ОСОБЕННОСТИ ТРАНСГРАНИЧНОГО БАНКРОТСТВА ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ

THE FEATURES OF CROSS-BORDER BANKRUPTCY OF LEGAL ENTITIES

Российская Федерация не является участницей международных договоров, которые регулируют вопросы трансграничной несостоятельности, Российская Федерация возбуждает дела о несостоятельности иностранных юридических лиц исходя из принципа взаимности. Принцип взаимности можно трактовать по-разному: в зависимости от того, требуется ли доказывать взаимность, либо признание иностранных решений на территории Российской Федерации презюмируется. В Российской Федерации принцип взаимности применяется в узком смысле слова, то есть, исходя из сложившейся судебной практики по вопросам трансграничной несостоятельности – суды Российской Федерации признают иностранное судопроизводство лишь только в части исполнения решения о признании должника несостоятельным (банкротом), судебные акты, вынесенных не по существу заявленных требований, признанию на территории Российской Федерации не подлежат. Непризнание судебных актов иностранных судов, не являющихся решениями, вынесенными по результату рассмотрения дела по существу, приводит к тому, что производство по делам о трансграничной несостоятельности затрудняется, а активы должника, дальнейший юридический статус которых напрямую зависит от непризнаваемых в Российской Федерации актов иностранных судов, благополучно выводятся за время рассмотрения дела о банкротстве. Более того, может даже возникнуть ситуация, когда судебные разбирательства по банкротству одного и того же лица параллельно идут в нескольких странах. Существует большое количество проблем, связанных с трансграничной несостоятельностью: к примеру, может возникнуть ситуация, когда в отношении юридического лица будут возбуждены дела о несостоятельности во всех юрисдикциях, где у юридического лица имеются активы – таким образом, в разных государствах могут идти параллельные независимые банкротные процессы в сфере несостоятельности, которые регулируются нормами права национального законодательства страны, в которой возбуждена процедура банкротства. Также трансграничное банкротство может быть основным и вспомогательным –  к примеру, производство по делу о банкротстве возбуждается в стране регистрации юридического лица, но, при этом, в случае нахождения активов должника в другом государстве, может быть инициировано вспомогательное банкротство, которое будет регулироваться нормами права страны основного банкротства. Также производство по делу о банкротстве может пониматься унифицировано с использованием механизма международно-правового регулирования (Типовой закон Комиссии ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ) о трансграничной несостоятельности. Ну, и наконец, производство по делу о  трансграничном банкротстве может быть всеобщим – это означает, что помимо признания должника банкротом, были осуществлены такие процессуальные действия, как арест имущества, его дальнейшая реализация, назначение арбитражного управляющего, а также ряд иных процессуальных действий. В случае применения универсального подхода к трансграничному банкротству, инициируется одна единственная процедура банкротства должника, вне зависимости от наличия деятельности, обособленных подразделений, филиал в других юрисдикциях. В этой процедуре аккумулируются активы, кредиторы из всех юрисдикций нахождения должника, в процедуре по месту ведения дела о банкротстве назначается арбитражный управляющий. У такого подхода есть свои недостатки – к примеру, в России существует огромное количество компаний, которые ведут свою деятельность на территории Российской Федерации, но, при этом, инкорпорированных в иностранных юрисдикциях. В случае возбуждения производства по делу о банкротстве, российские кредиторы не защищены: они вынуждены либо начинать процедуру банкротства в стране регистрации юридического лица, либо надеяться на исполнительное производство в России. Более того, начиная процедуру банкротства в иностранной юрисдикции, у кредиторов может отсутствовать специфический банкротный инструментарий возврата активов, такой, как заявление о признании сделки недействительной, виндикация, привлечение контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности. Для процедуры банкротства характерно национальное регулирование, тогда как необходимо трансграничное. В связи с чем, представляется рациональным применение COMI-стандарта  - то есть компетентным на возбуждение дела о несостоятельности будет является суд государства, где находится центр основных интересов должника, и применимым будет право этого же государства - lex fori concursus. Подводя итоги сказанному, необходимо отметить, что имеется большое количество различных подходов , методов, принципов и моделей трансграничных банкротств, но, при всем при этом, прийти к общему знаменателю, внедрить единые международные унифицированные нормы в области трансграничной несостоятельности в настоящее время не представляется возможным.