НАЗНАЧЕНИЕ НАКАЗАНИЯ ЗА БАНДИТИЗМ С УЧЕТОМ СМЯГЧАЮЩИХ НАКАЗАНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ

Институт обстоятельств, смягчающих наказание, получил  свое законодательное закрепление в 1832 г. в Своде законов Российской империи. Однако первые упоминания о смягчении наказания можно встретить и в более ранних памятниках российской истории. Уже в «Русской Правде» (XI в.) упоминается возможность назначения более мягкого наказания при наличии неких обстоятельств. Размер и вид наказания зависели от данных о субъекте и объекте преступного посягательства [1 C.56 -66].

          Установление  наличия  смягчающих наказание обстоятельств по уголовному делу и их обоснованный учет при назначении наказания являются важнейшим этапом разрешения вопросов, связанных с уголовным наказанием. 

При этом статья  209 УК РФ - «Бандитизм» - отнюдь не является исключением из числа иных преступлений, предусмотренных Особенной частью  Уголовного кодекса РФ. Более того, поскольку преступления, предусмотренные данной статьей, относятся к категории особо тяжких и, как правило,  имеют повышенную сложность, постольку вопросы наличия обстоятельств, смягчающих наказание за данное преступление, также приобретают особую важность и сложность. Вопросы установления наличия или отсутствия смягчающих наказание обстоятельств при совершении преступлений, связанных с бандитизмом, а также связанных с личностью виновного лица, обоснованная оценка данных обстоятельств и, в особенности, учёт данных обстоятельств при назначении наказания являются очень сложными,  практически всегда носят дискуссионный характер,  влекут  написание жалоб и представлений в различные инстанции и, зачастую, отмену или изменение приговора по уголовному делу.  Написание данной статьи является попыткой систематизации основных правил установления наличия, признания  и учёта при назначении наказания  за бандитизм обстоятельств, смягчающих наказание. 

        Согласно имеющейся статистике,  в 2016  г. по ст. 209 УК  РФ в Российской Федерации осуждено 107  человек, при этом  к наказанию в виде лишения свободы без применения ст. 73 УК РФ осуждено 106 человек;

      - в 2017 г. по ст. 209 УК  РФ в Российской Федерации осуждено 88 человек, при этом все осуждены  к наказанию в виде лишения свободы без применения ст. 73 УК РФ; 

       - в 2018 г. по ст. 209 УК  РФ в Российской Федерации осуждено 79 человек, все из них осуждены  к наказанию в виде лишения свободы без применения ст. 73 УК РФ; 

        - в  2019 г. по ст. 209 УК  РФ в Российской Федерации осуждено 68 человек, из них 64 – к наказанию в виде лишения свободы без применения ст. 73 УК РФ  [2].

       Согласно сведениям, представленным Судебным департаментом РФ, в 2019 году в суды Российской Федерации для рассмотрения по существу направлено 146 уголовных дел по ст. 209 УК РФ, при этом от общего числа обвиняемых оправдано 21, 2 %. [3].

         С учетом того, что все указанные преступления относятся к категориям тяжких и особо тяжких и в подавляющем большинстве влекут за собой  назначение наказания в виде  длительного  срока  лишения свободы, то  вопросы назначения наказания лицам, виновным в совершении  данных преступлений, становятся особо актуальными.

         Р. С. Бурганов полагает, что назначение наказания – это сложное образование, состоящее из взаимосвязанных субинститутов, предусматривающее процедуру избрания судом конкретной меры наказания виновному лицу,  выделяет в нем два субинститута: 1) общие начала назначения наказания и 2) специальные правила его назначения. [4 C.14-19].

       Я. Ю. Васильева отмечает, что в ст. 60 УК  РФ закон устанавливает вполне определенные требования (критерии), которыми должен руководствоваться суд при назначении наказания по каждому конкретному делу. В первую очередь названные требования сводятся к тому, что наказание: 1) должно быть соразмерным содеянному; 2) не выходить за пределы санкции статьи; 3) назначено с соблюдением положений Общей части; 4) определено с учетом положений ч. 3 ст. 60 УК РФ [5 C.77].

      В ст. 6 УК  РФ сформулирован один из основных принципов уголовного закона – принцип справедливости. Согласно данному принципу, наказание и иные меры уголовно – правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. При этом никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление. 

       Данный  принцип имеет главенствующее значение при разрешении вопросов о наказании.

