УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЗАХВАТА ЗАЛОЖНИКОВ

CRIMINAL-LEGAL CHARACTERISTIC OF SEIZURE OF HOSTA

Захват заложника – виновно совершенное, общественно-опасное деяние, запрещенное Уголовным кодексом Российской Федерации под угрозой наказания. Данное преступное посягательство, несмотря на, небольшое количество лиц, привлеченных к уголовной ответственности за его совершение, продолжает оставаться актуальным и практически значимым в части предмета исследования учеными правоведами и юристами. [1]

Объект преступления, предусмотренного ст. 206 УК РФ, общественная безопасность. Общественная безопасность является наиболее существенным элементом объекта разд. IX УК РФ. Понятие "безопасность" широко употребляется в общей и специальной литературе (национальная безопасность, международная безопасность, государственная безопасность, общественная безопасность, безопасность движения, экологическая безопасность, безопасность личности, пожарная безопасность и др.).

Понятие безопасности впервые раскрыто в Федеральном законе от 5марта 1992г. N 2446-1 "О безопасности" Закон РФ от 5 марта 1992г. N 2446-1. Она определяется в ст. 1 данного Закона как состояние защищенности общества и государства от внутренних и внешних угроз. [2]

Общественную безопасность как объект уголовно-правовой охраны можно определить как совокупность общественных отношений, регулирующих безопасные условия жизни личности, общества и государства. Она заключается в создании таких условий, при которых человек и все население чувствуют себя социально защищенными. В этом смысле общественная безопасность является не только одной из потребностей общества, но и общим благом, общей ценностью, в сохранении и развитии которой заинтересовано и государство, и общество, и граждане. Однако главную ответственность за состояние безопасности в обществе несет, прежде всего, государство. Именно оно формирует систему обеспечения общественной безопасности, под которой следует понимать совокупность мер политического, правового, экономического, организационного, научно-технического и иного характера. Данная система имеет своей основной задачей поддержание социально приемлемого уровня общественной безопасности. В уголовном праве система обеспечения общественной безопасности носит нормативный характер и включает в себя правовые, технологические и организационные нормы, а также специальные правила безопасности.

В узком смысле общественная безопасность - это система общественных отношений по поводу создания и поддержания безопасных условий жизнедеятельности общества, функционирования и развития его институтов.

Дополнительным объектом преступления при захвате заложника является охраняемые уголовным законом общественные отношения, составляющие личную свободу, под которой понимается не только физическая свобода перемещения человека, но и свобода поведения, исключающая физическое принуждение.

Факультативными объектами по указанным выше причинам являются жизнь и здоровье личности (за исключением некоторых квалифицированных и особо квалифицированных составов), а также отношения собственности и т.д. Например, в результате захвата заложника может быть уничтожен или поврежден автомобиль, воздушное или водное судно. Однако в случае совершения захвата заложника с применением насилия, опасного для жизни и здоровья (п. «в» ч. 2 ст. 206 УК), а также повлекшего по неосторожности смерть человека (ч. 3 ст. 206), здоровье и жизнь из факультативного переходят в разряд дополнительного обязательного объекта преступления.

Содержание объективной стороны составляют: захват заложника (или заложников), удержание заложника в целях понуждения третьих лиц (государства, организации, физического лица) совершить или воздержаться от совершения каких-либо действий как условия освобождения заложника.

В первую очередь необходимо ответить на вопрос: кто является заложником. В соответствии с Федеральным законом "О борьбе с терроризмом" под заложником понимается физическое лицо, захваченное и (или) удерживаемое в целях понуждения государства, организации или отдельных лиц совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия как условия освобождения удерживаемого лица Федеральный закон от 25 июля 1998 г. N 130-ФЗ. Таким образом, заложником может выступать любое лицо независимо от возраста, гражданства, социального статуса и др. (малолетний и взрослый, гражданин РФ и гражданин иностранного государства и т.д.). [3]

Так, например, заложником могут быть как случайные люди, например, посетители банка, так и конкретные лица, например ребенок бизнесмена или политика, высокопоставленное лицо, представитель иностранного государства и т.д. Чеченскими террористами были захвачены в качестве заложников: представитель президента в Чечне В. Власов, глава представительства верховного комиссара ООН по делам беженцев в Северной Осетии гражданин Франции В. Коштель. Иногда захваченным может быть собственный ребенок или иной родственник: например, отец захватил детей, закрылся в доме и под угрозой расправы выдвигает различные требования. [4]

В случае захвата заложников в местах лишения свободы или содержания под стражей потерпевшими могут быть сотрудники медсанчасти, учителя, контролеры, руководители учреждений, другие осужденные или лица, содержащиеся под стражей. [5]

