Izbr. proizvedenija. – M.: Prosveshhenie, 1988. – S. 30-38.

5.Ozhigova, L.N.  Gendernaja identichnost' lichnosti i smyslovye mehanizmy ee realizacii : dis. ... kand. psih. nauk: 19.00.01. - Orenb. gos. universitet, Krasnodar, 2006 - 47 s.

6.Hitruk, E.B. « Muzhchina stanovitsja»: problema maskulinnosti v kontekste gendernyh issledovanij //Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. - 2013. - № 367. - S. 52-57

7.Ammon G. Androgynitat und ganzheitliches Menschenbild / G. Ammon // Dynam. Psychiat. 1986. N 97—98. S. 133—146.

8.Unger R.K. Towards a redefinition of sex and gender / R.K. Unger // Am. Psychol., 1979, v.34, p. 1085-1094.