РИТОРИЧЕСКИЕ СТРАТЕГИИ В ДИСКУРСЕ СОВРЕМЕННЫХ ИНФОРМАЦИОННЫХ СМИ (НА ПРИМЕРЕ СЕТЕВОГО ИЗДАНИЯ IZ.RU)

RHETORICAL STRATEGIES IN THE DISCOURSE OF MODERN INFORMATION MEDIA (ON THE EXAMPLE OF THE IZ.RU NETWORK EDITION)

Журналистика повторяет тенденции современного мира, находясь в процессе трансформации: возникают как новые требования к журналистам, так и формы подачи информации, требования к ним. Во всем мире активно развиваются сетевые СМИ, том числе информационные, меняется профессиональное сознание производителей и потребителей медиа-контента, осваивающих новые технологические платформы и коммуникационные стратегии для взаимодействия с аудиторией. Изменения происходят и в применяемых риторических стратегиях и тактиках, так как риторика журналиста – это, прежде всего, искусство общения автора с адресатом.

Сам термин «стратегия» берет свое начало из военной области. Говоря о стратегии, современные лингвисты проводят параллель с игрой в шахматы [1, с. 3-15].

Речевая тактика, в противовес стратегии, как общей канве, рассматривается как совокупность практических ходов в реальном процессе речевого взаимодействия. Говорящие, используя определенные риторические тактики, могут достигать своих стратегических целей.

Цель данного исследования – изучить риторические стратегии в дискурсе современных информационных СМИ на примере сетевого издания IZ.RU.

Актуальность темы обусловлена тем, что для современной журналистики особую важность приобретают вопросы изучения специфики функционирования риторических стратегий в дискурсе современных информационных СМИ, в котором находят отражение наиболее актуальные явления общественной жизни и который очень быстро реагирует на все изменения в социуме.

Материалом исследования служат тексты сетевого издания IZ.RU.

Объектом исследования служит информационный дискурс сетевого издания IZ.RU как общественно-значимый тип дискурса.

Предметом исследования являются риторические стратегии в информационном дискурсе на примере журналистских материалов сетевого издания IZ.RU.

В хронологическом плане анализируются журналистские материалы с 25.03.2021 по 15.04. 2021 г.

Теоретической базой исследования послужили работы Т.  В.  Матвеевой, Е.  В.  Клюева, В. А. Даулетовой, Е. И. Шейгал, О.  С.  Иссерс.

Если следовать за мыслью Т. В. Матвеевой, речевая стратегия является аспектом коммуникативной стратегии: «можно дать определение [речевой] стратегии как совокупности речевых действий, направленных на решение коммуникативной задачи говорящего» [5, с. 2-3]. Иными словами, коммуникативная стратегия реализуется как языковыми, так и невербальными средствами, речевая стратегия – только языковыми. Для исследования речевой стратегии основным является понятие коммуникативной стратегии. Это обусловлено тем, что осуществление риторических стратегий не ограничивается языковыми средствами. Поскольку речевая стратегия – это индивидуальное воплощение коммуникационной стратегии, то можно утверждать, что РС присутствует в любом тексте.

Исследователь Е. В. Клюев говорит о коммуникативной стратегии как о «совокупности запланированных говорящим заранее и реализуемых в ходе коммуникативного акта теоретических ходов, направленных на достижение коммуникативной цели» [4, с. 10-14].

Профессор, доктор филологических наук Шейгал Елена Иосифовна предлагает следующие стратегии воздействия СМИ на массового читателя:

– стратегия вуалирования, затушевания нежелательной информации (позволяет завуалировать, сделать менее явными неприятные факты);

– стратегия мистификации (скрытие истины, преднамеренное введение в заблуждение);

– стратегия анонимности (деперсонализации) как прием снятия ответственности [3, с. 140-143].

Коммуникативные стратегии и тактики, реализуемые в медиадискурсе, проанализированы нами по классификации советского и российского филолога, доктора филологических наук, профессора Оксаны Сергеевны Иссерс. О. С. Иссерс рассматривает понятие речевой стратегии со стороны действий, направленных на результативное воздействие на индивидуума, влияние на его поведение, изменение восприятия модели мира [2, с. 284]. Исследователь предлагает следующие шесть стратегий речевого воздействия: самопрезентация; семантическая стратегия; аргументивная стратегия; стратегия дискредитации; стратегия манипулятивная; стратегия речевых действий [2, с. 54-56].

