Образование юридических лиц в современном российском праве

В последнее десятилетие в гражданском обороте увеличились случаи использования образование юридических лиц 
в противоправных целях. После чего поступили предложения 
по ужесточению государственного контроля над созданием юридичсеких лиц.

Стоит отметить, что гражданское законодательство, в первую очередь, расчитанно на добростовестных участников гражданского оборота и на лиц, которые по неосторожности совершили гражданскле правонарушение. Однако, в меньшей степени гражданское законодательство нацелено на регулирование отношений, связанных с противопраными действиями, совершенными в форме умысла.

В концептуальную основу Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»[1] заложена идея образования юридического лица, основанная на закреплении перечня отказов оснований для отказа в государственной регистрации, а также отсутствием полномочий регистрирующего органа по проведению проверки достоверности сведений, указанных в представленном заявителем документов на государственную регистрацию, 
в соответствии законодательству Российской Федерации.

Некоторые нормативные акты содержат такую формулировку как «заявительный порядок госудасртвенной регистрации юридического лица»[2].

Однако в гражданском обороте после кризиса 1998 года наблюдается резкое увеличение созданных юридических лиц, особенно в организационно-правовой форме – Общества 
с ограниченной ответственностью. Злоумышленники быстро сориентировались в том, что простота и дешевизна создания юридического лица в данной орагнизационно-правовой форме может использоваться для уклонения от уплаты налогов 
и легализации имущества, добытой преступным путем. Уголовно-правовые и административно-правовые средства оказались малоэффективны в противодействии такого неготивного явления. 
В гражданском праве неоднократно обращали на это внимание[3].

По различным оцентам исследователей за последние годы 
в Российской Федерации регистрируются миллионы юридических лиц, которые получили название «однодневки», или как 
в нормативно-правовой терминалогии «юридическое лицо, созданное без цели занятия хозяйственной деятельностью».

Как правило данные юридические лица создаются для уклонения от уплаты налогов, получение обманным путем кредита без намерения его вернуть, легализация доходов, полученных преступным путем, в том числе посредством схем контрабандного перемщения товаров через границу, использование титула добросовестного приобретателя в рейдерских захватах, прикрытие коррупции и т.д.

Реакция на представление заведомо недостоверных 
и юридически бессодержательных документов в регистрирующий орган, хотя и запоздалая, но последовала. Фактически регистрирующий орган начал проводить юридическую процедуру, представленных на госудасртвенную регистрацию документов. Регистрирующий орган, таким образом, в пределах своей компетенции стал противодействовать недобросовествым участникам. 

Одновременно с этим, наметившая тенденция создает риски вернуться к разрешительной системе создания юридических лиц. 
В частности, идею возвращения разрешительного порядка поддерживают представители Федеральной налоговой службы Российской Федерации и некоторые депутаты Государственной Думы Российской Федерации[4].

По их мнению, возвращение данного порядка поставит барьер на пути создания фирм «однодневок». В связи с этим, предлагается разрешить налоговым (регистрирующим) органам отказывать 
в регистрации юридического лица при отсутствии нахождения организации, по указанному заявителем адрему. Однако, как вычислить такую организацию на этапе создания 
или непродолжительного периода действия не известно.

Несмотря на существование в отечественной правоприминительной практике пороки, возвращение 
к разрешительной системе вряд ли оправдано.

Однако, можно обратить внимание на зарубежный опыт, основной тенденцией которого является замена сплошного контроля создаваемого юридического лица на установление ответственности учредителей и руководителей органов управления юридического лица по его обязательствам. 

Кроме того, в законодательстве наблюдается и тенденция перетекания ответственности за нарушение при создании юридического лица из гражданского права в сферу административного и уголовного права. Ещё Кулагин М. И. обратил внимание на эту особенность[5]. 

Мы можем ее наблюдать в отечественом праве, где гражданское законодательство рассматривает нарушения при создании не как гражданско-правовой проступок, а как общественно опасное деяние, посягающее на публично-правовые интересы

Также негативным явлением при создании юридического лица обеспокоилась и банковский сектор.

Отсутствие возможности проверить достоверность учредительных документов, содержащих положения о порядке одобрения сделок, совершаемых долдником, существенно увеличивает риски оспаривания кредитных сделок на том основании, что они совершены неуполномоченным лицом[6].

При разработке Советом при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства Концепции развития гражданского законодательства, авторы склонялись к необходимости обеспечить публичную достоверность реестра, «в соответствии с которым любое добросовествное лицо, полагавшееся на данный реестр, не затрагивается несоответствием данных реестра фактическим обстоятельствам»[7]. 

