Гендерные особенности девиантного поведения подростков

В настоящее время развитие информационных технологий распространилось на все сферы общественной жизни. Границы между различными странами, континентами стираются посредством возможности осуществлять свободное общение, обмен фотографий, решение важных вопросов в режиме онлайн. Отрицательной особенностью данного информационного развития выступило развитие подростковой девиации. 

Родоначальник термина «девиантное поведение» Я.И. Гилинский определил его как социальное явление, выражающееся в относительно массовых и устойчивых формах человеческой деятельности, не соответствующих официально установленным или фактически сложившимся в данном обществе нормам и ожиданиям [1, с. 6].

Это явление имеет широкое распространение среди подростков, увеличиваясь в своем масштабе из года в год, поскольку в данном возрасте становится сложнее адаптироваться к новым условиям жизни и требованиям, предъявляемым обществом. Кроме того, в настоящее время развиваются в геометрической прогрессии различные формы негативной девиации, среди которых присутствует и насильственная преступность, и алкоголизация, и наркотизация, и аморальность, и ряд других форм. Причем активно получают свое развитие различные деструктивные группы, такие как «АУЕ», «Синий кит», «Футбольные фанаты» и т.д. Они находят свое отражение как в виртуальном мире (в социальных сетях), так и в режиме реального времени, развивая у подростков жестокость, агрессию, конфликтность, настрой на криминальный жизненный путь.

Анализируя масштаб подростковой девиации, можно предположить, что она носит характер «эпидемии». Так, по различным оценкам, сегодня более трех миллионов молодых людей употребляют наркотики, причем один миллион из них являются наркозависимыми в полном объеме. Наиболее распространенными формами девиантного поведения среди подростков выступает табакокурение (28 %), сквернословие (22 %), прогулы школьных уроков (19 %), агрессивные действия в отношении сверстников, родителей и учителей (14 %), употребление алкогольных напитков (12 %), бродяжничество (8 %) [3, с. 25].

Органы государственной власти пытаются осуществлять противодействие девиантному поведению подростков, однако достичь желаемых результатов пока им не удается. Например, в Белгородской области принят Закон «О системе защиты прав несовершеннолетних, профилактики их безнадзорности и правонарушений», однако должного применения на практике он не находит. 

Все виды девиантного поведения, безусловно, порождаются психологическими факторами, среди которых присутствуют возрастные психологические новообразования и потребность внимания. Несмотря на то, что проблема девиантного поведения достаточно давно анализируется учеными в научной литературе, с каждым годом возникают новые виды деструктивного поведения, которые не изучены достаточным образом. В частности, в рамках данной работы выдвигается предположение о влиянии гендерного признака на проявление девиантного поведения подростков.

Исходя из социально-психологического взгляда, на гендер оказывают влияние как культурные нормы, так и информация о том, насколько присутствует разница между мужчиной и женщиной. По результатам гендерной идентификации у подростков формируется гендерная константность. Это приводит к повышенному вниманию ролевым моделям, а также к способности в обществе воспроизводить модели своего гендера. Различные ученые в своих трудах косвенно исследовали вопрос о гендерной особенности подросткового девиантного поведения, выделяя возрастные категории различного пола применительно к отклоняющимся явлениям. 

Так, Н.Г. Тормосина пришла к выводу о том, что большую роль аффективный компонент суицидального поведения играет у младших подростков [6]. Важно отметить, что подростки мужского пола в возрасте 11-15 лет наиболее склонны к демонстративности для повышения собственной самооценки, а также к сигналу о своем собственном неблагополучии. Девушки же в данном возрасте ощущают несостоятельность, что провоцирует суицидальное поведение, употребление алкогольных напитков же связано со стремлением произвести впечатление на окружающих, компенсируя свою нервно-психическую устойчивость. 

Подростки составляют категорию людей, которые наиболее подвержены влиянию, формирующему девиантное поведение. Они зачастую испытывают ряд трудностей как познавательного, так и коммуникативного характера, а также обладают самооценкой, не отражающей реальное представление о человеке. В связи с чем, именно подростки психологически не защищены. 