       В ст. 60 УК РФ устанавливаются общие начала назначения наказания; так, согласно ч. 3 ст. 60 УК РФ, при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание,  а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.    

       Таким образом, ч. 3 ст. 60 УК РФ на законодательном уровне закрепляет необходимость учёта смягчающих наказание обстоятельств при назначении наказания. 

      Как следует из  пункта  15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.011997 г. № 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм»    необходимо обратить внимание на важность неукоснительного соблюдения принципа индивидуализации ответственности при назначении наказания лицам, виновным в бандитизме. В этих целях следует тщательно выяснять и учитывать всю совокупность обстоятельств дела и данных о личности подсудимых: роль и степень участия лица в организации и преступной деятельности банды, тяжесть последствий, наступивших в результате совершенных ею нападений и т.п.   

       При принятии   окончательного решения по уголовным делам  о  совершении  бандитизма  всегда существенное значение имеют вопросы назначения наказания  для каждого  из участников  банды  индивидуально. Это является закономерным, поскольку  в данном случае для суда недостаточно только  учесть  обстоятельства и тяжесть преступного деяния, совершенного виновным,  а также  характеристику  его личности. При рассмотрении  же уголовных дел, связанных с бандитизмом,    суду необходимо также  максимально  подробно  разрешить    вопрос о роли каждого из участников  банды  в совершении преступных деяний и  степени  участия каждого из них в достижении преступных  результатов. 

         Как следует из ст. 67  УК РФ, соответствующей требованиям пункта 15 вышеуказанного Постановления Пленума Верховного Суда РФ, при назначении наказания за преступление, совершенное в соучастии, учитываются характер и степень фактического участия лица в его совершении, значение этого участия для достижения цели преступления, его влияние на характер и размер причиненного или возможного вреда.  При этом смягчающие или отягчающие обстоятельства, относящиеся к личности одного из соучастников, учитываются при назначении наказания только этому соучастнику.

       Таким образом, применительно к преступлению, предусмотренному ст.209 УК РФ, суду в первую очередь   необходимо установить характер и степень  фактического участия лица в  совершении  создания банды  или  в руководстве бандой или же характер и степень  участия лица в  банде или в совершаемых ею нападениях.    

       Однако только этого,  безусловно, недостаточно для  принятия справедливого, законного и обоснованного решения по делу. Кроме того, необходимо учесть также и значение деятельности каждого из участников банды для достижения цели преступления и влияние этой деятельности на характер и размер причиненного или возможного вреда.

      В этой части для суда  возможно возникновение затруднений при принятии решения. Не исключены  ситуации, при которых характер и степень фактического участия лица в  совершении преступления будут не соответствовать характеру и размеру причиненного вреда.     

     Так например, деятельность лица, заранее, до совершения преступления,  обещавшего приобрести похищенное имущество, может повлечь  гораздо более  мягкое наказание нежели деятельность лица, которое это имущество непосредственно  похитило в ходе разбойного  нападения. Здесь на чашах весов с одной  стороны – нападение с применением насилия, опасного  для жизни и здоровья,  зачастую с  применением оружия, с причинением вреда здоровью потерпевших, а с  другой стороны – всего лишь покупка похищенного таким образом имущества или даже просто заранее  данное обещание это имущество приобрести.  И,  скорее всего, суд в  данном случае  назначит гораздо более  строгое наказание непосредственному исполнителю разбойного нападения.

      А между тем без  обещания приобрести похищенное имущество,   скорее  всего,  само разбойное нападение, как  не имеющее конечного смысла, не состоялось бы. Поэтому зачастую  задача  учета значения деятельности  каждого участника для достижения цели преступления и влияния этой деятельности на характер и размер причиненного вреда является очень сложной и неоднозначной.

      Кроме того, в соответствии  с частью 2 ст. 67  УК РФ, смягчающие или отягчающие обстоятельства, относящиеся к личности одного из соучастников, учитываются при назначении наказания только этому соучастнику. Очевидно, правильной  трактовкой  данной нормы Уголовного кодекса РФ применительно  к бандитизму, является смягчение или ужесточение наказания  виновному лицу, действия которого  в ходе  совершения данного преступления или после его совершения могут  трактоваться  как смягчающие или отягчающие наказание обстоятельства. В самом деле, странно было бы  при наличии положительной характеристики личности одного из членов банды распространять это смягчающее наказание обстоятельство на всю банду и поэтому назначать  всем ее  участникам более мягкое наказание. Полагаем, что  необоснованность подобного решения очевидна и сомнений не вызывает.

