ОНТОГЕНЕТИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ СТАНОВЛЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА

Раскрытие смысла процесса становления целостности человека предполагает, в частности, выявление присущих ему онтогенетических механизмов, то есть принципиальных схем становления человеческой целостности в рамках природно-социально-духовных реалий жизни индивида.

Продуктивное постижение механизмов такого рода на основе системно-синергетической методологии оказывается возможным только при понимании того, что любая целостность может, при необходимости, трактоваться исследователем как системно организованная совокупность составляющих ее частей (подсистем, элементов). Наряду с этим надо учитывать и методологическую некорректность безоговорочного отождествления целостности с системой или же использование соответствующих терминов как взаимозаменяемых синонимов. Изучая объект как целостность, исследователь акцентирует внимание на взаимоопределенности, онтологическом единстве составляющих его компонентов, на его конкретности во взаимоотношении с многообразным внешнесредовым окружением. Если же объект исследуется как система, то здесь на первом плане оказывается присущая ему организация, структурность, специфика связи между его элементами и функциональная упорядоченность его внешних проявлений. Более того, одни объекты познания в зависимости от характера разрабатываемых проблем могут явиться как целостностью, так и системой, другие же – выступить в процессе изысканий либо тем, либо другим [7].

Согласно фундаментальным синергетическим представлениям, переход системы из одного состояния в другое может происходить в двух последовательно сменяющих друг друга вариантах. Если реализуется первый из них, то изменения содержания системы оказываются детерминированными ее предшествующим состоянием; при реализации второго варианта перед системой открывается возможность выбора одного из нескольких альтернативных направлений становления [4].

В настоящее время понятие эволюции принято использовать в тех случаях, когда обсуждается медленное, постепенное развертывание и накопление количественных изменений какой-либо целостности, выступающих условием ее качественных изменений. Но нельзя игнорировать и то, что процесс, представления о котором обобщаются этим понятием, не является гомогенным, однонаправленным, то есть монопроцессом. Фактически в эволюции сопряжены два противоположно направленных процесса. Ведь, в самом деле, эволюционирующая целостность претерпевает как прогрессивные изменения, связанные с усложнением, повышением уровня ее организации, так и принципиально отличающиеся от них по своей направленности регрессивные изменения. Кроме того, следует подчеркнуть, что те и другие изменения зачастую происходят в различных частях некой конкретной целостности одновременно [3].

Сказанное свидетельствует о том, что вошедший в традицию вариант трактовки эволюции, неявно приписывающей ей только одну - прогрессивную – направленность, нуждается в уточнении. Надо признать, что в данном варианте понятие эволюции употреблено в широком, обобщающе-абстрагирующем смысле. В узком же, ограничивающе-конкретизирующем смысле это понятие можно использовать применительно к присущей целостности процессу развертывания и накопления прогрессивных изменений. А для обозначения процесса развертывания и накопления регрессивных изменений, снижающих уровень организации целостности (или тождественного ему по результатам процесса свертывания и утраты прогрессивных изменений), необходимо обратиться к понятию инволюции. Иначе говоря, под эволюцией, взятой в широком смысле, следует понимать совокупность двух разнонаправленных эволюционных процессов. Один из этих процессов есть прогрессивная эволюция, то есть эволюция, взятая в узком смысле, другой - регрессивная эволюция, то есть инволюция [7].

Второй вариант становления целостной самоорганизующейся системы предполагает обязательную временную утрату гомеостаза и сопряженную с этим качественную перестройку. Существенная часть представлений о характере происходящих при этом изменений обобщается понятием бифуркации. Бифуркация есть «состояние, когда система, потеряв устойчивость, полностью теряет память и ее последующая эволюция оказывается принципиально непредсказуемой, поскольку определяется только теми случайными факторами, которые в момент бифуркации действуют на систему». Причем в реальности бифуркация есть не одномоментный акт, а некоторый протяженный во времени процесс кардинальной перестройки системы, по ходу которого и осуществляется объективация одного из возможных путей ее развития [5].

Соответственно человеческая целостность, будучи системно организованной, развивается посредством согласованных по времени, последовательно сменяющих друг друга действий данных механизмов [2]. Безальтернативно реализуясь в рамках бинарного цикла, эти механизмы поочередно конституируют характер процесса становления целостности человеческого существа.

