ОБЕСПЕЧИТЕЛЬНЫЕ МЕРЫ КАК СПОСОБ НИВЕЛИРОВАНИЯ ТРУДНОСТЕЙ ПРИ ИСПОЛНЕНИИ СУДЕБНОГО АКТА О ПРИВЛЕЧЕНИИ К СУБСИДИАРНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

PROVISIONAL MEASURES AS A METHOD FOR LEVELING DIFFICULTIES IN THE PERFORMANCE OF THE JUDICIAL ACTION ON INVOLVEMENT OF SUBSIDIARY LIABILITY

Согласно положениям Конституции РФ, каждый россиянин имеет право на защиту своих прав, свобод и интересов посредством суда (ст. 46). Гарантирование судебной защиты означает, по разъяснению КС РФ, не просто право человека на справедливый и объективный суд, но в первую очередь, право на действенную, честную и беспристрастную защиту суда, основанную на принципе равенства граждан перед отечественным законом и судебной властью (постановление КС РФ от 9 ноября 2018 г. № 39-П). Более того, КС РФ не раз отмечал, что реализация процессуальных актов есть один из ключевых компонентов судебной защиты. В соответствии с арбитражным процессуальным законодательством, защита прав, свобод и интересов, охраняемых законом субъектов, занимающихся предпринимательством или другой деятельностью экономического характера, является одной из главных задач арбитражного производства (ст. 2 АПК РФ). К актам суда, которые вынесены в пользу кредиторов, относится судебное определение о привлечении КДЛ к рассматриваемой ответственности, принимая во внимание то, что в дальнейшем кредиторы смогут выбрать способ распоряжения этой ответственностью в пределах ведения процедуры банкротства должника.

Согласно одному из определений ВС РФ, решение суда, которое определено в пользу средств и имущества, составляющих конкурсную массу (но по факту в пользу его кредиторов), дает возможность на законных основаниях назначить взыскание на собственность и средства субсидиарного должника, и при этом не способствует реальному восстановлению прав кредиторов (определение от 27 декабря 2018 г. № 305-ЭС17-4004 (2)).

Осуществляемая судом защита кредиторских прав будет считаться действенной только при применении эффективных инструментов и правовых гарантий, подразумевающих реализацию процессуального акта, по которому КДЛ привлекается к ответственности, что станет основанием для возвращения финансовых и иных средств кредиторам, которые они ожидали получить ранее.

Потенциальная вероятность исполнения акта суда, по которому КДЛ привлекается к соответствующей ответственности, изначально небольшая, и не отвечает целям и задачам конкурсного производства, равно как и миссии производства в суде. Таким образом сходит на нет смысл рассмотрения судебного спора. Просто недопустима ситуация, когда в процессе судопроизводства КДЛ ведут себя недобросовестно, скрывая свою собственность, финансы и имущество, дабы не допустить взыскания в их отношении, при этом кредиторы лишаются эффективного инструмента, защищающего их права.

Институт субсидиарной ответственности тогда будет демонстрировать высокую результативность, когда на практике будет осуществляется именно восстановление нарушенных прав, т.е. по факту кредитор сможет получить те средства, на которые он рассчитал законно и обоснованно. В соответствии с положениями Закона о банкротстве в этой сфере действует презумпция, предусматривающая, что до тех пор, пока не доказано другое, подразумевается, что невозможно погасить все заявленные кредиторские требования из-за деятельности (бездействия) КДЛ.

Если говорить о том, как правильно определять термин «презумпция», можно привести точку зрения Б.А. Булаевского, который трактует ее как «предположение»[1]. В данном случае именно на КДЛ возлагается обязанность по доказыванию отрицания презумпции и применения на практике в этой ситуации «повышенного стандарта доказывания».

Данный подход логичен и верен, т.к. если КДЛ ведут себя нечестно и недобросовестно перед началом процедуры банкротства, таковые, являясь хозяйствующими субъектами, участниками предпринимательских отношений могут фальсифицировать документы, исказить реальное положение дел и т.п.

Согласно положениям ст. 61.14 Закона о банкротстве, можно подать заявление в суд о привлечении КДЛ в процессе ведения банкротства организации на любом его этапе. Следовательно, уже на этапе наблюдения может устанавливаться вопрос о факте наличия причин для привлечения КДЛ к ответственности, в то время как вопрос о размерах таковой может быть установлен лишь после продажи собственности должника и проведения запланированных расчетов по кредиторской задолженности. Причем важно понимать, что после завершения процедур реабилитации, и к тому же после подачи заявления о привлечении КДЛ, ответчики получают информацию о факте предъявления. Последние могут реализовать определенные меры: повлиять на недопустимость реализации акта суда по результатам разбирательства по заявлению в отношении КДЛ посредством передачи недвижимости и иного имущества в чужие руки (на хранение, например), вывести с банковских счетов финансы, другими способами официально оформить отчуждение имущества, однако и далее его эксплуатировать, таким образом нанося ущерб кредиторам.

При этом нормы ст. 46 АПК РФ определяют, что суд имеет право по заявлению истца (управляющего, участника дела о банкротстве) назначить обеспечительные меры, при этом, руководствуясь п. 5 ст. 61.16 Закона о банкротстве, принятие таких мер суд может назначить в отношении КДЛ, имущества субъектов, касательно которых данное лицо будет аналогично контролирующим.