В вышеуказанном проекте предлагалось внести изменения в п. 3 ст. 51 Гражданского кодекса Российской Федерации [8] – наделить огран юстиции правом до государственной регистрации проводить проверку законности оснований госудасртвенной регистрации и достоверности данных, включенный в государственный реестр, а также соответсвия законодательству содержания устава.

Возможно данная мера могла бы привести к негативному результату, посколько понятие «проверка оснований государственной регистрации и достоверности данных, включенных в ЕГРЮЛ» может трактоваться до любых пределов, вплоть до проверки целесообразности создания юридического лица.

Кроме того, имеются вопросы к терминологии «публичная достоверность для лиц, заинтересованных в создани юридического лица и для третьих лиц». Возможно такое понятие можно развивать в том смысле, что уполномоченными лицами по отношению к юридическому лицу должны признаваться исключительно те лица, сведения о которых содержится в ЕГРЮЛ и являются актуальными (учредители, участники, руководители).

Однако, этот подход уже заложен в концепцию Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

Другое дело, если государство принимает на себя обязанность гарантировать достоверность сведений, содержащихся в ЕГРЮЛ. В таком случае актуальность и достоверность сведений для третьих лиц становится под защиту публично-правового механизма.

Однако в Концепции и проекте изменений вышеуказанные вопросы, когда недостоверные сведения причиняли убыток третьим сторонам, не поднимались. 

Однозначно, без наделения регистрирующего органа полномочиями по проведению юридической экспертизы учредительных актов и сведений, обеспечить достоверность реестра практически невозможно. Но если согласиться с данной обязательной экспертизой, то по сути и устанавливается разрешительный порядок создания юридического лица, указанный ранее в данной статье.

В современных условиях развития гражданских и экономических отношений такой подход, как уже отмечалось ранее, повлечет увеличение коррупции при образовании юридического лица, а также негативные последствия для добросоветсных участников гражданских правоотношений.

Предпочтительным полагается увеличить императивные нормы при создании юридического лица в действующем законодательстве, и соответственно, расширить полномочия регистрирующего органа по контролю за сблюдением таких правил.

Предлагается, что императивный порядок должен касаться установления публичного оглашения необходимого перечня сведений об учредителях и руководителях органов управления юридического лица, а также установления достоверности сведений, раскрывающих реальную стоимость имущественной основы созданаемого субъекта гражданских правоотношений.

Последняя тендекция свидетельствует свидетельствует о том, что гражданское законодательство идет по пути установления ответственности учредителей и руководителей исполнительных органов управления юридического лица.

Таким образом, можно предложить следующую формулу.

По общему правилу, учредители и руководители созданного юридического лица не отвечаю своим имуществом за результаты добросовестной деятельности, но отвечаю за достоверность и актуальность сведений, содержащихся в ЕГРЮЛ. Соответственно, в случае предоставление недостоверных сведений заявитель и учредители должны нести ответственность за причинение юридическому лицу и третьим лицам убытков, а если юридическое лицо признано несостоятельным (банкротом), то нести субсидинарную ответственность по его обязательствам. 

Данный подход позволит сохранить декларативный порядок предоставления сведений заявителем в регистрирующий орган без административных процедур и дополнительных обременений, а также бюджетных расходов по проведению юридической экспертизы.


Литература


  1. Федеральный закон от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (ред. от 31.07.2020 (с изм. и доп., вступ. в силу с 19.10.2020) [Текст] // СПС «Консультант Плюс».

  2. Письмо Федеральной налоговой службы от 5 мая 2010 года № МН-20-6/622 [Текст] // СПС «Консультант Плюс».

  3. Фильтр для однодневок. Налоговики хотят ужесточить порядок регистрации новых компаний [Текст] // Российская газета. № 20. 2011.

  4. Сарбаш С.В. Направления совершенствования законодательства о регистрации юридических лиц [Текст] // Вестник гражданского права. 2006. № 1. Том 1.

  5. Кулагин М.И. Избранные труды по акционерному и торговому праву. [Текст] // 2-е изд. М.: Статут, 2004. С. 87.

  6. Пояснительная записка к проекту Федерального закона 
    «О внесении изменений в некоторые законодательные акты в части совершенствования механизмов учреждения и ликвидации коммерческих организаций» [Текст] // СПС «Консультант Плюс».

  7. Маковский А. Л. Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации. [Текст] // М.: Статут, 2009. С. 52. П. 2.3.

  8. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 31.07.2020) [Текст] // Собрание законодательства Российской Федерации. - № 32. – 05.12.1994. – Ст. 3301.