Более развернутое, но по смыслу идентичное определение «заложника» и понятие «захвата заложника» содержится в Международная конвенция о борьбе с захватом заложников: Любое лицо, которое захватывает или удерживает другое лицо и угрожает убить, нанести повреждение или продолжать удерживать другое лицо (именуемое как "заложник") для того, чтобы заставить третью сторону, а именно: государство, международную межправительственную организацию, какое-либо физическое или юридическое лицо или группу лиц - совершить или воздержаться от совершения любого акта в качестве прямого или косвенного условия для освобождения заложника, совершает преступление захвата заложников по смыслу Конвенции.

Захват заложника может осуществляться открыто либо тайно, с применением насилия или угрозы его применения либо без такового. Его сущность заключается в завладении человеком с последующим ограничением свободы его передвижения, которое сопровождается в последующем открытым сообщением об этом и выдвигаемых условиях его освобождения (выдвижением ультиматума). Удержание заложника - это насильственное осуществление контроля над его действиями и воспрепятствование выходу удерживаемого на свободу. Оно может совершаться как лицом, захватившим заложника, так и другими лицами. [6]

Особенность угрозы при понуждении, в целях которого совершается захват или удержание заложника состоит в том, что она фактически адресуется третьим лицам, а по направленности причинения вреда - заложнику. Угрожают именно с целью понуждения третьих лиц к выполнению определенных требований. Угроза может быть словесной, в демонстрации предметов, которые могут быть использованы для реализации высказанной угрозы, и т.д.

Вместе с тем во всех случаях угроза (психическое насилие) должна быть реальной и осуществимой, чтобы выступить в качестве средства, парализующего возможное сопротивление заложника и иных лиц.

Обратим внимание на то, что при исследовании объективной стороны, для вынесении решения по делу, судебными органами нередко допускаются ошибки.

Как правило, насилие при захвате или удержание заложника является неотъемлемым элементом. Однако необходимо отличать насилие опасное и не опасное для жизни и здоровья. Опасное для жизни и здоровья насилие является квалифицирующим признаком, соответственно, нами будет рассмотрено насилие не опасное для жизни и здоровья, Однако уяснение содержания насилия, не опасного для жизни и здоровья, на практике представляет значительную сложность и в первую очередь в связи с отсутствием законодательной дефиниции насилия, опасного для жизни и здоровья, что будет рассмотрено ниже, при изложении вопросов квалификации захвата заложника. По негласному правилу насилием, не опасным для жизни или здоровья, признается такое, которое не повлекло причинение легкого, средней тяжести или тяжкого вреда здоровью. [7]

Захват, сопровождающийся насилием, не опасным для жизни и здоровья, не повлекший наступление последствий, указанных в ст. ст. 115, 112 или 111 УК РФ, может сопровождаться побоями, причинением физической боли, заламыванием рук, связыванием, запиранием в помещение и т.д., однако при этом такое насилие не должно нести угрозу жизни человека. Одним из видов насилия, применяемого при захвате заложника, можно признать насильственное доведения потерпевшего до состояния опьянения или применения одурманивающих веществ.

Преступление, предусмотренное ст. 206, признается оконченным при совершении хотя бы одного из альтернативных действий: захвате либо удержании заложника. Причем угроза убийством, причинением тяжкого вреда здоровью в процессе захвата или удержания заложника охватывается объективной стороной этого преступления, и поэтому дополнительной квалификации по другим статьям не требуется. Оконченным преступление считается с момента фактического захвата, т.е. насильственного лишения свободы человека, или начала его удержания в качестве заложника. В последнем варианте деяние приобретает форму продолжаемого преступления.

В заключение необходимо осветить вопросы добровольного освобождения заложника. В примечании к ст. 126 УК РФ законодатель предусмотрел, что лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления. Смысл данной нормы в ее содержании. Она имеет принципиальное значение для борьбы с преступностью, ибо в ней находит отражение идея, согласно которой важно не только и не столько наказание виновного, а в значительно большей степени - возможность предотвращения негативных последствий, возникающих в связи с насильственным изъятием человека из среды его обитания. [8]

Добровольное освобождение заложника - это освобождение, которое осуществлено лицом, его захватившим, по собственной инициативе, несмотря на имевшуюся у этого лица возможность удерживать захваченного и далее. Добровольность в данном случае характеризуется тем, что виновный окончательно отказался удерживать находившегося в его власти заложника, по своей воле прекратил совершенное им длящееся преступление. Освобождение не может считаться добровольным, если захватчик в процессе оказания сопротивления законным властям вынужден был пойти на освобождение заложника, опасаясь за собственную судьбу, ибо считал дальнейшее сопротивление безнадежным.

