Налогообложение нефтяной отрасли РФ, основные проблемы и государственное регулирование ее развития

The taxation of Russia's oil industry, the main problems and state regulation of its development

УДК 336.221

Нефтяная отрасль для Российской экономики, является базовым сегментом, гарантирующий существенную долю поступлений в бюджет государства. В течении продолжительного периода российское законодательство о налогообложении нефтяной области было направлено в предоставлении любой ценой надлежащего степени налоговых поступлений в госбюджет. Финансовая эффективность налогообложения при этом отходила на второй план. Результатом этого стал сформировавшийся весьма отрицательный налоговый климат, затрудняющий интенсивному формированию отрасли и увеличению её производительности.

Российские предприятия, специализирующиеся добычей нефти, отчисляют последующие налоги:

- налог на прибыль по ставке 20% (минимальная ставка 15,5%);

- налог на добавленную стоимость - НДС (стандартная ставка НДС - 18%);

- налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ);

- платежи за пользование недрами;

- прочие налоги в отношении юридических лиц;

- таможенные платежи.

Базу налоговой нагрузки в отечественные предприятия сегмента поиска и добычи составляют НДПИ и экспортная таможенная пошлина. Фирмы, осуществляющие деятельность в области переработки и сбыта, никак не облагаются НДПИ и платежами за пользование недрами, однако уплачивают акцизные пошлины на нефтепродукты.

Экспортные таможенные пошлины на сырую нефть и продукты, произведенные из нефти, подпадают под влияние режима «60 - 66». Главная задача внедрения режима «60 - 66» состоит в том, чтобы гарантировать скорейшее увеличение прибыльности в сегменте поиска и добычи за счет перераспределения прибыли от основной переработки нефти, степень которых в настоящее время излишне возвышен. В таком случае, увеличение ставки экспортной таможенной пошлины на мазут повысит прибыльность второстепенных действий переработки (гидрокрекинга и каталитического крекинга) и станет заинтересовывать нефтяные предприятия к привлечению денег в модернизацию нефтеперерабатывающих заводов.

С 1 октября 2011 г. Правительство РФ установило предельную ставку экспортной таможенной пошлины для сырой нефти на уровне 60%.

Временные мероприятия по изменению порядка налогообложения нефтедобычи с 2002 г. были установлены, частности установлена пошлина на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и таможенные пошлины на черное золото, что гарантировало требуемый доход в госбюджет и решило задачу трансфертного ценообразования. С 2012 г. постановлением Правительства базисная ставка для НДПИ в отношении нефти увеличилась. Отменяются нулевые ставки экспортных пошлин на восточносибирскую нефть. Подразумевается снижение этапа воздействия льготных ставок согласно отдельным месторождениям. Учитывается ежегодная индексирование ставок акцизов на нефтепродукты.

Один из основных минусов системы налогообложения нефтяного комплекса состоит в неоптимальности распределения налогового бремени по научно-технической цепочке. Главные платежи приводятся на добывающие и нефтеперерабатывающие фирмы. В следствии ноша налогового бремени укладывается на более технологичные и требующие больших инвестиционных расходов участки производственной цепочки.

Иным существенным минусом считается излишне значительная доля налогов с оборота. К примеру, нефтедобывающие организации, функционирующие согласно наибольшей ставке платы за недропользование, обязано зачислять государству вплоть до 30% собственного оборота (в этом случае - стоимости добытого сырья). Такого рода подход никак не предусматривает российской особенности, складывающейся в огромный доле трудноизвлекаемых запасов. В целом имеющаяся налоговая система никак не считается эластичной, потому что нацелена на обложение налогами высокодебитных месторождений и никак не предусматривает справедливого увеличения издержек добычи по мере снижения дебитов скважин и увеличения обводненности. Данный минус в особенности виден, когда стоимости на нефть в времена экономических кризисов падают и производство становится убыточным.

