СРЕДСТВА ВЫРАЖЕНИЯ ИРОНИИ В РОМАНАХ СЬЮ ТАУНСЕНД «THE QUEEN AND I» И «NUMBER TEN»

LEXICAL MEANS OF EXPRESSING IRONY IN SUE TOWNSEND’S NOVELS “THE QUEEN AND I” AND “NUMBER TEN”

Среди видов комического особое место занимает ирония из-за ее возможности скрыто выражать отрицательную оценку объекта. Так, она может быть определена как «выражающее насмешку или лукавство иносказание, когда слово или высказывание обретают в контексте речи значение, противоположное буквальному смыслу или отрицающее его, ставящее под сомнение»[1]. Данное определение содержит в себе указание на необходимость контекста при реализации иронии, а также на наличие двух планов, в которых образуется ироническая модальность: формально положительного и имплицитно отрицательного.

Проблема выделения и классификации средств выражения иронии привлекает внимание исследователей. Так, классификация С.И. Походни представляет приемы выражения иронии на лексическом, синтаксическом и текстовом уровнях[2], не принимая во внимание фонетические и интонационно-графические средства, выделенные, например, М.Е. Лазаревой[3]. Более того, О.П. Ермакова приводит список способов выражения иронии, актуализируемых как на лексическом, так и на синтаксическом уровнях и совмещающих в себе принципы действия каждого из этих уровней[4].

В данной работе представлены некоторые способы выражения иронии, на основе выведенных вышеприведенными исследователями, распределенные на лексическом, синтаксическом и текстовом языковых уровнях, на материале англоязычных романов С. Таунсенд «The Queen and I» и «Number Ten».

Одним из наиболее распространенных лексических способов выражения иронии можно назвать реализацию иронической модальности свободным словосочетанием определенного типа. Меньшей частотностью характеризуется использование интенсификаторов (и деинтенсификаторов), позволяющих привнести эмоциональный и оценочный компоненты в высказывание. Так, лексический уровень в романах может быть представлен следующими примерами.

  1. «He had selected his jewellery carefully, he didn’t want to look too flashy. He settled on wearing one thick gold chain around his neck, his chrome identity bracelet on his left wrist and just the three rings. The chunky silver with the skull and crossbones, the ruby signet and the gold sovereign.»[5].

Данный пример демонстрирует использование словосочетания схемы V+adv. («selected carefully»), выражающего ироническую модальность, и приема преуменьшения отрицательной характеристики посредством интенсификаторов («too flashy», «just the three rings»). В первом случае иронический центр заключает в себе наречие «carefully» нейтрально-положительной семантики, дополненное следующим элементом, выражающим причину такого действия: «he didn’t want to look too flashy». Буквальная трактовка данных элементов позволяет описать персонажа как якобы тщательно и в рамках допустимого продумывающего свой гардероб. Тем не менее, последующий фрагмент текста указывает на несоответствие его подобному описанию: нарушена мера «аккуратности». В таком взаимодействии сталкиваются узуальное значение словосочетания «select carefully» («выбирать тщательно и аккуратно») и окказиональное значение, имеющее отрицательную оценку («выбирать тщательно, но неаккуратно»), реализуя таким образом авторскую ироническую модальность насмешки над хвастовством и показушничеством персонажа. Интенсификаторы играют вспомогательную роль в реализации иронического смысла: формально они выражают недостаточность качества и числа, а также имеют положительную оценочную составляющую, однако при взаимодействии с контекстом ситуации, не соответствующим формально заявленному описанию, они выражают избыточность отрицательного качества, а также имеют отрицательную модальность.

  1. «Tens of thousands of cigarettes had been smoked in the room and the ceiling and walls were a fashionable light-nicotine shade.»[6].

Данный случай демонстрирует выражение иронической модальности словосочетанием схемы A+N («fashionable light-nicotine shade»). Имея положительную оценочную окраску, прилагательное «fashionable» тем не менее зависит от контекстуальной информации, отрицательно интерпретирующей причину возникновения подобного оттенка: «Tens of thousands of cigarettes had been smoked in the room...» При взаимодействии отрицательного эффекта, производимого контекстом, и словосочетания, формально выражающего положительную модальность, возникает авторская ироническая модальность насмешки или презрения, окрашенная легким юмористическим оттенком.

Некоторыми из средств выражения иронии на синтаксическом уровне в исследуемых романах являются транспозиция восклицательных предложений, риторический вопрос, а также градация.

