СТЕПЕНЬ ОБЩЕСТВЕННОЙ ОПАСНОСТИ И ОБСТОЯТЕЛЬСТВА СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ КАК КРИТЕРИИ НАЗНАЧЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

THE DEGREE OF PUBLIC DANGER AND THE CIRCUMSTANCES OF THE COMMISSION OF THE CRIME AS THE CRITERIA FOR SENTENCING

Нормы уголовного права регулируют общественные отношения уже не один век, однако даже на современном этапе в теории уголовного права существует множество различных точек зрения по определенным уголовно – правовым институтам, разрабатывается множество концепций и доктрин. Так, например, на сегодняшний день нет четкого, общепризнанного определения состава преступления, а ведь это является центральным институтом уголовного права. Поэтому не удивительно, что в уголовном законодательстве существует множество противоречий. На наш взгляд, дискуссионной является проблема соотношения степени общественной опасности и обстоятельств совершения преступления. Соответственно, цель данного исследования – решение вопроса о том, могут ли степень общественной опасности и обстоятельства совершения преступления рассматриваться как однозначные понятия. Актуальность вопроса связана с тем, что оба этих критерия являются необходимым условием для характеристики преступления и назначения наказания за его совершение.

Согласно теории уголовного права одним из основных критериев классификации составов преступления является степень общественной опасности преступных деяний и зависящий от нее размер наказания, предусмотренный санкцией статьи уголовного закона. Степень общественной опасности зависит от способа совершения преступления, тяжести наступившего вреда, степени осуществления преступного намерения и ряда других показателей, которые учитываются законодателем при определении меры ответственности за содеянное.[1] Обстоятельства совершения преступления относятся к объективной стороне общественно опасного деяния  и характеризуются: местом, временем, способом, обстановкой, средством совершения и другими обстоятельствами. В уголовном законодательстве данные обстоятельства являются факультативными, то есть в определенных случаях какие - то из них учитываются, а какие - то нет. Следовательно, они не влияют на квалификацию преступления, но имеют значение при назначении наказания.[2]

В ч. 1 ст. 6 УК РФ (Принцип справедливости) говорится и о степени общественной опасности и об обстоятельствах совершения преступления: «Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного». В данной статье законодатель указывает, что наказание должно соответствовать и степени общественной опасности, и обстоятельствам совершения преступления, следовательно, оба эти понятия являются обязательными при назначении наказания и рассматриваются отдельно. Однако в ч. 3 ст. 60 УК РФ (Общие начала назначения наказания) названы только степень общественной опасности преступления и, в том числе, об обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание. В данной редакции нормы просматривается совсем другая позиция законодателя то, что при назначении наказания нужно учитывать не все обстоятельства, а лишь обстоятельства смягчающие и отягчающие наказание. Интересно и то, что понятие обстоятельства используется с союзом «в том числе», поэтому можно сделать вывод о том,  что в данной статье обстоятельства совершения преступления уже упоминались, но ведь это не так. Не означает ли это, что законодатель рассматривает степень общественной опасности и обстоятельства совершения преступления как равнозначные критерии назначения наказания или это его пробел?

Рассмотрим еще несколько статьей Уголовного кодекса РФ, где говорится о степени общественной опасности и обстоятельствах совершения преступления. Ч. 6 ст. 15 УК РФ (Категории преступления), где говорится: «С учетом фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности суд вправе при наличии смягчающих наказание обстоятельств и при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств изменить категорию преступления на менее тяжкую…». В данной статье законодатель указывает два обязательных условия, при наличии которых можно изменить категорию преступления на менее тяжкую – это степень и обстоятельства. В этой статье мы видим разграничение этих категорий. В ч. 1 ст.  64 УК РФ (Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление) сказано: «При наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления…». И здесь просматривается, что данные понятия сводятся к одному значению. Если категории степень общественной опасности и обстоятельства совершения преступления – это совершенно самостоятельные, то формулировка «при наличии обстоятельств существенно уменьшающих степень общественной опасности» будет некорректна, так как учитывать будут не все обстоятельства, а лишь должным образом влияющие на степень общественной опасности.