Еще одной существенной проблемой считается система налоговых льгот для освоения малодоступных, малопродуктивных и истощенных месторождений. В случае если налогообложение нефтедобычи никак не будет изменено, нефтегазодобыча станет со временем уменьшаться вплоть до 395 миллионов т к 2020 г. «При сегодняшней налоговой системе нерентабельны для разработки 90% запасов новых месторождений и 30% на уже разрабатываемых месторождениях», - подобное высказывание сделал министр Сергей Шматко, показывая в правительстве в конце прошлого года проект Генеральной схемы развития нефтяной сферы вплоть до 2020 г. В случае если учитывать, то что согласно результатам 2010 г. нефтяные предприятия обеспечивали 44% поступлений в федеральную казну, то к окончанию 2012 г. данный коэффициент уменьшился вплоть до 23%. Таким образом, правительство в настоящее время стала перед серьезной задачей - налоговые льготы имеют все шансы уменьшить доход в федеральный бюджет, а при отсутствии льгот уменьшится добыча нефти.

В Америке и Норвегии, столкнувшихся с необходимостью активизировать нефтедобычу на малоприбыльных месторождениях, пошли по линии предоставления налоговых льгот для «сложной» нефти и поощрения целыми средствами нефтяных предприятий к внедрению успешных технологий её добычи.

В Российской Федерации образцом подобного подхода к содействию трудных скважин считается Татарстан. В 1995 - 1999 гг., когда Татарстан обладала независимостью в налоговой политике, налоговые льготы дали возможность не только лишь прекратить катастрофичное снижение добычи нефти, однако и увеличить её. Но с 2001 г. Республика вступила в общее налоговое поле Российской Федерации, и вновь начали появляться трудности. «Татнефть» обратилась к Правительству с просьбой дать льготы для выработанных месторождений, и в 2006 г. подобные льготы были даны. За 3 последующих года добыча на крупнейшем в ВолгоУральском регионе Ромашкинском месторождении стабилизировалась. Это разрешило приобрести 3,6 руб. дополнительных налогов на 1 руб. льгот.

Ухудшающаяся структура запасов заставляет нефтяные предприятия стремительно использовать технологические процессы увеличения коэффициента извлечения нефти (КИН) и восстановить прежние скважины. Ресурсы здесь большие. На объектах с трудноизвлекаемыми запасами КИН никак не превосходит 10 - 25%, а средний КИН в Российской Федерации уменьшился за минувшие два десятилетия с 40 - 45% вплоть до 30 - 35%. В Америке же, к примеру, за минувшие 30 лет КИН увеличился с 32% вплоть до 40%, несмотря на то, что структура запасов нефти там изначально похуже.

Нынешняя налоговая система, которая не только лишь усложняет использование существующих, в существенной степени выработанных месторождений, однако и по сути мешает исследованию новейших многообещающих запасов. На сегодняшний день для ввода в устройство новейших больших месторождений необходимы большие капиталовложения, возможные только лишь при участии зарубежного капитала. Для привлечения западных инвесторов был внедрен закон о СРП, типичный для государств с малоразвитой, замкнутой экономикой. Вплоть до последнего периода указ действовал малоэффективно; предприятия, функционирующие в рамках СРП, приобретали преимущество перед другими производителями. Синхронное существование 2 налоговых режимов препятствует формированию конкурентной борьбы. Однако указ, во-первых, подразумевает завершение долговременного гражданского соглашения между властями и предприятиями, его выполнение подразумевает самостоятельность бизнеса от властей, функционирующую законную систему, конкурентноспособную политическую систему, во-вторых, он максимально прозрачен.

Нефтедобывающая отрасль, представляет собой основное звено в налогообложении нефтяной индустрии, определяет развитие и уровень цен на целый спектр готовой продукции комплекса. Цель стабилизации цен на нефть и нефтепродукты при сохранении, и в том числе, и увеличении налоговых поступлений в бюджет государства считается первоочередной. Но имеется причины допустить, то что внедренные расчеты по формуле НДПИ и шкала возросших пошлин приведут к иному итогу: изменению финансовой сущности ресурсных платежей, увеличению фискальной составляющей и, в соответствии с этим, сокращению стимулирующей роли налогов. Это уменьшит результативность деятельности нефтяной индустрии, выведет за линию рентабельной работы нескольких месторождений и приблизительно пятую часть эксплуатационного фонда скважин в целом по государстве, уменьшит налогооблагаемую базу.