  1. «‘There’s no lavatory paper, Lilibet,’ whispered the Queen Mother. ‘How does one obtain lavatory paper?’ <…> ‘One has to buy it from a shop,’ said Charles… <…> ‘One does?’ <…> ‘How simply thrilling.’»[7].

Данный фрагмент использует транспозицию восклицательного предложения – притворно-восхвалительного по форме, осуждающе-отрицательного по содержанию – «How simply thrilling», представляя собой один из примеров иронической (почти саркастической) реакции. Королева-мать не рада новым скромным и непривычным условиям проживания, что обусловливает ее негодование. Так, в предложении сталкиваются формальное значение экспликации удивления и удовольствия положительной семантики и контекстуальное значение, обратное формальному по модальности, что обусловливает реализацию иронической модальности насмешки.

  1. «‘So what form of economic system would you prefer us to have?’ asked the Prime Minister irritably.

‘A simpler one,’ said Jack.

‘You’d have us all weaving our own clothes and growing our own food, would you? And morris dancing round a maypole, would you? And I suppose when we’re sick we forage in the hedgerows for natural remedies, do we?’»[8].

 Данный фрагмент демонстрирует использование цепочки риторических вопросов. Их целью в данном разговоре является попытка представить более «простую» модель экономической системы, которая, как видится одному из собеседников, невозможна. В последовательном применении гиперболы, облеченной в форму подтверждающих вопросов, прослеживается ироническая модальность, близкая к саркастической и выражающая презрение и насмешку над человеком, чье мнение не соответствует видению и опыту премьер-министра.

  1. «The driver of the pantechnicon had turned murderous eyes onto her. After enduring three hours of her company he could cheerfully have put her up against a wall, a scarf around her eyes, a bullet in her heart. He would have denied her a last cigarette.»[9].

Для выражения иронии с юмористическим оттенком данный фрагмент использует градацию. По мере продолжения цепочки действий и нарастания эмоциональности их выражения автор придерживается одного логического ряда, никак не нарушая их последовательность. Однако, последний элемент разрушает построенную градацию, объективно будучи логически непоследовательным и эмоционально невыразительным. Ирония в данном случае использована с целью насмешки над персонажем, в своей системе ценностей ставящим позволение человеку забрать его последнюю сигарету выше убийства.

Лексический повтор как средство выражения иронии на уровне текста позволяет эксплицировать формально скрытую отрицательную авторскую модальность в определенном отрывке текста или на протяжение всего произведения. Так, приемы реализации иронии на текстовом уровне могут быть представлены следующими примерами.

  1. «Tony Threadgold lit a cigarette and passed it to his wife. Then he lit one for himself. His good manners were often mocked at the Flowers Estate Working Men’s Club. He had once said, “Excuse me,” as he struggled through the scrum at the bar with a tray of drinks, only to have his sexuality challenged.

“‘Excuse me?”’ mocked a fat man with psychotic eyes. “What are you, a poofter?”

Tony had brought the tray of drinks crashing down on the man’s head: but then had immediately gone to Bev and apologised for the delay in obtaining more drinks. Lovely manners.»[10].

В данном примере используется лексический повтор существительного «manners» в составе словосочетаний «good manners» и «lovely manners». Такой вид выражения иронии четко демонстрирует способность переосмысления повторяющихся элементов, а также информации, в этом случае обрамленной повтором. Первый компонент «good manners», зависимый от описания ситуации зажигания сигареты сначала для жены Тони и только потом для себя и употребленный автором с относительно небольшой насмешкой, вызывает описание лишь частично соответствующей такому определению ситуации. С точки зрения Тони употребление физической силы полноправно в случае оскорбления его личности и «хороших манер». Сочетание такого мнения с вполне галантным и вежливым отношением Тони к своей жене порождают неоднозначную ситуацию, изначально охарактеризованную при помощи словосочетания «good manners» (что не является полностью верным по причине бестактного применения силы в ответ на оскорбление) и в последующем подкрепленную повторным элементом «lovely manners», способствующим переосмыслению данной информации и выявления скрытой авторской насмешки над «хорошими» манерами персонажа и, следовательно, правомерности применения к нему такой характеристики.

  1. «‘I’ve made it quite clear that a referendum will be held when...'

On Africa. ‘Clearly Africa has huge problems...

