ИССЛЕДОВАНИЯ ВЛИЯНИЯ ПОЗИТИВНОГО ПЕРЕНОСА И РИСКОВ ПОЯВЛЕНИЯ ИНТЕРФЕРЕНЦИОННЫХ ОШИБОК ПРИ ИЗУЧЕНИИ КИТАЙСКОГО ЯЗЫКА

THE STUDY ON THE INFLUENCE OF POSITIVE TRANSFER AND THE RISKS OF INTERFERENCE ERRORS IN LEARNING THE CHINESE LANGUAGE

По причине того, что в современном мире Китай стал активным участником международных отношений, а сотрудничество России и Китая расширилось во всех сферах, включая экономическую, социальную и культурную, китайский язык стал одним из самых востребованных языков в мире. Не смотря на то, что пандемия 2020 года привела к закрытию границ и ограничению международных обменов, Китай по-прежнему остается ключевым партнером Российской Федерации во многих сферах. Возросший за последнее десятилетие спрос на специалистов с хорошим уровнем владения китайским языком не снизился за последний год. Следовательно, вопрос подготовки специалистов, свободно владеющих китайским языком, остается актуальным и посей день. В случае преподавания китайского языка проблема стоит особенно остро. Первым иностранным языком для подавляющего большинства обучающихся является английский язык. Данный факт позволяет предположить, что использование позитивного переноса при изучении китайского языка позволит повысить качество обучения, позволит преподавателю эффективнее представлять новый материал, ускорит процесс его усвоения обучающимися. Целью статьи является выявление возможностей позитивного трансфера с английского языка на китайский для повышения эффективности обучения китайскому языку.

Проблема трансфера при обучении иностранным языкам исследуется лингвистами с середины прошлого столетия. Термин «трансфер» произошел от английского слова transfer – переносить, в русской литературе он часто заменяется термином «перенос». В 50-60е гг. прошлого столетия, термин «трансфер» появляется в работах американских лингвистов Чарльза Фриза, Роберта Ладо. Роберт Ладо понимал под трансфером перенос значений и форм родного языка и культуры на изучаемый целевой язык. Существует два типа трансфера: негативный трансфер, который приводит к ошибкам в использовании изучаемого языка; и позитивный перенос, который облегчает освоение иностранного языка. В научной литературе для обозначения негативного трансфера используется термин «интерференция» (от англ. interference), предложенный учеными Йорио и Алдерсоном. Для обозначения позитивного трансфера используется термин «позитивный перенос». В своих исследованиях Керн[1] выдвинул предположение о том, что родной язык обучающихся является не только источником лексических и морфосинтаксических структур, но также служит альтернативным пространством для формулировки значений. Возможности использования позитивного трансфера в процессе обучения иностранным языкам исследовала в своих работах Н.В. Баграмова. Автор приходит к выводу о том, что сравнительно-сопоставительный анализ языковых явлений двух языков и акцент на положительном переносе позволяют интенсифицировать процесс обучения. Явления переноса и интерференции возникают не только при взаимодействии целевого языка с родным языком учащихся. Н. С. Казимирова в своих исследованиях отмечает, что подобное взаимодействие наблюдается и при использовании первого иностранного языка как посредника в обучении второму иностранному. Все вышеперечисленные исследования служат дидактическим обоснованием использования позитивного переноса при обучении второму иностранному языку.[2] 

Проведение аналогий между китайским и английским языками позволяет прогнозировать интерференционные ошибки и потенциал использования позитивного переноса при  изучении китайского на уровне фонетики, лексики и грамматики. На ранних этапах обучения, когда учащиеся только знакомятся с системой китайского алфавита пиньинь, наблюдается большое количество интерференционных ошибок в области фонетики. К буквам, имеющим различное чтение в английском и китайском языкам относятся: j,q,x,r,z,c.

При чтении буквы x органы речи занимают такое положение, при котором образуются две щели. Одна из них находится между кончиком языка и альвеолами: кончик языка загибается назад к нижнему краю альвеол, где и образует плоскую щель. Другая находится между задней частью спинки языка и мягким нёбом. Так образуется звук схожий по звучанию с русским звуком [с’].

При чтении буквы r положение органов речи почти во многом совпадает с положением речевого аппарата при чтении буквы x. Отличие заключается в том, что кончик языка поле приподнят, спинка языка занимает более прогнутое положение. Не владеющие английским языком обучающиеся склонны подменять данный согласный звук русским [ж], владеющие английским языком и ошибочно произносят звук [r].

Буква c при чтении дает глухую аффрикату [ts], которая образуется путем сочетания смычного начала согласного звука [t’] и щелевого согласного [с]. Данная аффриката произносится с придыханием и имеет длительный щелевой момент, также важно напоминать, что этот звук всегда твердый. Воспринимая систему пиньинь как английский алфавит, многие учащиеся читают букву c как русский звук [с’] или как [k] по аналогии с чтением этой буквы в английском слове cat [ kæt ].