Освобождение заложника по требованию властей имеет место в случаях выполнения виновным требования властей, его отказа от сопротивления властям и добровольного освобождения им потерпевшего. Мотивы, которыми руководствовалось виновное лицо при принятии решения об освобождении заложника для квалификации значения не имеют.

Субъектом захвата заложника является вменяемое физическое лицо, достигшее 14-летнеого возраста. По мнению ряда ученых произошло неоправданное снижение возраста уголовной ответственности за захват заложника с 16 до 14 лет. [9] Указание на повышенную общественную опасность захвата заложника вряд ли является весомым аргументом для снижения возраста уголовной ответственности. Умысел виновного при захвате заложника направлен создание обстановки страха, неуверенности у населения, чтобы таким образом оказать давление на власть, ее органы или должностных лиц с целью изменения их деятельности в интересах преступников. Вряд ли несовершеннолетние в возрасте от 14 до 16 лет могут преследовать указанные в диспозиции ст. 206 УК РФ цели. Кроме того, как показало исследование следственно-судебной практики, ни одно преступление (захват заложника) не совершено в возрасте от 14 до 16 лет.

Исходя их этого, было бы логичным установить уголовную ответственность за захват заложника с 16 лет.

Субъективная сторона захвата заложника характеризуется виной в форме только прямого умысла. Виновный при захвате заложника осознает общественную опасность своих действий и желает их совершить. Умысел виновного при захвате заложника направлен создание обстановки страха, неуверенности у населения, чтобы таким образом оказать давление на власть, ее органы или должностных лиц с целью изменения их деятельности в интересах преступников.

Прямым умыслом применительно к захвату заложника, является осознание виновным общественной опасности своих действий и желания их совершения. Осознание виновным общественной опасности захвата заложника предполагает фактическое понимание им характера и социальной значимости тех общественных отношений, на которые он посягает, совершая преступление, понимание содержания своих действий, а также фактических обстоятельств совершенного (место, время, обстановка, орудия и средства совершения преступления и т.д.). Виновный при этом не может не осознавать и противоправности совершаемых им действий, однако это необязательно, главное - осознание именно общественной опасности.

Данное преступление не может быть совершено с косвенным умыслом, что характерно для преступлений в формальным и усеченным составами, так как волевое содержание данного вида умысла закон связывает с сознательным допущением или безразличном отношении исключительно к наступлению общественно опасных последствий, входящих в объективную сторону только материальных составов.

Субъективная сторона захвата заложников, повлекшего по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия (ч. 3 ст. 206), характеризуется двойной формой вины (см. ст. 27) - прямым умыслом по отношению к действиям, указанным в ч. 1 ст. 206 УК, и неосторожностью (как в виде легкомыслия, так и небрежности) к указанным в ч. 3 ст. 206 последствиям.

Видами неосторожности применительно к наступившим последствиям могут быть как преступное легкомыслие, так и небрежность, предусмотренные в ст. 26 УК РФ. Причем действия виновного в случае причинения смерти потерпевшему по неосторожности подпадают под признаки ч. 3 ст. 206 УК РФ только в том случае, если они непосредственно связаны с захватом заложника или его удержанием. Если же смерть наступила в результате иных действий, не связанных непосредственно с захватом или удержанием заложника, они подлежат самостоятельной оценке по ст. 109 УК РФ.

Субъективная сторона предполагает обязательное осознание виновным обстоятельств, отягчающих данное деяние: совершение данного преступления группой лиц по предварительному сговору, применение насилия, опасного для жизни или здоровья, применение оружия, захват или удержание в качестве заложника несовершеннолетнего, захват или удержание в качестве заложника женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, захват или удержание в качестве заложника двух или более лиц, захват или удержание лица в качестве заложника из корыстных побуждений или по найму.

Цель при захвате заложника выступает в качестве основного признака и выражается в выполнении или, наоборот, невыполнении со стороны конкретных адресатов определенного действия, нужного для виновного.

Цели захвата заложников могут быть самыми различными: политическими, общеуголовными, национально-освободительными, религиозными и т.д. При этом они могут быть осознаваемыми или неосознаваемыми (скрытыми), совпадать и не совпадать с предъявленными требованиями, например в случае невозможности или нереальности их выполнения.