      В то же время, когда, например, после разбойного нападения один из нападавших оказывает медицинскую помощь потерпевшему или  добровольно возмещает причиненный  преступлением имущественный ущерб или моральный вред   или совершает данное  преступление в силу тяжелых жизненных обстоятельств или же активно способствует раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию руководителя и членов банды, то у суда  могут возникнуть  затруднения при назначении наказания. В данном случае разбойное нападение совершается организованной группой лиц и  велика  вероятность  распространения данного смягчающего наказание обстоятельства на всех участников банды. В соответствии с требованиями закона же    указанные  смягчающие  наказание обстоятельства могут быть учтены при назначении наказания только непосредственно тому лицу, в действиях которого они усматриваются.   Учёт данных смягчающих обстоятельств при назначении наказания прочим членам банды  будет необоснованным  и повлечет изменение судебного решения в соответствующей части.  

  Л. Л. Кругликов разделяет все смягчающие обстоятельства на две группы: 1) характеризующие одновременно и преступление, и личность виновного; 2) характеризующие только личность виновного      [6   C.113-115].

           Г. С. Гаверов выделяет три группы смягчающих обстоятельств: 1) обстоятельства, относящегося к объективным и субъективным свойствам преступления; 2) обстоятельства, относящиеся к личности виновного; 3) обстоятельства, относящиеся к причинам и условиям, с которыми связано данное преступное поведение  [7   C.86].

           По мнению Е. С. Литвинова обстоятельства, смягчающие наказание, делятся в зависимости от того, что они характеризуют: 1) личность виновного; 2) его семейное положение; 3) обстановку и мотив совершения преступления; 4) поведение потерпевшего [8   C.34 -37].

         В  практике судов чаще всего при назначении наказания акцент делается на характеристике личности подсудимых, то есть при назначении наказаний учитываются наличие или отсутствие судимостей, наличие  или отсутствие места работы, семейное положение, наличие малолетних детей,   характеристики по месту  работы, по месту жительства, состояние здоровья и иные подобные  факторы, а также поведение подсудимого  после совершения преступления – явка с повинной, признание вины, раскаяние в содеянном.  В то же время зачастую именно роли подсудимого в совершении преступления и преступному результату, наступившему вследствие его действий, достаточного внимания не уделяется. 

        Кроме обстоятельств, непосредственно характеризующих личность обвиняемого, таких например как несовершеннолетие виновного или  наличие малолетних детей у виновного,   по делам о бандитизме  наиболее часто применяются смягчающие наказание обстоятельства, предусмотренные пунктом «и»   части 1 ст. 61 УК РФ: явка с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления, розыску имущества, добытого в результате совершения преступления. Зачастую наличие этих обстоятельств в действиях виновных может повлечь назначение им существенно более  мягкого, нежели прочим членам банды, наказания. При этом явка с повинной признается смягчающим наказание обстоятельством  даже в том случае, если  виновный решил   явиться в правоохранительные органы лишь  узнав о задержании прочих членов банды.

       Более того, именно желание виновного  выполнить действия, предусмотренные   пунктом «и»   части 1 ст. 61 УК РФ,  влечет  заключение с подсудимым – участником банды досудебного соглашения о сотрудничестве, предусмотренного главой 40.1 УПК РФ.  Лицу, заключившему  подобное соглашение и соблюдающему его условия, при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств, в соответствии с   частью 2 ст. 62 УК РФ  наказание может быть назначено не более половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей  статьей Особенной части  УК  РФ.

        Таким образом, виновное лицо уже после совершения преступления  может само заранее запланировать и  создать для себя совокупность смягчающих наказание обстоятельств, обеспечив тем самым назначение в отношении него минимально возможного наказания.  Подобное положение вещей, безусловно, способствует дальнейшей борьбе с преступностью и стимулирует членов банд на сотрудничество с правоохранительными органами. В то же время  следует констатировать, что заключения досудебных соглашений, равно как и действия по  защите  лиц,  сотрудничающих со следствием, в настоящее время применяются    недостаточно часто  и зачастую не  слишком эффективно,  и, кроме того, достаточно распространены случаи  отказа  от выполнения взятых согласно досудебному соглашению обязательств.