Кроме того, изменения в психике подростков зачастую связаны и с половым созреванием. Данные изменения происходят по следующим направлениям: пубертатное развитие, когнитивное развитие, преобразования социализации, которые наблюдаются в освобождении от родительской опеки, становление идентичности. Также немаловажным фактором формирования девиантного поведения подростков выступает его деятельность и семья. Так, в качестве примера можно привести опрос      М. В. Оршанской, в котором рассматривается зависимость страданий подростков от семейного неблагополучия. Результаты опроса показали, что на сорок три процента респондентов кричит мать, сорок процентов ежедневно получают в свой адрес скверные слова со стороны родителей, сорок четыре процента чувствуют себя никому ненужными [5, с. 255].

Для изучения индивидуальных особенностей подростков с девиантным поведением с целью определения гендерных различий целесообразно использовать следующие методики: 

— методика многофакторного исследования личности Р. Кеттелла (16PF-опросник, форма С);

— методика изучения особенностей личностной саморегуляции, социально-психологической адаптации К. Роджерса и Р. Даймона в адаптации Т. В. Снегиревой;

— методика диагностики уровня эмпатических способностей           В. В. Бойко.

- методика «Маскулинность-фемининность» С. Бэма. 

Существует предположение, что подростки с гендерной предрасположенностью «маскулинность» имеют большую склонность к отклоняющемуся поведению по сравнению с андрогинным и фемининным типами. Из смысла маскулинного типа следует, что он имеет более высокие показатели агрессивности, потенциально провоцируя различные виды отклоняющегося поведения. 

Для подростков, у которых преобладают маскулинные черты, характерна активность, независимость, доминирование и агрессивность. Также у них наблюдается отрицание социальных общепринятых норм и ценностей и как следствие проявление различных форм девиантного поведения. 

Подростки с фемининными чертами склонны к таким проявлениям, как нежность, застенчивость, сопереживание, гибкость. Для них характерно осуществлять противопоставление своих ценностей и правил общественным, при этом они следуют правилам поведения, установленным обществом и государством. 

Подростки с андрогинными чертами включают в себя как маскулинные, так и фемининные черты. Это сочетание позволяет более успешно адаптироваться в социальной среде, при этом явно выраженного агрессивного и доминирующего поведения не наблюдается. 

Таким образом, подростки являются категорией наиболее подверженной девиантному поведению. По результатам исследования возможно рассмотреть вопрос о гендерных особенностях девиантного поведения подростков, выделив маскулинные, андрогинные и фемининные черты. Понятия фемининность и маскулинность характеризуют социальные нормативные представления и установки о психических, соматических и поведенческих проявлениях, свойственных для мужчин и женщин. Выраженность одного из типов гендерной идентичности усиливает или ослабляет соответствующие черты личности, что обуславливает характерные поведенческие реакции. На фоне чувственного восприятия подростки с маскулинными и андрогинными чертами наиболее подвержены девиантному поведению, склонны к саморазрушению. Подростки с фемининными чертами испытывают затруднения при осуществлении контроля своих потребностей, чувственных переживаний. 

Список литературы и источников.

  1. Гилинский Я. И. Девиантология: социология преступности, наркотизма, проституции, самоубийств и других отклонений. СПб.: Юридический центр «Пресс», 2004. 520 с.
  2. Ипатов А.В. Аутодеструктивное поведение подростков в контексте отклоняющегося развития личности / А.В. Ипатов, Т.Р. Шишигина // Акмеология, 2018. – №4 (68). – С. 25–31. 
  3. Личко А.Е. Подростковая наркология [Текст] / А.Е. Личко, В.С, Битенский. – Л.: Медицина, 1991. – 301 с. 
  4. Позднякова М. Е. Особенности девиантного поведения современной российской молодежи: на пути криминализации и десоциализации [Электронный ресурс] // Россия реформирующаяся. 2017. № 15. С. 516-548. URL: https://cyberleninka.m/article/n/osobennosti-deviantnogo-povedeniya-sovremennoy-rossiyskoy-molodezhi-na-puti-kriminalizatsiii-desotsializatsii (дата обращения: 07.05.2021).
  5. Пономарева Т. А. Особенности девиантного поведения подростков: социокультурный аспект // Инновационная наука. 2017. Т. 1, № 3. С. 254-257.
  6. Тормосина Н.Г. Психологическое исследование гендерных и возрастных особенностей аутодеструктивного поведения [Электронный ресурс]. – URL: https://cyberleninka.ru/article/n/psihologicheskoe-issledovanie-gendernyh-ivozrastnyh-osobennostey-autodestruktivnogo-povedeniya. (дата обращения: 07.05.2021).