Целью может быть обмен заложника (заложников) на других лиц. Так, группа чеченских террористов, захватившая российских милиционеров из Пермской области, потребовала обменять их на полковника Российской армии Буданова, подозреваемого в изнасиловании и убийстве чеченской девушки. [10]

Захват или удержание лица в качестве заложника из корыстных побуждений или по найму является квалифицирующим признаком данного преступления, характеризующим его субъективную (корыстные побуждения) и объективную (по найму) стороны.

Следует отметить, что совершение данного преступления по найму в отдельных случаях может быть видовым понятием по отношению к корыстным побуждениям, и в этой ситуации будет характеризовать как субъективную, так и объективную составляющую данного преступления.

При этом значительную сложность вызывает то обстоятельство, что обязательными признаками субъективной стороны являются как специальная цель, прямо указанная в диспозиции данной нормы, так и наличие специального мотива, которым являются корыстные побуждения.

Только совокупность указанной цели и корыстного мотива позволяют квалифицировать деяние виновного по п. «з» ч. 2 ст. 206 УК. Отсутствие же последнего свидетельствует о совершении преступления, предусмотренного не квалифицированным, а общим составом данного преступления.

На основании изложенного выше можно сделать вывод, что захват заложника относится к числу транснациональных, конвенционных преступлений, поэтому оно может причинять вред не только общественной безопасности, жизни и здоровью людей, личной свободе, безопасности и неприкосновенности человека, но и отношениям Российской Федерации с другими государствами. Учитывая повышенную общественную опасность, законодатель относит захват заложника к числу тяжких преступлений, а при квалифицирующих обстоятельствах - к особо тяжким. Захват заложника - это противоправное завладение человеком, сопровождающееся лишением его свободы. Он может совершаться различными способами: тайным, открытым, насильственным, ненасильственным.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 29.07.2017) // URL: http://www.szrf.ru/szrf/ (дата обращения: 29.11.2018)
  2. "О безопасности" в ред. Закона РФ от 25.12.1992 N 4235-1
  3. "О борьбе с терроризмом" (с изм. от 6 марта 2006г. N 35-ФЗ) // Российская газета от 4 августа 1998 г.
  4. Бирюкова А.В. Российско-чеченские отношения в ХУШ середине ХГХ века // Вопросы истории. - 2008. - №2. - С.45.
  5. Резепкин О. Ю. Захват заложника: Уголовно-правовая регламентация проблемы / О. Ю. Резепкин, И. А. Журавлев. - М.: Юнити-Дана, Закон и право, 2005.
  6. Гаджиев С.Н. Освобождение от уголовной ответственности при терроризме и захвате заложников / С.Н. Гаджиев // Адвокат. - 2003. - N 8.
  7. Хоменко А. Н. Особенности объективной стороны захвата заложников / А. Н. Хоменко // Подходы к решению проблем законотворчества и правоприменения. - Выпуск 10. -Омск, 2005.-С. 63..
  8. Рахимов Р. X. Криминологическая характеристика и уголовно-правовые меры противодействия захвату заложника: Автореф. дисс....к. ю. н./ Р. X. Рахимов. - СПб., 2007. - 24 с.
  9. Осипов В. А. Захват заложника: Уголовно-правовой и криминологический аспекты: Автореф. дисс... .к. ю. н. / В. А. Осипов. - М., 2007. - С. 11.
  10. Габибова Г. Отграничение похищения человека от захвата заложника / Г. Габибова // Законность. -2005. - № 11. - С. 49 - 51.

 

LIST OF REFERENCES

  1. Criminal Code of the Russian Federation 13.06.1996 N 63-FZ (ed. of 29.07.2017) / / URL: http://www.szrf.ru/szrf/ (accessed: 29.11.2018)
  2. "On security" as amended. Law of the Russian Federation of 25.12.1992 N 4235-1
  3. "On the fight against terrorism" (ed. from March 6, 2006. N 35-FZ) / / Rossiyskaya gazeta from August 4, 1998
  4. Biryukova A.V. Russian-Chechen relations in the KHUSH mid-KHGH century // Questions of history. - 2008. - No. 2. - S. 45.
  5. Rezepkin O. Y. hostage: Criminal-legal regulation of issues / O. Yu. Rezepkin, A. I. Zhuravlev. - M.: yuniti-Dana, Zakon I pravo, 2005.
  6. Gadzhiev S. N. Exemption from criminal liability for terrorism and hostage-taking / S. N. Hajiyev // Lawyer. - 2003. - N 8.
  7. Khomenko A. N. Features of the objective side of hostage-taking / A. N. Khomenko // approaches to the solution of problems of legislation and enforcement. - Issue 10. - Omsk, 2005. - p. 63..
  8. Rakhimov R. X. Criminological characteristics and criminal-legal measures to counter the seizure