Рассмотрим статью сетевого издания «IZ.RU» в рубрике «Общество» (13.04.2021) – «Сейчас ситуация хуже, чем в начале локдауна» [6] по выделяемым стратегиям О. С. Иссерс. ЛИД материала: «Психиатр Андрей Шмилович – о том, какие неврологические и психогенные расстройства вызвала пандемия и как их лечить.  Материал подготовила Екатерина Ясакова». В данной публикации используется коммуникативная стратегия стимулирования рассуждения.

Цель данной стратегии – стимулировать мыслительную деятельность читателя, получить рефлексию, заставить постигнуть происходящее в парадигме времени.

Мотив стратегии: желание активизировать гражданскую позицию читателя и принудить к участию в жизни страны.

Стратегия реализуется при помощи следующих тактик:

  1. Тактика совместного рассуждения. Она заключается в мнимом диалоге между читателем, журналистом и аналитиком: автор ведет за собой вдумчивого читателя, который может соглашаться или не соглашаться с мнением специалиста, последовательно развертывающего свою точку зрения на проблему пандемии:

– Может ли COVID-19 вызывать органические расстройства психики?

– Так и происходит. Однако правильнее называть эту проблему не психиатрической, а неврологической. Тактика создания образа будущего. Автор, основываясь на различных фактах, создает многомерную картинку будущего, которая, по сути, похожа на калейдоскоп: из одних и тех же фактов, если на них смотреть под разными углами, складываются различные образы будущего:

– Думаю, они (последствия пандемии) будут продолжаться несколько лет, потому что слишком глубоки психологические разломы, которые произошли за последний год.

  1. Тактика столкновения мнений. Читатель может ознакомиться с различными точками зрения на обозначенную проблему и выбрать ту позицию, которая ему больше импонирует. Темами опроса/откликов становятся злободневные вопросы, так или иначе приводящие к проблеме последствий пандемии:

– Принято считать, что испытания закаляют человека. Можно ли сказать так в случае с пандемией COVID-19?

– Я понимаю, что хочется закончить на оптимистической ноте: мол, не было бы счастья, да несчастье помогло. Но, честно говоря, это не так. Мое мнение – плюсов в происходящем на порядок меньше, чем минусов [6].

 Статья сетевого издания «IZ.RU» в рубрике «Общество» (13.04.2021) – «Дневник доктора: рисунки из ковидного госпиталя. Что происходит в красной зоне». Материал опубликован без авторства. В данной публикации используется семантическая стратегия пробуждения сочувствия.

Цель стратегии – развитие чувства жалости у читателя, развитие уважения к людям данной профессии.

Мотив стратегии – формирование чувства осознанного сопереживания у аудитории – эмпатии. 

Стратегия реализуется при помощи следующих тактик:

  1. Тактика нагнетания отрицательных эмоций. Тактика заключается в осознанном отборе фактов, действий, визуальных картин, демонстрирующих безысходность ситуации, в котором оказались тяжелобольные дети, взрослое поколение и врачи:
  • «…Многие годы он оперировал пациентов, в том числе жертв домашнего насилия, зарисовывая предварительно карандашом их травмы…»;
  • «В реанимации, где Руслан бывал не часто, его напугало большое количество тяжело больных»;
  • «Тяжелая пациентка – 80-летняя женщина с низкой сатурацией. Спасти ее не удалось»;
  • «Пациентка из пансионата, которая из-за сахарного диабета лишилась ног. «В то время как из дома больные приезжали с огромными сумками вещей, запасов еды, у людей из пансионатов зачастую все, что было с собой, – это пакет памперсов. А некоторые даже не могли заполнить графу «родственники», так как их попросту не было»;
  • «Врач-кардиолог Алина Ковтун в сентябре 2020-го заступила на двухнедельную вахту, после чего отправилась на самоизоляцию в санаторий. Там у нее обнаружился коронавирус и она попала в ту же больницу, но уже в качестве пациента»;
  • «Больница расположена в центре города, и некоторые из этого окна могли посмотреть на свои дома»;
  • «Рисунок, созданный для благотворительной акции «Пожалуйста, дышите!»;
  • «Врач анестезиолог-реаниматолог Виктор Кранов перед каждым выходом в красную зону натирает защитные очки жидким мылом, чтобы дольше не запотевали»;
  • «… 68 пациентов за сутки, на мою смену пришлось 30 человек»;
  • «… сын увидел папу только через окно в защитном костюме» [7].

