РЕФОРМЫ В ВЫСШЕМ ОБРАЗОВАНИИ И СОХРАНЕНИЕ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПОТЕНЦИАЛА РЕГИОНОВ

Проблема реформирования системы образования, латентно присутствующая в России в последние тридцать лет [1], на самом деле хорошо прочувствована не только россиянами, но и гражданами других стран, в том числе США, Великобритании и др. Так, профессор, советник премьер-министра по вопросам образования, здравоохранения и социальной сферы Майкл Барбер и Мона Муршед – доктор философии в области экономического развития (Великобритания), анализируя в 2007 г. факторы повышения качества обучения в школах, отметили, что реформирование образования входит в число главных задач почти всех стран мира [3, с. 7].

Подготовленная в 1998 году Всемирная декларация о высшем образовании для XXI века, акцентировала внимание на основных факторах, обусловивших впоследствии модернизацию системы высшего образования во многих странах. Среди основных стратегий, обозначенных в концепции были: усиление роли качественного высшего образования и научно-исследовательских учреждений, создание критической массы квалифицированных и образованных людей.

Механизмом реализации обозначенных стратегий должно было стать создание единого образовательного пространства, в рамках которого усилилась бы мобильность, как преподавателей, исследователей, так и студентов. Условием создания единого образовательного пространства стала унификация учебных программ, что вошло в противоречие с идеей сохранения, расширения, развития и распространения национальных и региональных, международных и исторических культур в условиях культурного плюрализма и разнообразия [4]. То есть задача сохранения культурного разнообразия, в условиях требования приведения к единообразию учебных программ странами, подписавшими Болонскую декларацию, не способствовало решению обозначенной выше задачи.

Вторым элементом механизма усиления единообразия стали международные рейтинги, в которых страны активно начали принимать участие, продолжая конкурировать, в том числе и в области образования и науки. Но критерии рейтингования ориентированные на ранжирование высших учебных заведений, развивавшихся исторически в рамках англо-саксонской системы, привели в странах, где образование строилось на основе прусской модели, к трансформации не только системы образования, но и науки [2]. Таким образом, страны, реформируя образование по требованиям изменившегося общества, в результате оказались сами под влиянием последствий модернизируемой системы.

Подмена обеспечения качества образования и сохранения уникальности образовательных ресурсов погоней за выполнением формальных признаков актуализировала обсуждение профессиональным сообществом мер по повышению качества профессиональной подготовки выпускников вузов, что привело к необходимости пересмотра существующих принципов и подходов к обучению студентов.

В результате попытка нахождения региональными властями выхода из создавшейся ситуации для сохранения высших учебных заведений, являющихся не только центрами культуры и образования, но и источником ресурсов по сохранению человеческого капитала обусловила разработку новых учебных программ, ориентированных на потребности рынка труда в регионе.

Таким образом, продуманное отношение к обогащению образовательных ресурсов в регионах, ориентация на сохранение их социокультурного потенциала позволило создать условия для повышения качества высшего образования.

  1. Абрамова М.А., Крашенинников В.В. Непрерывность и динамичность изменений в образовании // "Третья миссия" университета в современной России: новации и интеллектуальные традиции Сборник научных трудов V Сибирского философского семинара. Ответственные редакторы: В.В. Петров, Н.В. Головко. 2016. С. 29-33.
  2. Абрамова М.А., Крашенинников В.В., Либерска Х., Фарника М. Трансляция культуры и/или развитие в деятельности: германо-российская и англо-саксонская модели образования //Философия образования. 2015. № 2 (59). С. 37-45.
  3. Барбер М., Муршед М. 2008. Как добиться стабильно высокого качества обучения в школах //Вопросы образования. № 3. С. 7–59.
  4. Всемирная декларация о высшем образовании для XXI века: подходы и практические меры.1998 г., Париж [Электронный ресурс]: http://docs.cntd.ru/document/901839539 (дата обращения 05.03.2018).