           Полагаем, что даже при назначении наказания при заключенном досудебном соглашении о сотрудничестве  суд, помимо факта выполнения или невыполнения взятых на себя обвиняемым условий досудебного соглашения и характеризующих  данных его личности, обязан принять во внимание также и характер персонального участия   обвиняемого в совершении соответствующих преступлений, а также последствия этих преступлений.

          Так, приговором Нижегородского областного суда Г.Т.Р. признан
виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 209 и п. п. «а, б» ч.4 ст. 162 УК РФ  с назначением  наказания:
- по ч.1 ст. 209 УК РФ – в виде лишения свободы на срок 6 лет 10 месяцев с последующим ограничением свободы на срок 1 год;
- по п. п. «а, б» ч.4 ст. 162 УК РФ в виде лишения свободы на срок 6 лет 6 месяцев с последующим ограничением свободы на срок 1 год.
        На основании ч.3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений Г.Т.Р.  назначено наказание в виде  лишения свободы на срок 7 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с последующим ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев.

         Согласно указанному приговору, подсудимый Г.Т.Р. в период с декабря 2015 года по август 2016 года,  создал устойчивую вооружённую группу (банду) в целях нападения на граждан и руководил этой бандой, кроме того, в августе 2016 года Г. Т.Р. совершил  разбойное нападения в целях хищения чужого имущества, с применением насилия опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, с применением оружия, организованной группой, в особо крупном размере [9].

     13.10.2016 прокурор, рассмотрев ходатайство обвиняемого Г.Т.Р. о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве и постановление следователя о возбуждении перед прокурором ходатайства о заключении с обвиняемым Г.Т.Р. досудебного соглашения о сотрудничестве, вынес постановление об удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве с обвиняемым Г.Т.Р.
     В тот же день прокурор  с участием следователя, проводившего предварительное расследование, обвиняемого Г.Т.Р. и его защитника - адвоката  заключил с обвиняемым Г.Т.Р. досудебное соглашение о сотрудничестве, указав в нём действия, которые должен выполнить последний.

     В судебном заседании государственный обвинитель подтвердила выполнение подсудимым Г.Т.Р. в ходе предварительного следствия условий досудебного соглашения о сотрудничестве и дополнения к нему, пояснив, что подсудимый Г.Т.Р. в соответствии с заключённым досудебным соглашением и дополнением к нему, активно содействовал предварительному следствию в раскрытии и расследовании преступлений, изобличении и уголовном преследовании других участников преступлений, а именно: после заключения досудебного соглашения о сотрудничестве Г.Т.Р. полностью признал вину, дал исчерпывающие, непротиворечивые показания о своей роли в создании организованной вооружённой группы (банды) с целью совершения в её составе разбойных нападений, о привлечении им в банду новых членов, о руководстве этой бандой, о разработке им плана вооружённого разбойного нападения, о подготовке и совершении разбойного нападения 02.08.2016 , о дележе похищенного имущества. В ходе проверки показаний на месте Г.Т.Р. показал само место совершения разбойного нападения и место сокрытия вещественных доказательств, подтверждающих причастность его и соучастников к разбойному нападению.
                Обстоятельствами, смягчающими наказание Г. Т.Р., суд в соответствии с п. п. «г, и» ч.1 ст. 61 УК РФ признал  наличие малолетних детей у виновного, а также его активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, изобличение и уголовное преследование других соучастников этих преступлений, в соответствии с ч.2 ст. 61 УК РФ - раскаяние в содеянных преступлениях, участие в контртеррористической операции по поддержанию конституционного порядка, воспитание и материальное содержание несовершеннолетнего ребёнка, положительные характеристики виновного, публичную просьбу о прощении в зале суда. Кроме того, согласно тексту приговора, при назначении наказания учтена роль Г.Т.Р. в совершении инкриминируемых ему преступлений.

        Таким образом, согласно указанному приговору, при назначении окончательного наказания Г.Т.Р., заключившего в ходе предварительного расследования досудебное соглашение о сотрудничестве, судом обоснованно  учтены его активное способствование, в рамках выполнения заключенного  соглашения,  раскрытию и расследованию преступлений, изобличение и уголовное преследование других соучастников этих преступлений, а также характеризующие данные его личности. Также при  назначении наказания  учтена  роль Г.Т.Р. в подготовке и  совершении соответствующих преступлений.