Проанализируем ч. 1 ст. 68 УК РФ (Назначение наказания при рецидиве преступлений): «При назначении наказания при рецидиве, опасном рецидиве или особо опасном рецидиве преступлений учитываются характер и степень общественной опасности ранее совершенных преступлений, обстоятельства, в силу которых исправительное воздействие предыдущего наказания оказалось недостаточным, а также характер и степень общественной опасности вновь совершенных преступлений». В первой части статьи законодатель разграничивает понятия степень общественной опасности и обстоятельства совершения преступления, они рассматриваются по отдельности и каждое по - своему влияет на наказание. Однако в конце этой же части в статье законодатель пишет, что при рассмотрении вновь совершенных преступлений учитывается только характер и степень общественной опасности. А как же обстоятельства?  Каждое преступление всегда совершается определенным способом, в конкретном месте, обстановке, в определенное время, с использованием конкретных орудий и средств и в данном случае их тоже следует учитывать либо законодатель учитывает их, включая обстоятельства  в степень общественной опасности.

Данное противоречие встречается и в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015 N 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» разъясняется: «Степень общественной опасности преступления устанавливается судом в зависимости от конкретных обстоятельств содеянного…»[3]. Подразумевает ли такая формулировка то, что при определении наказания обстоятельства необходимы лишь, чтобы определить степень общественной опасности и как самостоятельная категория они ничего не значат. А если они все же являются самостоятельными, тогда почему степень общественной опасности устанавливается в зависимости от обстоятельств. И вновь напрашивается тот же самый вопрос: можно ли говорить об идентичности этих понятий?

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15 мая 2018 г. № 10 «О практике применения судами положений части 6 статьи 15 Уголовного кодекса Российской Федерации» говорится: «…вопрос о возможности изменения категории преступления на менее тяжкую, но не более чем на одну категорию преступления с учетом фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности»[4].  Из данной формулировки мы видим, что понятия разграничиваются, без влияния их друг на друга. Однако в следующем абзаце этого же пункта все меняется: «…а также другие фактические обстоятельства преступления, влияющие на степень его общественной опасности. Вывод о наличии оснований для применения положений части 6 статьи 15 УК РФ может быть сделан судом, если фактические обстоятельства совершенного преступления свидетельствуют о меньшей степени его общественной опасности». Обстоятельства уже рассматриваются не как самостоятельное понятие, а как категория, влияющая на степень общественной опасности и характеризующая ее. В одном пункте документа понятию обстоятельства совершения преступления придается два разных значения. Чем можно объяснить такое противоречие в двух судебных актах принятых  одним компетентным органом Верховного Суда? Только тем, что вопрос о соотношении степени общественной опасности и обстоятельствах совершения преступления не изучен до конца.

Обратимся к мнениям ученых по данному вопросу. Так Н. Ф. Кузнецова считала, что обстоятельства совершения преступления не должны влиять на степень общественной опасности: «Более всего степень общественной опасности варьирует в зависимости от причиненного ущерба и вреда объектам посягательства - личности, обществу, государству. Затем на нее влияют субъективные элементы - степень вины, а также степень низменности мотивации деяния и его целенаправленности»[5]. Как мы видим, на степень общественной опасности влияют объект преступления  и субъективные элементы, а так как обстоятельства совершения преступления относятся к объективной стороне, то делаем вывод, что Н. Ф. Кузнецова не считала, что их нужно учитывать при определении степени.