Учитывая все без исключения трудности налогообложения нефтяных предприятий, власть считает, что последующее понижение налоговой нагрузки необходимо осуществить за счет НДПИ в отношении нефти. Уместно ли это сделать, при внедрении частично его замещающего налога на дополнительный доход (НДД), при этом следующее снижение поступлений НДПИ в федеральный бюджет станет неполностью компенсироваться иными платежами, так как в следствии повышения прибыли, остающихся в отрасли, вырастут поступления социальных взносов в государственные внебюджетные фонды, от налога на прибыль и НДФЛ - в бюджеты территорий, где располагаются добывающие и нефтеперерабатывающие компании. Совместно с этим, из-за уменьшения части НДПИ в обязательных платежах немного снизится зависимость экономических результатов в нефтедобыче от конъюнктуры мировых цен на черное золото.

Схема, базирующаяся в использовании НДД, наиболее сложная, то что несомненно как с точки зрения выполнения налоговых расчетов, так и с позиции фактического контролирования за их достоверностью. Это на самом деле формирует возможный потенциал занижения производителями своих налоговых обязанностей и, как последствие, снижения прибыли государственного бюджета. Непосредственно с этим связана угроза неуправляемого сокращения налоговых поступлений в результате введения НДД.

Иной значимой мерой, снижающей налоговую нагрузку уже на всех экономических агентов, функционирующих при общем порядке налогообложения, и стимулирующей инвестиционную активность, считается возобновление льготы на реинвестируемую прибыль.

Действующий режим налогообложения нефтедобычи вынуждает нефтяные предприятия осуществлять селективную разработку месторождений, сдерживать потенциал применения функционирующего фонда скважин. Они никак не используют касательно дорогостоящие технологические процессы увеличения нефтеотдачи пластов, так как непосредственные эксплуатационные расходы по ряду месторождений и скважин, остающиеся в директиве нефтяных фирм до налогообложения, приводят к уменьшению рентабельности.

Развитию отрасли мешает нехватка института ценообразования нефти на внутреннем рынке. Для более совершенной выработки залежей технологически чрезвычайно нужно применять целый фонд добывающих скважин, чего и добиваются иные нефтедобывающие государства, сдвигая обложение налогами на экономические результаты деятельности нефтяных предприятий, делая рентабельной работу скважин с значительными расходами.

Вовлечение в полномасштабный оборот в целом функционирующего фонда скважин, трудноизвлекаемых запасов, небольших месторождений, месторождений на начальных и конечных стадиях их разработки, а кроме того месторождений Восточной Сибири, арктического шельфа и иных новых регионов повергнет к значимому увеличению налогооблагаемой базы нефтедобычи, что гарантирует сплочение интересов абсолютно всех сторон: государства, производителя и покупателя. Немаловажно, чтобы основные поступления в бюджет государства создавались за счет особого налога от добычи нефти (СНДН) либо спецефического НДД (либо налога на сверхприбыль), распространяемого на все функционирующие, а не только лишь на новые месторождения. Это обязано осуществляться от результатов экономической деятельности компаний, а никак не за счет выручки до налогообложения. Внедрение в практику (за счет изменения действующей структуры налогов) особых налогов (НДД на сверхдоходы (прибыль) либо на доходы) при добыче нефти за счет конечных итогов экономической деятельности нефтяных фирм обеспечит вероятность, применяя рекомендованный механизм налогообложения добычи нефти, непосредственным способом регулировать их, как это исполняется в остальных государствах.

Все это даст возможность гарантировать успешную работу действующего фонда скважин, рациональную разработку всех месторождений (в том числе и мелких), текущих и многообещающих запасов нефти с большим уровнем эксплуатационных расходов, основанных на дифференциальном подходе по качеству запасов. Подобным способом, возможно гарантировать доходную работу подавляющего фонда скважин, любая из которых в силах давать соответствующий доход.

Министерство финансов полагает, что ликвидация пошлины на экспорт и переход на НДД - процесс довольно непростой и может занять долгий период, на этом стадии министерства и ведомства вместе с нефтяными предприятиями в 2011 г. разрабатывали комплект предложений по внесению перемен в налоговое законодательство Российской Федерации по обеспечиванию баланса интересов бюджета и отрасли.