       Мы полагаем однако, что в данном случае возможно было бы, кроме того, более подробно   описав в тексте приговора степень участия Г.Т.Р. в совершенных  преступлениях, более точно мотивировать назначенное ему наказание по сравнению с наказаниями, назначенными  иным участникам  банды. Практика показывает, что, как правило, суды в текстах приговоров непосредственно при разрешении вопросов о назначении наказания   пренебрегают  описанием совершенных  виновным преступных деяний  и  их последствий как оснований, влияющих  на характер и размер назначаемого наказания.  

        Примером назначения наказания за бандитизм является  приговор  Н-ского суда, которым  М. осужден к лишению свободы по ч.2 ст.209 УК РФ на 9 лет со штрафом в размере 100 000 рублей и по ч. 1 ст. 30, ст. 317 УК РФ на 9 лет [10]. В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений ему назначено 12 лет лишения свободы со штрафом в размере 100 000 рублей. Апелляционным определением приговор оставлен без изменений . В надзорной жалобе осужденный просил об изменении судебных решений и о смягчении назначенного наказания, указывая, что с учетом положений ч. 1 ст. 62 и ч. 2 ст. 66 УК РФ за приготовление к преступлению ему не могло быть назначено наказание, превышающее 6 лет 8 месяцев лишения свободы. Президиум Верховного Суда РФ изменил судебные решения по следующим основаниям: согласно ч. 1 ст. 62 УК РФ ( в редакции Федерального закона от 29 июня 2009 г. № 141 – ФЗ), при наличии смягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных п.п. «и» и ( или) «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ при отсутствии смягчающих наказание обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

      Судом первой инстанции в качестве обстоятельств, смягчающих наказание, признано, что      осужденный «активно способствовал раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию руководителя и членов банды», то есть суд установил наличие обстоятельств, указанных в пункте «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ. Обстоятельств, отягчающих наказание осужденного, не имеется. Однако при назначении наказания по ч.1 ст. 30, ст. 317 УК РФ положения ч. 1 ст. 62 УК РФ судом не были применены и осужденному назначено наказание, превышающее пределы, установленные указанной нормой уголовного закона. При этом судом не было учтено, что правила ч. 3 ст.62 УК РФ о неприменении положений ч. 1 ст. 62 УК РФ не распространяются  на лиц, которым в силу закона не назначается пожизненное лишение свободы, в том числе и на лиц, совершивших неоконченные преступления.

      При таких обстоятельствах  Президиум Верховного Суда Российской Федерации изменил приговор и апелляционное определение: смягчил наказание по ч. 1 ст. 30, ст. 317 УК РФ до 6 лет лишения свободы; в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений,  предусмотренных ч. 2  ст. 209, ч.1 ст. 30, ст. 317 УК РФ, путем  частичного сложения наказаний назначил М. наказание в виде лишения свободы сроком на 11 лет 6 месяцев со штрафом в размере 100 000 рублей.

      В данном случае  судом при назначении наказания  учтены смягчающие наказание обстоятельства, предусмотренные п. «и» ч. 1 ст. 61 УК  РФ, Однако при этом  судом первой инстанции наказания была допущена ошибка: по смыслу  ч. 1  ст. 62 УК  РФ  при активном способствовании подсудимым   раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию руководителя и членов банды  подсудимому   может быть назначено наказание не более двух третей от максимального наказания, предусмотренного санкцией статьи. При этом за преступление, предусмотренное ст. ст. 30 ч. 1, 317  УК РФ, в соответствии со ст. 66 ч. 2 УК  РФ,  максимальное наказание может быть назначено не свыше 10 лет лишения свободы. Таким образом, при наличии смягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных ч. 1 ст. 62 УК РФ,   подсудимому  по ст. ст. 30 ч. 1, 317 УК РФ может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок не более двух третей от 10 лет, то есть не более 6 лет 8 месяцев лишения свободы.

      Данный пример очень  ясно  свидетельствует о необходимости суду при назначении наказания за преступление учитывать   его завершенность либо незавершенность в совокупности с поведением подсудимого после совершения преступления,  а также указывает как легко может быть допущена ошибка в назначении  наказания  при неверной  оценке судом совокупности указанных обстоятельств. Кроме того, Президиумом  Верховного Суда Российской Федерации  обоснованно снижено наказание только в отношении одного М., хотя, помимо М., в совершении преступлений участвовал еще ряд лиц .