Такая тактика служит для нагнетания эмоционального напряжения у читателя.

Тактика детального портрета. При помощи вкрапления деталей рисуется «картина» происходящего:

- «Пациентка в палате интенсивной терапии в так называемой прон-позиции, при которой легкие расправляются максимально и кровь насыщается кислородом»;

  • «…у людей из пансионатов зачастую все, что было с собой, – это пакет памперсов»;
  • «…большое количество тяжело больных» [7].

Такая картина рисуется для того, чтобы читатель, увидев трагедию сложившейся ситуации, верил всему, что преподносит издание.

В рубрике «Экономика» (15.04.2021 г.) размещен материал «США готовят новые санкции против Российской Федерации». Стратегия дискредитации США. Цель: подрыв доверия к США, изменение мнения о США. Мотив стратегии – разобраться в сложившейся ситуации и найти виновников усугубления ситуации.

«США безосновательно обвиняют Россию в кибератаке на государственные органы, а также в попытке повлиять на исход выборов президента 2020 года. В декабре прошлого года неизвестные хакеры получили доступ к серверам американских госорганов после взлома программного обеспечения известной IT-компании SolarWinds. Россия неоднократно отвергала свою причастность к этой кибератаке. Тем не менее Соединенные Штаты хотят ввести санкции против 10 российских граждан и 20 компаний, а также они намерены выслать из страны 10 наших дипломатов» [8].

Для подрыва репутации и доверия к США автор использует такие выражения как: «США безосновательно обвиняют Россию…»; «Россия неоднократно отвергала свою причастность к этой кибератаке»; «Соединенные Штаты хотят ввести санкции против 10 российских граждан и 20 компаний, а также они намерены выслать из страны 10 наших дипломатов» [8]. Формулировки «неоднократно отвергала свою причастность» указывают на попытку тактики аргументации. Использование формулировки «безосновательно обвиняют» указывает на попытку создания напряженного эмоционального напряжения у читателя и перекладывания ответственности.

В рубрике «Мир» (25.03.2021 г.) опубликован материал «В США пообещали ответить КНДР в случае эскалации ситуации». Использована стратегия самопрезентации: «Джо Байден: «Во-первых, испытания этих ракет привели к нарушению резолюции 1718 Совета Безопасности ООН. Мы успокаиваем своих союзников и партнеров. И будет реакция, если они (КНДР. – Ред.) решат обострить (ситуацию. – Ред.). Мы ответим надлежащим образом» [8].

Такие формулировки помогают политическому лидеру представить себя и свою страну в образе образца и первого защитника, который сможет оградить общество от любых политических разбирательств, показывая, что именно он и его команда способна повлиять на ситуацию в мире. Использование местоимения «мы» с употреблением глаголов «успокаиваем, ответим» указывают на степень ответственности и действия в реальном и будущем времени. Это своего рода неумышленное или умышленное нарушение личных границ. В данном случае Джо Байден намеренно использует местоимение с целью указания на «размер» команды и перекладывания ответственности за будущее. В данном материале используется эмоционально настраивающая тактика.

В ходе анализа публикаций мы пришли к следующим выводам.  

В сетевом издании используются различные речевые стратегии в информационном дискурсе; они являются средствами моделирования реальности читателей. Это коммуникативная стратегия стимулирования рассуждения, стратегия пробуждения сочувствия, стратегия дискредитации, тактика нагнетания отрицательных эмоций, тактика детального портрета.

Проведенный анализ риторических тактик материалов сетевого издания IZ.RU позволил выявить, что основными являются тактика совместного рассуждения, тактика создания образа будущего, тактика столкновения мнений, тактика нагнетания отрицательных эмоций, тактика детального портрета.

Исследование стратегий, применяемых в информационном дискурсе, представляет актуальность для современной риторики и журналистки, так как именно в нем находят отражение наиболее актуальные явления современной общественной жизни.

Нужно отметить, что количество выделенных нами оценочных тактик не является конечным. Их число может быть расширено на основании анализа более значительного массива текстов.