В системе пиньинь буква q соответствует глухой аффрикате [tš’], которая представляет собой сочетание смычного начала согласного [t’] с щелевым согласным [š’]. При произнесении аффрикаты положение языка меняется: в момент раскрытия щели язык отодвигается назад. В отличие от звука [ч’] в русском языке, который является всегда мягким, в китайском языке аффриката [tš’] всегда твердая. Очень часто студенты читают букву q как [kjuː] ро аналогии с английским языком.

На письме буквами z и j обозначают полузвонкие аффрикаты, которые являются одними из самых трудно усваиваемых звуков китайского языка. Положение речевого аппарата при чтении буквы j, отражающей на письме аффрикату [dž’], полностью соответствует его положению при произнесении аффрикаты [tš’]. Аффриката [dž’] образуется путем сочетания полузвонкого [d] с теоретически возможным звонким элементом щелевого согласного [z]. Распространенной ошибкой является чтение буквы j как в английском языке [dʒ]. То же самое происходит при чтении буквы z, которая дает сочетание звуков [dz]. При негативном влиянии английского языка как первого иностранного, студенты склонны читать букву z как [z]. При этом в ходе овладения основами фонетики китайского языка наблюдается также позитивный перенос. Чтение буквы w в системе пиньинь полностью соответствует чтению буквы w в английском языке [w]. Знание фонетических норм английского языка помогает обучающимся освоить произнесение заднеязычного конечного согласного звука [ŋ], который соответствует звуку [ŋ] в английском языке и на письме записывается как ng.

Позитивный перенос может наблюдаться при изучении грамматических феноменов китайского языка, поскольку некоторые грамматические явления китайского языка схожи с явлениями английского языка. В отличие от английского языка, в китайском языке отсутствует категория времени, глаголы не изменяются по временам. Следовательно, судить о том, относится ли событие к прошлому, настоящему или будущему возможно с помощью темпоративов. Однако в китайском языке есть понятие 动态 («динамика действия», «статус действия»). Статус действия уточняется с помощью глагольных суффиксов, таких как 了, 过, 着, или наречий времени, например 快要, 就要, 正在 и тд. При объяснении правил использования глагольных суффиксов и временных наречий в китайском языке можно сравнить их с понятиями perfect и continuous во временах английского языка. В таком случае, полученные грамматические навыки английского языка будут способствовать более успешному пониманию грамматических явлений китайского языка.

  1. Не смотря на то, что Китай долгое время оставался закрытой страной, сейчас Китай является активным участником международного взаимодействия, что оказало влияние на китайский язык. Чаще всего заимствование слов происходит по принципу фонетической кальки. Число слогов в таких слов не превышает пяти, в большинстве случаев ограничивается 2-3 слогами. Причиной появления новых слов китайского языка таким способом является ограниченность возможности передачи значения семантическим способом. Примерами таких слов служат слова 巧克力 qiǎokèlì «шоколад»; 沙发 shāfā «диван»;巴士bāshì «автобус»; 迷你 mini «мини»; 幽默yōumò «юмор»; 粉丝fěnsī «фанаты, поклонники»; 三明知sānmíngzhi «сэндвич»; 咖啡 kāfēi «кофе»; 沙拉 shālā «салат»; 比基尼bǐjīní «бикини». Не смотря на то, что при появлении в китайском языке указанных выше групп слов, их произношение адаптируется, они всё-равно четко осознаются иностранными учащимися как заимствования. Заимствованные слова китайского языка легче запоминаются, несмотря на сохранение иероглифического написания. Немаловажный пласт заимствованной лексики составляют заимствования с помощью сочетания буквенных и иероглифических компонентов. Такие слова в китайском языке называют 混血儿, что значит «гибрид, полукровка». Примерами подобных слов служат: K歌, где К обозначает караоке, а иероглиф 歌 - песню; Т恤, по аналогии с английским словом Т-shirt; call台, что значит «телефонный информационный центр», где call от английского слова «звонить» и 台  - «стойка»; 3Q «спасибо» от английского thank you; MP三 «MP3»; OK了, сочетание английского слова «ОК» и частица 了. В современном китайском языке также появились заимствованные буквенные слова, для написания которых используется латинский алфавит, например kiss «поцелуй», call «звонок», smile «улыбка», nice «хорошо». С одной стороны изучение подобной лексики позволяет быстро обогатить словарный запас обучающихся, с другой стороны, следует отметить, что при изучении этой группы слов возникает риск возникновения интерференционных ошибок. К примеру, выражение 打call в китайском языке состоит из двух частей: первая - иероглиф 打, который в словосочетании 打电话 имеет значение «звонить (по телефону)»; вторая часть - заимствованное из английского языка слово call. При появлении данного слова в тексте обучающиеся, владеющие английским языком, могут ошибочно предположить, что данное словосочетание имеет значение «звонить (по телефону)». В реальности это выражение используется в интернет сленге китайского языка со значением «горячо поддерживать». 