      По мнению Прохорова Л.А. и Легостаева  В.П., если характер общественной опасности преступления лежит в основе определения пределов наказания всех членов банды, то ее степень может обеспечить и индивидуализацию пределов назначения наказания [11]. По нашему мнению данная позиция является вполне обоснованной, так как действия отдельных   членов банды представляют различную общественную опасность, тщательный анализ которой способствует именно индивидуализации наказания для каждого из них.

        Перечень смягчающих наказание обстоятельств дан в ст. 61  УК РФ. Общеизвестно, что данный перечень, в отличие от перечня обстоятельств, отягчающих наказание, не является исчерпывающим и в качестве обстоятельств, смягчающих наказание, могут  быть  учтены и иные обстоятельства, не предусмотренные настоящей статьей.

         Так, приговором Московского городского суда от 28.08.2015 г. А.Н.З. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209 УК РФ; п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ; шести преступлений, предусмотренных п. п. «а», «б» ч.  4 ст. 162 УК РФ; Г.Л. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209 УК РФ; п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ; шести преступлений, предусмотренных п. п. «а», «б» ч.  4 ст. 162 УК РФ; Г.Н.З признан  виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 209 УК РФ, и пяти преступлений, предусмотренных п. п. «а», «б» ч.  4 ст. 162 УК РФ [12].

       При назначении наказания суд в соответствии со ст. ст.  6, 7, ч. 3 ст. 60 УК РФ учел  характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности подсудимых, влияние назначенного наказания на исправление каждого из них и на условия жизни их семей, и все обстоятельства дела.

        Судом учтено, что подсудимый А. ранее не судим, по месту жительства  и последнему месту работы характеризуется положительно, имеет мать, страдающую заболеваниями.

        Обстоятельством, смягчающим наказание А., суд признает наличие у него малолетнего ребенка.

        Обстоятельств, отягчающим наказание А., судом не установлено.

        Также учтено, что подсудимый Г. ранее не судим , по месту жительства характеризуется положительно , имеет заболевание. Суд указал, что, поскольку  Г. не указан как родитель в свидетельстве о рождении Г-й А -ры, 25 ноября 2007 года рождения, одних лишь показаний супруги подсудимого — свидетеля Г-й о том, что в действительности отцом ее дочери является подсудимый Г., недостаточно для признания в качестве смягчающего обстоятельства наличие у Г. малолетнего ребенка, как о том ставит вопрос сторона защиты.

         Обстоятельств, отягчающих наказание Г., судом не установлено.

         Также суд учел, что подсудимый Г. ранее не судим , по месту жительства  характеризуется положительно, имеет больную мать.

         Обстоятельств, смягчающих либо отягчающих наказание Г., судом не установлено.

         При назначении наказания, как указано в тексте приговора,  суд также учитывает   роль и степень фактического участия каждого из подсудимых при совершении групповых преступлений в составе банды.

      В данном приговоре  при назначении наказания  судом сделан акцент на обстоятельствах, характеризующих личности подсудимых:   наличии на иждивении малолетних детей, а также родственников, страдающих заболеваниями, состоянии здоровья самих подсудимых, их характеристиках по месту жительства и работы. Вопрос о фактической  степени участия каждого из подсудимых в преступлениях, совершаемых бандой, здесь является как бы второстепенным, фактически вопрос степени участия каждого из подсудимых в совершении преступлений судом не исследуется или исследуется очень бегло и поверхностно. По нашему мнению, это неверно, поскольку роль каждого из подсудимых в совершении преступлений для назначения наказания так же важна, как  и характеризующие данные его личности. 

 Судебные ошибки при назначении  наказания за преступления, связанные с бандитизмом, зачастую очень существенно влияют на размер назначаемого наказания и, соответственно, существенно нарушают права осужденных лиц.  

Например, в ч. 2 ст. 62 УК РФ установлено, что в случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

В случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве, если соответствующей статьей Особенной части УК РФ предусмотрены пожизненное лишение свободы или смертная казнь, эти виды наказания не применяются. При этом срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания в виде лишения свободы, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ (ч. 4 ст. 62 УК РФ).

По смыслу закона применение ч. ч. 2 и 4 ст. 62 УК РФ изменяет пределы общих санкций уголовно-правовых норм и предшествует этапу индивидуализации назначения наказания.

В этих случаях суд вначале должен определить новые пределы санкции уголовно-правовой нормы, а затем приступать к индивидуализации наказания в этих границах, то есть учесть характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Применение по данному уголовному делу указанных положений ст. 62 УК РФ означает, что суд назначал наказание в пределах смягченных (льготных) санкций, а не по общим санкциям, установленным соответствующими статьями Особенной части УК РФ.