Эволюционно-инволюционный механизм становления человеческой целостности являет собой сравнительно медленное, постепенное накопление небольших по масштабу и индивидуально, казалось бы, маловажных изменений, повышающих (эволюция) и снижающих (инволюция) сложность ее внутренней организации. Изменения, происходящие в рамках этого механизма, могут оказаться детерминированными предшествующим состоянием человеческой целостности, стать отражением основных тенденций ее становления, а также иметь стохастический характер; взятые во всей совокупности, они зачастую являются вполне предсказуемыми [1].

Бифуркационный механизм предполагает сравнительно быстрое, скачкообразное преобразование человеческой целостности, изменение многих ее свойств, обретение ею жизненного состояния, качественно отличающегося от того, что только что было утрачено, возникновение нового соотношения между ее природно-органическими, социально-личностными и духовно-душевными составляющими. Устойчивость человеческой целостности непосредственно во время акта ее преобразования снижается. При этом характер происходящих изменений и вновь возникающая направленность развития – как, впрочем, и мера ее устойчивости в эволюционно-инволюционной фазе следующего бинарного цикла самоорганизации – оказываются малопредсказуемыми.

Дальнейшее обсуждение выделенных механизмов применительно к специфике становления человеческой целостности требует введения в понятийно-терминологический аппарат данного исследования ряда элементов, используемых (традиционно или инновационно) в рамках синергетически ориентированных концепций. Прежде всего, следует обратиться к понятиям диссипативных систем (структур), флуктуаций (флюктуаций) и эмерджента; открытости, неравновесности и нелинейности; изменчивости, наследственности и отбора; тезауруса, детектора и селектора.

Изменчивость системы представляет собой ее подверженность переменам, преобразуемость ее наличных параметров, становление ее чем-то иным. Объем этого понятия составляет множество разнообразнейших явлений, создающих «поле вариантов», необходимых для выбора дальнейшего продолжения процесса эволюции системы.

Понятие наследственности используют в том случае, когда обсуждают соотношение прошлого и настоящего системы. Любая система зависит от своего прошлого. Причем, сугубо теоретически, память ее может быть бесконечной или же вовсе отсутствовать. Однако такие характеризующиеся абсолютной памятью или полным ее отсутствием системы - «это некоторые абстракции. В реальной жизни память всегда бывает ограниченной», а потому попытки обнаружить безусловно детерминированные или же недетерминированные системы в человекоразмерном фрагменте Мира вряд ли дадут положительный результат.

Таким образом, отбор есть вычленение отдельных элементов из какого-либо множества. Его роль в самоорганизации динамических систем предопределена объективными законами развития чувственно воспринимаемых и умопостигаемых явлений, правилами и принципами, из них вытекающими. В. П. Бранский, исходя из того, что именно отбор лежит в основе развития, предлагает три вопроса, на которые следует ответить при раскрытии внутреннего механизма этого процесса: «1) из чего производится отбор; 2) кто его осуществляет; 3) с помощью чего отбор осуществляется. Первый фактор удобно назвать тезаурусом; второй – детектором, а третий – селектором» [3].

Сказанное свидетельствует о том, что обсуждаемые онтогенетические механизмы становления человеческой целостности вполне корректно могут быть признаны парциальными. Если же рассматривать данные механизмы в интегрированном виде, то их совокупность обнаруживается как системный механизм становления человеческой целостности.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ: 

  1. Бранский В. П. Теоретические основания социальной синергетики // Вопросы философии. – 2015. – № 4. – С. 112-129.
  2. Гленсдорф П., Пригожин И. Термодинамическая теория структуры, устойчивости и флуктуаций. – М.: Мир. – 1973. – 280 с.
  3. Моисеев Н. Н. Логика динамических систем и развитие природы и общества // Вопросы философии. – 1999. – № 4. – С. 5.
  4. Пригожин И. Порядок из хаоса: Новый диалог человека с природой. – М.: Прогресс. – 1986. – 431 с.
  5. Синергетике – 30 лет. Интервью с профессором Г. Хакеном // Вопросы философии. – 2015. – № 3. – С. 53-61.
  6. Тоффлер О. Предисловие. Наука и изменение // Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса: Новый диалог человека с природой. – М.: Прогресс. –1986. – С. 11-33.
  7. Хакен Г. Синергетика: Иерархия неустойчивостей в самоорганизующихся системах и устройствах. – М.: Мир. –1985. - 240 с.