Противоположной точки зрения придерживается Ю. А. Красиков: «Определить конкретную степень общественной опасности можно лишь на основе всех объективных и субъективных признаков преступления и смягчающих и отягчающих обстоятельств, относящихся к преступлению»[6]. По его мнению, степень общественной опасности невозможно определить, не учитывая объективные признаки, а значит и обстоятельства совершения преступления, а также обстоятельства смягчающие и отягчающие наказание. Подобной точки зрения придерживается и В.И. Селиверстов: «Степень общественной опасности преступления определяется обстоятельствами содеянного»[7]. Профессор утверждает, что степень общественной опасности,  возможно определить лишь рассмотрев обстоятельства совершения преступления. Рассмотрев позиции  ученных, можно сделать вывод о том, что  В.И. Селиверстов и Ю. А. Красиков пишут об обстоятельствах совершения преступления, как о необходимых условиях для определения степени общественной опасности. А Н. Ф. Кузнецова разграничивает эти понятия и не указывает обстоятельства в качестве категории влияющей на степень общественной опасности.

Поэтому можно сделать вывод о том, что вопрос о соотношении степени общественной опасности и обстоятельств совершения преступления является дискуссионным. На наш взгляд,  эти понятия идентичны, т.к. при определении степени общественной опасности необходимо учитывать обстоятельства совершения преступления.

Подводя итог выше сказанному, можно сделать вывод о том, что некоторые статьи Уголовного кодекса РФ, в которых говорится о степени общественной опасности и обстоятельствах совершения преступления противоречат друг другу, и в одном случае они рассматриваются как равнозначные понятия, а в другом случае как самостоятельные. Изучив материалы ученных по данной проблеме, выяснилось, что большинство пишут об обстоятельствах совершения преступления,  как о необходимых условиях для определения степени общественной опасности. То есть – это означает, что в большинстве случаев мы говорим об идентичности этих двух категорий, следовательно, вероятность однозначности понятий степени общественной опасности и обстоятельств совершения преступления существует и она велика. Поэтому было бы целесообразно законодателю рассмотреть вопрос о соотношении степени общественной опасности и обстоятельствах совершения преступления и внести ясность в Уголовный кодекс РФ.

 

Список использованной литературы

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 30.12.2020). СПС КонсультантПлюс// Официально опубликован в издании «Собрание законодательства РФ», 17.06.1996, №25, ст. 2954
  2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015 N 58 (ред. от 18.12.2018) "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания" // СПС КонсультантПлюс.
  3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 мая 2018 г. № 10 “О практике применения судами положений части 6 статьи 15 Уголовного кодекса Российской Федерации” // СПС КонсультантПлюс.
  4. Уголовное право России. Части Общая и Особенная: учебник для бакалавров / отв. ред. А. И. Рарог. — Москва : Проспект, 2015. С. 39.
  5. Уголовное право. В 2 т. Том 1. Общая часть : учебник для академического бакалавриата / А. В. Наумов [и др.] ; отв. ред. А. В. Наумов, А. Г. Кибальник. — 5-е изд., перераб. и доп. — М.: Издательство Юрайт, 2017. С. 81-83.
  6. Курс уголовного права. Общая часть: Учебник для вузов. Т. 1: Учение о преступлении / Под ред. докт. юрид. наук, проф. Н.Ф. Кузнецовой и канд. юрид. наук, доц. И.М. Тяжковой. М.: ИКД "Зерцало-М", 2002. С. 137.
  7. Уголовное право России. Учебник для вузов. В 2-х томах. Т. 1. Общая часть. Ответственные редакторы и руководители авторского коллектива — доктор юридических наук, профессор А.Н. Игнатов и доктор юридических наук, профессор Ю.А. Красиков. — М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА—ИНФРА • М), 2000. С. 32.
  8. Уголовное право: Часть Общая. Часть Особенная. Вопросы и ответы (Серия «Подготовка к экзамену») / Под ред. д.ю.н. проф. А.С. Михлина. - М.: Юриспруденция, 2000. С. 32.

