ЗАДЕРЖАНИЕ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ В РФ: ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ

DETENTION OF MINORS IN CUSTODY IN THE RUSSIAN FEDERATION: DEVELOPMENT PROSPECTS

У граждан Российской Федерации есть конституционное право на личную свободу и свободу передвижения, однако в УПК существует институт задержания. Законодатель в ст. 5 УПК РФ даёт определение «задержание подозреваемого», в ст. 91, 92, 100,108 УПК РФ детально регламентирован порядок задержания, субъекты, имеющие право задерживать лиц на территории РФ, основания задержания.

Помимо этого, в УПК имеется глава 50, которая посвящена несовершеннолетним. Так, ст. 423 регламентирует задержание несовершеннолетнего. Вместе с этим данный вопрос регламентируется Минимальными стандартными правилами ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних 1985 г. (Пекинские Правила) и Международной конвенцией о правах ребенка 1989 г.

Актуальность данной темы обуславливается статистикой, согласно которой следователями и дознавателями за 2017 год было задержано 1669 несовершеннолетних (всего задержанных - 104723), за 2018 – 1619 (из 103905), за 2019 – 1935 (из 92876), за 2020 – 1696 (из 43119). Таким образом, мы можем заметить, что процент задержаний именно несовершеннолетних в 2017 году составил 1,6, а в 2020 году достиг почти 4%. Это говорит о том, что следователи и дознаватели все чаще применяют к несовершеннолетним данную меру пресечения. И нам необходимо разобраться соответствует ли законодательная база РФ в области задержания несовершеннолетних мировым стандартам? [1,2,3]

Итак, обратимся к части 1 статье 423 УПК РФ, согласно которой: «задержание несовершеннолетнего подозреваемого, а также применение к несовершеннолетнему подозреваемому, обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу производятся в порядке, установленном статьями 919799100 и 108 настоящего Кодекса». [4] Из данного пункта можно сделать вывод о том, что несовершеннолетние лица подвергаются задержанию в таком же порядке и в такие же сроки, как и совершеннолетние. Это не может быть целесообразно, так как лицо в возрасте до 18 лет является несформированной личностью, обладает повышенной впечатлительностью ко всему и обращение с такими лицами, как с совершеннолетними гражданами может оставить неизгладимый отпечаток на долгие годы.

Вернемся к Пекинским правилам: согласно п. 13.1 содержание несовершеннолетних лиц под стражей должно применяться лишь в качестве «крайней меры и в течение кратчайшего периода во времени». В нашем законодательстве такое положение отсутствует. Если интерпретировать нормы УПК, то мы получим результат, согласно которому, мы можем задержать несовершеннолетнего на срок до 48 часов, если не будет избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Это явно противоречит мировым стандартам.

Однако, в процессе задержания лиц в возрасте до 18 лет есть исключение, не применяемое к совершеннолетним гражданам: незамедлительное извещение законных представителей. Но поможет ли это справиться с детской травмой, причинной при задержании.

В связи с чем можно предложить изменить статью 423 УПК РФ следующим образом:

«В отношении несовершеннолетнего может быть осуществлено задержание лишь в исключительных случаях.

Несовершеннолетний, подвергнутый задержанию должен быть освобождён в кратчайшие сроки.»

          Конечно, здесь можно поставить вопрос хватит ли следователям и дознавателям времени для проведения тех мероприятий, ради которых задержали лицо, но стоит помнить, что на кону стоит психика неокрепшего ребенка.

Вторым не менее спорным моментом является пункт 13.2 Пекинских правил: предлагается во всех возможных случаях заменять содержание под стражей альтернативными мерами. Здесь можно отметить, что российский законодатель посчитался с данной нормой и пунктом 2 ст. 423 УПК РФ закрепил возможность отдачи несовершеннолетнего под присмотр законным представителям.

Однако, данная возможность применяется лишь в 16, 4% случаев. Это связано с тем, что слабо проработан алгоритм для следователя и дознавателя, поэтому в правоприменительной практике сложился негативный стереотип в отношении данной меры пресечения. [5, 54-58]

Помимо Пекинских правил данные положения закреплены в п. «b» ст. 37 Конвенции о правах ребенка: «арест, задержание или тюремное заключение ребенка осуществляются согласно закону и используются лишь в качестве крайней меры и в течение как можно более короткого соответствующего периода времени».

Таким образом, мы видим не только особенности при задержании несовершеннолетних, но и существенные недостатки в процедуре, которые необходимо ликвидировать на законодательном уровне.

 

Список использованной литературы:

  1. https://xn--b1aew.xn--p1ai/reports/item/12167987/
  2. https://xn--b1aew.xn--p1ai/reports/item/16053092/
  3. https://xn--b1aew.xn--p1ai/reports/item/19412450/
  4. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ // СЗ РФ от 24 декабря 2001 г. N 52 (часть I) ст. 4921.
  5. Муравьев К.В. Меры процессуального принуждения, состоящие в изоляции несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого: реализация международных стандартов в отечественном законодательстве // Уголовная юстиция 2020 №15.