 

 

 

Использованные источники

  1. Аристов С. А., Сусов И. П. Коммуникативно-когнитивная лингвистика и разговорный дискурс // Лингвистический вестник. – Ижевск: Мин. Нар. Образования Удмуртск. Республики; УМО «Santa Lingua», 1999. – С. 29.
  2. Иссерс О. С. Коммуникативные стратегии и тактики русской речи / О. С. Иссерс. – Омск: Изд-во Омск. гос. ун-та, 1999. – С. 54-56.
  3. Шейгал Е. И. Семиотика политического дискурса / Е.  И.  Шейгал. – М.: Гнозис, 2004 (ГУП Смол. обл. тип. им. В. И. Смирнова). – 324 с.
  4. Клюев Е. В. Риторика (Инвенция, Диспозиция, Элокуция) / Е.  В.  Клюев. М.: ПРИОР, 1999. – 18 с.
  5. Матвеева Т. В. Нормы речевого общения как личностные права и обязанности // Юрислингвистика. 2000. №2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/normy-rechevogo-obscheniya-kak-lichnostnye-prava-i-obyazannosti-1 (дата обращения: 19.04.2021).
  6. Ясакова Е. «Сейчас ситуация хуже, чем в начале локдауна» // сетевое издание IZ.RU. URL: https://iz.ru/1150112/ekaterina-iasakova/seichas-situatciia-khuzhe-chem-v-nachale-lokdauna (дата обращения: 13.04.2021).
  7. «Дневник доктора: рисунки из ковидного госпиталя. Что происходит в красной зоне» // сетевое издание IZ.RU. URL: https://iz.ru/1150329/gallery/risunki-iz-kovidariia (дата обращения: 13.04.2021).
  8. «США готовят новые санкции против Российской Федерации» // сетевое издание IZ.RU. URL: https://iz.ru/1151908/video/ssha-gotoviat-novye-sanktcii-protiv-rossiiskoi-federatcii (дата обращения: 15.04.2021).
  9. «В США пообещали ответить КНДР в случае эскалации ситуации» // сетевое издание IZ.RU. URL: https://iz.ru/1142456/2021-03-25/v-ssha-poobeshchali-otvetit-kndr-v-sluchae-eskalatcii-situatcii (дата обращения: 27.03.2021).

References

  1. Aristov S. A._ Susov I. P. Kommunikativno_kognitivnaya lingvistika i razgovornii diskurs // Lingvisticheskii vestnik. – Ijevsk_ Min. Nar. Obrazovaniya Udmurtsk. Respubliki; UMO «Santa Lingua»_1999. – S. 29.
  2. Issers O. S. Kommunikativnie strategii i taktiki russkoi rechi / O.    Issers.  – Omsk_ Izd_vo Omsk. gos. un_ta_ 1999. – s. 54-56.
  3. Sheigal E. I. Semiotika politicheskogo diskursa / E. I. Sheigal. – M._ Gnozis_ 2004 _GUP Smol. obl. tip. im. I. Smirnova,. – 324 s.
  4. Klyuev E. V. Ritorika _Invenciya_ Dispoziciya_ Elokuciya, / E.V.  Klyuev. _ PRIOR_ 1999. – 18 s.
  5. Matveeva T. V. Normi rechevogo obscheniya kak lichnostnie prava i obyazannosti // Yurislingvistika. 2000. №2. URL_ https_//cyberleninka.ru/article/n/normy_rechevogo_obscheniya_kak_lichnostnye_prava_i_obyazannosti_1 (data obrascheniya_ 19.04.2021).
  6. Yasakova E. «Seichas situaciya huje_ chem v nachale lokdauna» // setevoe izdanie IZ.RU. URL_ https_//iz.ru/1150112/ekaterina_iasakova/seichas_situatciia_khuzhe_chem_v_nachale_lokdauna (data obrascheniya_ 13.04.2021).
  7. «Dnevnik doktora_ risunki iz kovidnogo gospitalya. Chto proishodit v krasnoi zone» // setevoe izdanie IZ.RU. URL_ https_//iz.ru/1150329/gallery/risunki_iz_kovidariia (data obrascheniya_ 13.04.2021).
  8. «SShA gotovyat novie sankcii protiv Rossiiskoi Federacii» // setevoe izdanie IZ.RU. URL_ https_//iz.ru/1151908/video/ssha_gotoviat_novye_sanktcii_protiv_rossiiskoi_federatcii (data obrascheniya_ 15.04.2021).
  9. «V SShA poobeschali otvetit KNDR v sluchae eskalacii situacii» // setevoe izdanie IZ.RU. URL_   https_//iz.ru/1142456/2021_03_25/v_ssha_poobeshchali_otvetit_kndr_v_sluchae_eskalatcii_situatcii (data obrascheniya_ 27.03.2021).