And Malcolm Black. ‘I think it’s clear to everyone that Malcolm is a wonderful Chancellor of the Exchequer...’

All went well until Mary Murphy asked him if he knew the price of a pint of milk.

He smiled and said, ‘We’re European, Mary, clearly you mean a litre.’»[11].

«The Prime Minister smiled into the mirror and said, ‘The Bostocks are tremendous people and this is a tremendous place, everything is tremendous. I’m enjoying myself tremendously.’»[12].

Приведенные примеры демонстрируют также использование повтора на двух отрезках текста: «clear» и «tremendous» и их соответствующие формы. В первом фрагменте, будучи подкрепленными средством интонационно-графического выражения иронии – курсивом, а также будучи сконцентрированными на ограниченном отрезке текста, словоформы «clear» довольно четко организуют систему слов, не несущих смысловой нагрузки и появляющихся в речи автоматически, чем обусловливают отрицательное отношение к ним автора при их нейтрально-положительной семантике. Данный фрагмент находит продолжение в следующем, где тот же персонаж выражает свои эмоции в довольно комичном ключе, открывая возможности иронической или саркастической интерпретации выражения либо как ироника (хотя его искреннее отношение с точностью проследить нельзя), либо как жертвы поддерживаемой автором модальности насмешки над автоматизмом персонажа.

В данной статье были рассмотрены средства выражения иронической модальности в художественном тексте на лексическом, синтаксическом и текстовом уровнях: анализ приведенных примеров с точки зрения приемов реализации иронии и их действия позволяет подтвердить не только основание механизма данных приемов на использовании несоответствия формально выражаемого и подразумеваемого планов, но и поддерживание ими связи с контекстом, что необходимо для реализации иронии.

 

Литература

  1. Townsend S. Number Ten. Penguin Books, 2003. 296 p.
  2. Townsend S. The Queen and I. BCA, 1992. 239 p.
  3. Ермакова О. П. Ирония и ее роль в жизни языка. М.: Флинта, 2011. 107 с.
  4. Лазарева М.Е. Языковые средства выражения иронии на материале норвежских публицистических текстов: дис. … канд. филол. наук. М., 2005. 198 с.
  5. Походня С.И. Языковые виды и средства реализации иронии. Киев: Наук. думка, 1989. 126 с.
  6. Розин Н.П. Ирония // Большая советская энциклопедия. М.: Советская энциклопедия, 1969-1978.

 

Literature:

  1. Townsend S. Number Ten. Penguin Books, 2003. 296 p.
  2. Townsend S. The Queen and I. BCA, 1992. 239 p.
  3. Ermakova O. P. Ironija i ee rol' v zhizni jazyka. M.: Flinta, 2011. 107 p.
  4. Lazareva M.E. Jazykovye sredstva vyrazhenija ironii na materiale norvezhskih publicisticheskih tekstov:
  5. Pohodnja S.I. Jazykovye vidy i sredstva realizacii ironii. Kiev: Nauk. dumka, 1989. 126 p.
  6. Lazareva M.E. Jazykovye sredstva vyrazhenija ironii na materiale norvezhskih publicisticheskih tekstov: dis. … kand. filol. nauk. M., 2005. 198 p.
  7. Rozin N.P. Ironija // Great Soviet Encyclopedia. M.: Soviet Encyclopedia, 1969-1978.

 

[1] Розин Н.П. Ирония // Большая советская энциклопедия. М.: Советская энциклопедия, 1969-1978.

[2] Походня С.И. Языковые виды и средства реализации иронии. Киев: Наук. думка, 1989.

[3] Лазарева М.Е. Языковые средства выражения иронии на материале норвежских публицистических текстов: дис. … канд. филол. наук. М., 2005. С.15-16

[4] Ермакова О. П. Ирония и ее роль в жизни языка. М.: Флинта, 2011.

[5] Townsend S. The Queen and I. BCA, 1992. P.142.

[6] Townsend S. Number Ten. Penguin Books, 2003. P.141.

[7] Townsend S. The Queen and I. BCA, 1992. P.60.

[8] Townsend S. Number Ten. Penguin Books, 2003. P.60.

[9] Townsend S. The Queen and I. BCA, 1992. P.45.

[10] Townsend S. The Queen and I. BCA, 1992. P.26-27.

[11] Townsend S. Number Ten. Penguin Books, 2003. P.50.

[12] Ibid. P.188.