 

Spisok ispol'zovannoj literatury

  1. Ugolovnyj kodeks Rossijskoj Federacii ot 13.06.1996 N 63-FZ (red. ot 30.12.2020). SPS Konsul'tantPljus// Oficial'no opublikovan v izdanii «Sobranie zakonodatel'stva RF», 17.06.1996, №25, st. 2954
  2. Postanovlenie Plenuma Verhovnogo Suda RF ot 22.12.2015 N 58 (red. ot 18.12.2018) "O praktike naznachenija sudami Rossijskoj Federacii ugolovnogo nakazanija" // SPS Konsul'tantPljus.
  3. Postanovlenie Plenuma Verhovnogo Suda RF ot 15 maja 2018 g. № 10 “O praktike primenenija sudami polozhenij chasti 6 stat'i 15 Ugolovnogo kodeksa Rossijskoj Federacii” // SPS Konsul'tantPljus.
  4. Ugolovnoe pravo Rossii. Chasti Obshhaja i Osobennaja: uchebnik dlja bakalavrov / otv. red. A. I. Rarog. — Moskva : Prospekt, 2015. S. 39.
  5. Ugolovnoe pravo. V 2 t. Tom 1. Obshhaja chast' : uchebnik dlja akademicheskogo bakalavriata / A. V. Naumov [i dr.] ; otv. red. A. V. Naumov, A. G. Kibal'nik. — 5-e izd., pererab. i dop. — M.: Izdatel'stvo Jurajt, 2017. S. 81-83.
  6. Kurs ugolovnogo prava. Obshhaja chast': Uchebnik dlja vuzov. T. 1: Uchenie o prestuplenii / Pod red. dokt. jurid. nauk, prof. N.F Kuznecovoj i kand. jurid. nauk, doc. I.M. Tjazhkovoj. M.: IKD "Zercalo-M", 2002. S. 137.
  7. Ugolovnoe pravo Rossii. Uchebnik dlja vuzov. V 2-h tomah. T. 1. Obshhaja chast'. Otvetstvennye redaktory i rukovoditeli avtorskogo kollektiva — doktor juridicheskih nauk, professor A.N. Ignatov i doktor juridicheskih nauk, professor Ju.A. Krasikov. — M.: Izdatel'stvo NORMA (Izdatel'skaja gruppa NORMA—INFRA • M), 2000. S. 32.
  8. Ugolovnoe pravo: Chast' Obshhaja. Chast' Osobennaja. Voprosy i otvety (Serija «Podgotovka k jekzamenu») / Pod red. d.ju.n. prof. A.S. Mihlina. - M.: Jurisprudencija, 2000. 32.

 

[1] Уголовное право России. Части Общая и Особенная: учебник для бакалавров / отв. ред. А. И. Рарог. — Москва : Проспект, 2015. С. 39.

[2] Уголовное право. В 2 т. Том 1. Общая часть : учебник для академического бакалавриата / А. В. Наумов [и др.] ; отв. ред. А. В. Наумов, А. Г. Кибальник. — 5-е изд., перераб. и доп. — М.: Издательство Юрайт, 2017. С.81-83.

[3] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015 N 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» // СПС КонсультантПлюс.

[4] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 мая 2018 г. № 10 «О практике применения судами положений части 6 статьи 15 Уголовного кодекса Российской Федерации» // СПС КонсультантПлюс.

 

[5] Курс уголовного права. Том 1. Общая часть. Учение о преступлении / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М.: ИКД "Зерцало-М", 2002. С. 137.

[6] Уголовное право России. Учебник для вузов. В 2-х томах. Т. 1. Общая часть. Ответственные редакторы и руководители авторского коллектива — доктор юридических наук, профессор А.Н. Игнатов и доктор юридических наук, профессор Ю.А. Красиков. — М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА—ИНФРА • М), 2000. С. 32.

[7] Уголовное право: Часть Общая. Часть Особенная. Вопросы и ответы (Серия «Подготовка к экзамену») / Под ред. д.ю.н. проф. А.С. Михлина. - М.: Юриспруденция, 2000. С. 32.