Решения об индексации и дифференциации ставок акцизов, а кроме того о поэтапном выравнивании экспортных пошлин на нефтепродукты считаются абсолютно аргументированными. Появляется проблема о том, какие непосредственно налоги необходимо уменьшить. Отталкиваясь из приоритета сохранения целостности налоговой системы в отношении главных налоговых платежей, «претендентами» на уменьшение остаются НДПИ и вывозной пошлины на черное золото, а непосредственно уменьшение максимальной ставки вывозной пошлины на черное золото с 65% вплоть до 60%.

Следует выделить, то что функционирующее налоговое законодательство малоэффективно и мешает обычному формированию нефтяного комплекса. На сегодняшний день пошлина на добычу полезных ископаемых привязана к всемирным расценкам на черное золото, а горно-геологические и географические условия при этом никак не принимают во внимание уровень налога на добычу полезных ископаемых.

Предприятиям, функционирующим в непростых обстоятельствах, необходимы преференции в сфере налогообложения. Какие-то преференции имеются, это затрагивает ряда месторождений Восточной Сибири, однако они функционировали временно, и в мае 2011 г. их упразднили. Есть преференции у «Лукойла» на Каспии - на конкретный промежуток времени. Принимая во внимание все данные обстоятельства, инвестору лучше отправиться в Канаду либо Норвегию.

Законодательство обязано быть эластичным: необходимо задаваться мыслью, как законодательно строить отношения с инвестором, чтобы при этом никак не испытывали страдания интересы нашей страны и никак не ущемлялись интересы российских предприятий, к примеру, при поставке щебня, труб, кабеля, части оборудования и т.д. В случае СРП (соглашения о разделе продукции) инвестор в настоящее время никак не заинтересован в удешевлении проекта. Это совершается вследствие того, что в соответствии с договором об СРП сторона, которая дает условия, должна возместить все без исключения затраты, а уже затем делиться прибылью.

Четкие законы при долгосрочных программах являются началом инвестиционной политики. Немаловажно, чтобы главные поступления в бюджет государства создавались за счет особого налога на добычу нефти либо налога на сверхприбыль, распространяемого на все функционирующие, а не только лишь на новые месторождения. Это должно являться итогом экономической деятельности компаний, а не за счет выручки до налогообложения. Для обеспечивания оптимального баланса интересов страны и недропользователей наряду с выработкой оптимальной структуры налогообложения для новых месторождений и ценообразования нужны решение об оптимизации налоговой нагрузки на функционирующие месторождения и учет возможности изменение пошлин на нефтепродукты в привязке к срокам модернизации НПЗ в соответствии с техрегламентом.

Учитывая серьезность проблемы и приведенные трудности, для последующего формирования, увеличения производительности и конкурентоспособности на мировом рынке нефтяной отрасли Российской Федерации нужно государственное, в главную очередь налоговое, урегулирование её формирования. Таким образом, уже в самый ближайший период следует модифицировать порядок налогообложения нефтедобывающих предприятий.

Литература

  1. Хомутов И.А. Налогообложение российской нефтяной отрасли: системный подход к реформированию. – М.: Петромаркет, 2016 г. – 82 с.
  2. Официальный сайт Федеральной налоговой службы: http://www.nalog.ru.
  3. Приказ Министерства энергетики РФ от 6 июня 2011 г. № 212 «О Генеральной схеме развития нефтяной отрасли до 2020 года» // Справочно-правовая система «ГАРАНТ»: http://www.garant.ru.
  4. Утверждение Генеральной схемы развития нефтяной отрасли до 2020 года и Генеральной схемы развития газовой отрасли до 2030 года: http://minenergo.gov.ru/news/min_ news/7473.html

References

  1. Clamps I. A. Taxation of the Russian oil industry: a systematic approach to reform. – M.: Petromarket, 2016 – 82 C.
  2. Official site of Federal tax service: http://www.nalog.ru
  3. Order of the Ministry of energy of the Russian Federation from June 6, 2011 № 212 "On the General scheme of oil industry development up to 2020" // reference legal system "GARANT": http://www.garant.ru.
  4. The approval of the General scheme of oil industry development until 2020 and the General scheme for gas industry development until 2030: http://minenergo.gov.ru/news/min_ news/7473.html.