Трудность усвоения данных лексических единиц заключается в том, что если обучающийся находится вне языковой среды, то есть изучает язык в родной стране, у него ограничены возможности искусственно создать себе языковую среду «живого» языка. У учащегося нет широкого доступа к источникам информации о новых словах китайского языка, о заимствованиях из английского, которые могут облегчить изучение китайского языка, повысить навыки общения на языке. Следовательно, на преподавателе лежит дополнительная ответственность по адаптации и дополнению учебного материала с целью повысить эффективность обучения китайскому языку. Для этого преподавателю необходимо самостоятельно подбирать тексты для дополнительного чтения, видео и аудио фрагменты, чтобы дать обучающимся возможность освоить новые лексические единицы, пополнить словарный запас новыми заимствованными словами, а также составить упражнения для их отработки.

Из вышеизложенного можно сделать вывод о том, что на ранних этапах обучения, знание английского языка может служить барьером для усвоения произносительных норм китайского языка. Не смотря на то, что многие звуки китайского и английского языков похожи, при чтении слов, записанных с помощью транскрипции пиньинь, возникает немало ошибок. Это вызвано тем, что знакомые обучающимся знаки латинского алфавита имеют непривычное для учащегося чтение. Данные трудности могут быть преодолены в течение вводного фонетического курса. С точки зрения грамматики, в китайском языке наблюдаются явления, не имеющие аналогов в родном языке учащихся, но сходные с явлениями английского языка. Следовательно, при изучении грамматики китайского языка возникает положительный перенос грамматических навыков, выработанных при изучении первого иностранного языка (английского), на второй иностранный язык (китайский). При выработке лексических навыков и расширении активного словарного запаса обучающего также может наблюдаться позитивный трансфер, поскольку в современном китайском языке появилось немало слов, пришедших в китайский из английского языка по принципу фонетической кальки. Знания о возможных интерференционных ошибках и возможностях использования позитивного трансфера языковых навыков, полученных при изучении первого иностранного языка, дают возможности для более быстрого и эффективного изучения второго иностранного. Эти знания могут быть использованы как обучающимся при сознательном обучении, так и преподавателем при подготовке комплексов упражнений, направленных на развитие определенных языковых навыков. Психолингвистический феномен  «положительный перенос», таким образом, может быть интегрирован в образовательный процесс для создания благоприятных психолого-педагогических условий достижения целей обучения. 

Список литературы:

  1. Артемьева И. Использование языка-посредника на начальном этапе обучения литературе в коммуникативных целях // Всесоюзная научная конференция в Ленинградском горном институте им. Плеханова. — ЛГИ им. Плеханова Ленинград, 1980.
  2. Виноградов В.В. Проблемы литературных языков и закономерностей их образования и развития / В.В. Виноградов ; АН СССР, Ин-т рус. яз.- М.: Наука, 1967. - 132 с.
  3. Фильцова М. С. Использование языка-посредника в обучении русскому языку студентов English Media [Текст] // Образование: прошлое, настоящее и будущее: материалы II Междунар. науч. конф. (г. Краснодар, февраль 2017 г.). — Краснодар: Новация, 2017. — С. 97-99.
  4. Хауген Э. Языковой контакт // Новое в зарубежной лингвистике. М.: Прогресс, 1972. Вып. 6. С. 344-362.
  5. Щерба Л.В. О взаимоотношениях родного и иностранного языков/Л.В. Щерба // Иностранный язык в средней школе: Методич. сборн. М., 1934. Вып. I. С. 30–34.

References:

  1. Artem'eva I. Ispol'zovanie jazyka-posrednika na nachal'nom jetape obuchenija literature v kommunikativnyh celjah // Vsesojuznaja nauchnaja konferencija v Leningradskom gornom institute im. Plehanova. — LGI im. Plehanova Leningrad, 1980.
  2. Vinogradov V.V. Problemy literaturnyh jazykov i zakonomernostej ih obrazovanija i razvitija / V.V. Vinogradov ; AN SSSR, In-t rus. jaz.- M.: Nauka, 1967. - 132 s.
  3. Fil'cova M. S. Ispol'zovanie jazyka-posrednika v obuchenii russkomu jazyku studentov English Media [Tekst] // Obrazovanie: proshloe, nastojashhee i budushhee: materialy II Mezhdunar. nauch. konf. (g. Krasnodar, fevral' 2017 g.). — Krasnodar: Novacija, 2017. — S. 97-99.
  4. Haugen Je. Jazykovoj kontakt // Novoe v zarubezhnoj lingvistike. M.: Progress, 1972. Vyp. 6. S. 344-362.
  5. Shherba L.V. O vzaimootnoshenijah rodnogo i inostrannogo jazykov/L.V. Shherba // Inostrannyj jazyk v srednej shkole: Metodich. sborn. M., 1934. Vyp. I. S. 30–34.

 

[1] Хауген Э. Языковой контакт // Новое в зарубежной лингвистике. М.: Прогресс, 1972. Вып. 6. С. 344-362.

 

 

[2] Виноградов В.В. Проблемы литературных языков и закономерностей их образования и развития / В.В. Виноградов ; АН СССР, Ин-т рус. яз.- М.: Наука, 1967. - 132 с.