Так, применение ч. 2 ст. 62 УК РФ к общим санкциям ч. 2 ст. 210 УК РФ, ч. 2 ст. 209 УК РФ, ч. 3 ст. 222 УК РФ образует смягченные (льготные) санкции, в которых наиболее строгое наказание в виде лишения свободы находится соответственно в пределах от 2 месяцев до 5 лет (1/2 от 10 лет), от 2 месяцев до 7 лет 6 месяцев (1/2 от 15 лет), от 2 месяцев до 4 лет (1/2 от 8 лет).

Например, пределы льготной санкции по ч. 3 ст. 30, п. п. "а", "е", "ж", "з", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, с учетом положений ч. 2 ст. 62 и ч. 3 ст. 66 УК РФ, составляют от 2 месяцев до 7 лет 6 месяцев лишения свободы (1/2 от 3/4 от 20 лет).

Классической является   ситуация судебной ошибки, при которой суд, назначая наказания, учитывает в качестве базовой  не льготную, а максимальную санкцию, предусмотренную соответствующей статьей Особенной части УК РФ.  Уголовным законом предусмотрен целый ряд обстоятельств, при которых максимальное наказание за совершенное преступление определяется не по максимальному пределу наказания, предусмотренному санкцией статьи, а ограничивается определенными пределами. Подобные ситуации с назначением наказания возникают, например, при наличии смягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и «к» ст. 61 УК РФ, при неоконченных преступлениях, при рассмотрении дела в особом порядке  судебного разбирательства, при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, при совершении преступления несовершеннолетним. Во всех  этих случаях верхний  предел наказания за преступление существенно  снижается и в дальнейшем, при расчете окончательного наказания, за базовый  размер наказания берется именно этот, уменьшенный верхний предел наказания, то есть льготная санкция. 

     Сложно переоценить значение обоснованного применения  смягчающих обстоятельств при назначении наказания, поскольку их наличие может очень существенно  сказаться на размере наказания,  назначаемого даже за самые тяжкие и совершенные в большом количестве преступления. 

      Таким образом, как следует из приведенных примеров, такое преступление как бандитизм, в основном, предполагает наличие  совокупности преступлений, связанных с  нападениями, а также повышенную общественную опасность виновного лица. При назначении наказания за бандитизм учитываемые в соответствии со ст. 61 УК РФ смягчающие наказание обстоятельства могут относиться ко всем совершенным преступлениям или же только к некоторым из них.

       В заключение  можно сделать вывод о том, что учет смягчающих наказание обстоятельств  является  одной из важнейших составляющих  при принятии  окончательного решения по уголовному делу  о бандитизме. При этом практически  во всех случаях  подобный учёт является достаточно сложной задачей и включает в себя не только простой перечень характеризующих  данных  личности обвиняемого, но и, обязательно, рассмотрение роли и степени участия  подсудимого в   совершенных преступных деяниях, а также  величин их общественной опасности и наступивших преступных последствий.   

 

 