Без сомнений, при целесообразном и актуальном применении, существующий институт принятия мер обеспечения поможет нивелировать трудности, мешающие исполнению решения суда, а это сделает правосудие более результативным, поможет эффективно достигать целей процесса конкурсного производства и действенности правовой защиты заинтересованных кредиторов. Однако нужно помнить о соблюдении паритета интересов хозяйствующих субъектов, о балансе их положения, о носимых ими предпринимательских рисках, о свободе принятия ими управленческих и иных решений, о противовесе сторонним злоупотреблениям. Повсеместное привлечение КДЛ к рассматриваемой ответственности, применяемое до крайностей действие института обеспечительных мер в итоге негативно отразится на финансовом климате в экономической сфере в принципе.

В действующем законодательстве определены несколько вариантов инструментов, которые обеспечивают ненарушение прав и интересов ответчиков, охраняемых законом:

- суд может отменить меры обеспечения по заявлению заинтересованного лица;

- в процессе рассмотрения судом обособленного спора о привлечении к ответственности КДЛ, актуальный вопрос о принятии мер обеспечения суд вправе рассматривать с уведомлением иных лиц, заинтересованных в данном деле.

По общему правилу обеспечительные меры являются форсированным защитным средством предварительного характера. По этой причине порядок и нормы доказывания оснований этих мер отличаются от тех, что используются в процессе доказывания в рамках разбирательства по существу, в котором суд ждет от стороны, что одна должна представить четкие и обоснованные доказательства и аргументы указанных обстоятельств спора, или такую доказательную базу, которая будет «мощнее» чем аргументы второй противостоящей стороны.

Существование «пониженного стандарта доказывания» вовсе не значит, что заявитель теперь не обязан представлять доказательства обстоятельств, указанных им в ходатайстве о принятии обеспечительных мер, принимая во внимание временной период, отведенный суду для рассмотрения и вынесения решения по заявлению о принятии мер обеспечительного характера. Само же принятие данных мер подразумевает альтернативу – закрепить настоящее положение среди участников спора.

Если же применять обеспечительные меры, когда доказательства, свидетельствующие о наличии оснований для привлечения КДЛ к ответственности и его нечестности и недобросовестности, отсутствуют, то такой ход станет причиной блокады экономической активности хозяйствующих субъектов, а принимая во внимание временные рамки рассмотрения дела о банкротстве, «заморозка» активов отвечающих лиц спровоцирует невозможность выполнения ими их функций и обязанностей.

Принимать ли обеспечительные меры – в каждой конкретной ситуации необходимо решать вопрос индивидуально, учитывая все реальные обстоятельства, целесообразность и правильность применения таких мер, обоснованность настоящей деятельности, предпринимаемой КДЛ.

Институт обеспечительных мер в процессе рассмотрения заявления о привлечении КДЛ преследует определенную цель: защитить права и интересы заявителя или субъектов, чьи интересы также представляет заявитель, но он не ставит своей целью лишить КДЛ возможности честно вести свой бизнес.

Проанализировав статистические данные[2] можно подвести следующие итоги:

- количество разбирательств о признании должников банкротами имеет высокие показатели и сохраняет высокую планку длительное время;

- в значительном количестве ситуаций по факту продажи имущества должника невозможно удовлетворить кредиторские требования;

- увеличивается число подаваемых заявлений о привлечении КДЛ.

Последние события обусловлены тем, что в Закон о банкротстве были внесены поправки, закрепляющие порядок работы более усовершенствованного механизма рассмотрения споров о привлечении КДЛ, ориентированные, первоначально на усиление правовой защиты кредиторов.

Следует отнести обеспечительные меры, применяемые при рассмотрении указанных споров к дополнительному действенному инструменту правовой защиты кредиторов, который позволяет исполнять на практике судебные акты в отношении недобросовестных КДЛ.

Также говоря об исполнении судебного акта к субсидиарной ответственности следует отметить, что результат, когда должник был официально признан несостоятельным (банкротом) нельзя принимать как очевидное и явное основание, чтобы принять обеспечительные меры в отношении КДЛ.

Необходимо привести доказательства того, что контролирующие лица действовали недобросовестно, и при этом представить факты заинтересованным лицам, доказывающие, что последние противодействовали управляющему при исполнении им его функций.

Список литературы:

  1. Булаевский Б.А. Презумпции как средства правовой охраны интересов участников гражданских правоотношений: монография. – М.: ИНФРА-М, 2013. – С. 23.
  2. Авдеев С.В. Обеспечительные меры как механизм исполнения судебного решения о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) / С. В. Авдеев // Власть Закона. – 2020. – № 1(41). – С. 118-127.

Bibliography:

  1. Bulaevsky B.A. Presumptions as a means of legal protection of the interests of participants in civil legal relations: monograph. - M.: INFRA-M, 2013. P. –23.
  2. Avdeev S.V. Interim measures as a mechanism for the execution of a court decision on bringing persons controlling the debtor to subsidiary liability in the framework of an insolvency (bankruptcy) case / S. V. Avdeev // Power of the Law. - 2020. - No. 1 (41). - S. 118-127.

 

[1] Булаевский Б.А. Презумпции как средства правовой охраны интересов участников гражданских правоотношений: монография. – М.: ИНФРА-М, 2013. – С. 23.

[2] Авдеев С.В. Обеспечительные меры как механизм исполнения судебного решения о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) / С. В. Авдеев // Власть Закона. – 2020. – № 1(41). – С. 118-127.