Библиографический список

  1. Капинус О. С. Сравнительный историко-правовой анализ института смягчающих обстоятельств // Современное уголовное право в России и за рубежом: некоторые проблемы ответственности : сб. ст. М., 2008. С. 56–66.
  2. Судебная статистика РФ . Агентство правовой информации. URL: http://stat.xn----7sbqk8achja.xn--p1ai/stats/ug/t/14/s/17 (дата обращения 25.04.2021 г.)
  3. Как часто прекращают коррупционные и экономические дела в России.URL: https://www.rbc.ru/society/10/06/2020/5ed4d7099a79473ae5758b88 (дата обращения 21.03.2021 г.)
  4. Бурганов Р. С. Влияние принципов назначения наказания на формирование, закрепление в законе и применение общих начал назначения наказания // Вестн. ТИСБИ. 2006. № 3. С. 14–19
  5. Васильева Я. Ю. Практика и некоторые проблемы назначения наказания в России. Иркутск, 2016. С. 77.
  6. Кругликов Л. Л. Смягчающие и отягчающие ответственность обстоятельства в уголовном праве. С. 113–115.
  7. Гаверов Г. С. Общие начала назначения наказания по советскому уголовному праву. Иркутск, 1976. С. 86.
  8. Литвинов Е. С. «Особые» смягчающие обстоятельства в российской уголовном законодательстве // Рос. право. 2015. № 6. С. 34–37.
  9. Приговор Нижегородского областного суда от 14.09.2017 г. дело № 2-24/2017 URL: https://sudact.ru/regular/doc/LYTAbYkIMc19/ (дата обращения 28.04.2021 г.)
  10. Обзор практики Верховного Суда РФ   № 1 за 2017 г. от 16.02.2017 г. URL: https://www.criminaldefend.ru/novosti/prezidium-verhovnogo-suda-rf-16-02-2017g-opublikoval-obzor-sudebnoj-praktiki-1-za-2017-g/ (дата обращения 16.04.2021 г.)
  1. Прохоров Л.А., Легостаев В.П. Индивидуализация наказания за бандитизм: законодательные и правоприменительные аспекты. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/individualizatsiya-nakazaniya-za-banditizm-zakonodatelnye-i-pravoprimenitelnye-aspekty/viewer (дата обращения 02.04.2021 г.)
  2. Приговор Московского городского суда от 28.08.2015 г.  URl: https://advokat15ak.ru/%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%B3%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%80-%D0%BF%D0%BE- D1%81%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8C%D0%B5-209-%D1%83%D0%BA-%D1%80%D1%84-%D0%B1%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%B7%D0%BC/ (дата обращения 16.04.2021 г.)

 

References

  1. Kapinus O. S. Sravnitel'nyj istoriko-pravovoj analiz instituta smjagchajushhih obstojatel'stv // Sovremennoe ugolovnoe pravo v Rossii i za rubezhom: nekotorye problemy otvetstvennosti : sb. st. M., 2008. S. 56–66.
  2. Sudebnaja statistika RF . Agentstvo pravovoj informacii. URL: http://stat.xn----7sbqk8achja.xn--p1ai/stats/ug/t/14/s/17 (data obrashhenija 25.04.2021 g.)
  3. Kak  chasto prekrashhajut korrupcionnye i jekonomicheskie dela v Rossii.URL: https://www.rbc.ru/society/10/06/2020/5ed4d7099a79473ae5758b88 (data obrashhenija 21.03.2021 g.)
  1. Burganov R. S. Vlijanie principov naznachenija nakazanija na formirovanie, zakreplenie v zakone i primenenie obshhih nachal naznachenija nakazanija // Vestn. TISBI. 2006. № 3. S. 14–19
  2. Vasil'eva Ja. Ju. Praktika i nekotorye problemy naznachenija nakazanija v Rossii. Irkutsk, 2016. S. 77.
  3. Kruglikov L. L. Smjagchajushhie i otjagchajushhie otvetstvennost' obstojatel'stva v ugolovnom prave. S. 113–115.
  4. Gaverov G. S. Obshhie nachala naznachenija nakazanija po sovetskomu ugolovnomu pravu. Irkutsk, 1976. S. 86.
  5. Litvinov E. S. «Osobye» smjagchajushhie obstojatel'stva v rossijskoj ugolovnom zakonodatel'stve // Ros. pravo. 2015. № 6. S. 34–37.
  6. Prigovor Nizhegorodskogo oblastnogo suda ot 14.09.2017 g. delo № 2-24/2017 URL: https://sudact.ru/regular/doc/LYTAbYkIMc19/ (data obrashhenija 28.04.2021 g.)
  7. Obzor praktiki Verhovnogo Suda RF   № 1 za 2017 g. ot 16.02.2017 g. URL: https://www.criminaldefend.ru/novosti/prezidium-verhovnogo-suda-rf-16-02-2017g-opublikoval-obzor-sudebnoj-praktiki-1-za-2017-g/ (data obrashhenija 16.04.2021 g.)
  8. Prohorov L.A., Legostaev V.P. Individualizacija nakazanija za banditizm: zakonodatel'nye i pravoprimenitel'nye aspekty. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/individualizatsiya-nakazaniya-za-banditizm-zakonodatelnye-i-pravoprimenitelnye-aspekty/viewer (data obrashhenija 02.04.2021 g.)
  9. Prigovor Moskovskogo gorodskogo suda ot 28.08.2015 g.  URl: https://advokat15ak.ru/%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%B3%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%80-%D0%BF%D0%BE- D1%81%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8C%D0%B5-209-%D1%83%D0%BA-%D1%80%D1%84-%D0%B1%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%B7%D0%BC/ (data obrashhenija 16.04.2021 g.)