ПРОБЛЕМА ПРИМЕНЕНИЯ ЧАСТИ 3 СТАТЬИ 26.2 КОАП РФ В СУДЕБНЫХ РАЗБИРАТЕЛЬСТВАХ

THE PROBLEM OF APPLICATION OF PART 3 OF ARTICLE 26.2 OF THE CODE OF ADMINISTRATIVE OFFENSES OF RUSSIAN FEDERATION IN LEGAL PROCEEDINGS

Основной целью данной работы является анализ проблемы применения в судебных разбирательствах части 3 статьи 26.2 КоАП РФ,  в которой указывается, что не допускается использование доказательств по делу об административном правонарушении, в том числе результатов проверки, проведенной в ходе осуществления государственного контроля (надзора) и муниципального контроля, если указанные доказательства получены с нарушением закона. При написании данной статьи была проанализирована судебная практика и на основе ее также были сделаны выводы о характере правонарушений и о особенностях применения указанной выше нормы.

Для начала стоит обратиться к диаграмме №1, в которой указывается процентное соотношение субъектов, применяющих рассматриваемую норму (ч.3 ст. 26.2 КоАП РФ).

 

Из анализа судебной практики следует, что в большинстве случаев ссылку на ч.3 ст. 26.2 КоАП РФ делает суд. Этот факт обусловлен тем, что суд применяет норму чаще и в случаях : 1) когда наличествует нарушение закона  при получении доказательств со стороны административного органа, ссылающегося на виновность лица в совершении административного правонарушения; 2) когда суд толкует норму для того, чтобы объяснить какие доказательства допускаются к производству. Юридические лица и индивидуальные предприниматели, участвующие в судебном разбирательстве, чаще всего не приводят нормативного обоснования своей позиции, а указывают только на нарушение процедурных и иных норм. То есть в основном именно суд применяет данную норму.

 

Теперь следует рассмотреть основные нарушения, которые являются основанием применения ч.3 ст. 26.2 КоАП РФ. Самыми распространенными нарушениями являются те, которые связаны с составлением протокола.  Представляется, что протокол – это самое часто используемое доказательство в делах, которые связаны с административными правонарушениями. В большинстве дел основанием применения ч.3 ст. 26.2 является именно нарушение, связанное с процедурой составления протокола. Сама процедура достаточно жестко регламентирована и именно поэтому ее нарушение является самым частым основанием применения рассматриваемой нормы. Больше всего встречается судебных актов, в которых указывается, что протокол административным органом был составлен в отсутствии законного представителя лица. В судебной практике считается, что нарушением может являться ненадлежащее уведомление лица, привлекаемого к административной ответственности, о дне и времени составления протокола об административном правонарушении и рассмотрения дела административным органом. А также суды акцентирует внимание на том , что данное нарушение должно носить  неустранимый характер и  являться существенным, не позволяющим всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело об административном правонарушении. Также достаточно часто встречается нарушение, которое связано с тем, что должностное лицо просто не подписывает протокол об административном правонарушении. Основанием применения ч.3 ст. 26.2 КоАП РФ является то, что протокол об административном правонарушении не содержит описание обстоятельств, позволяющих сделать вывод о наличии в действиях того или иного субъекта события правонарушения, то есть недостаточно изложены факты, позволяющие сделать такой вывод.

 

Нельзя не отметить, что как правило, при применении рассматриваемой нами  нормы отменяется и признается незаконным акт административного органа (чаще всего протокол), но в некоторых делах суды приходит к выводу,  что указанное обстоятельство не влияет на законность протокола по делу об административном правонарушении, так как совокупность иных исследованных доказательств является достаточной для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания по делу об административном правонарушении. То есть можно сделать вывод, что не всегда применение  ч.3 ст. 26.2 КоАП РФ приводит к отмене акта административного органа.

 

Отдельно следует осветить применение ч.3 ст. 26.2 КоАП РФ при недоказанности приведенных фактов , на которые ссылается административный орган.   Суды зачастую приравнивают недоказанность к незаконности (нарушению закона). Это можно  было бы попробовать обосновать тем, что в ч.1 ст. 26.2 КоАП РФ указываются требования, предъявляемые к доказательствам (с помощью доказательств должны устанавливаться : наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела). Если доказательства не соответствуют указанным параметрам – значит они незаконны. Но в ч.3 ст. 26.2 КоАП РФ указано «получены с нарушением закона», законодатель при конструкции нормы обращает внимание на незаконность во время получения, а значит едва ли можно так утверждать.

 

Подводя итог, стоит сделать вывод, что чаще всего ч.3 ст. 26.2 КоАП РФ применяется, когда наличествуют нарушения процессуального законодательства и нарушения при представлении доказательств административным органом свидетельствует о не всегда объективном оценивании фактов конкретного дела ( со стороны административного органа),  а также о тщательной проверке доказательств со стороны суда, который применяет положения обозреваемой нормы.

 

Список литературы:

 

  • Нормативно-правовые акты :

Федеральный закон РФ "Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях" от 30.12.2001 № N 195-ФЗ // СПС "КОНСУЛЬТАНТ".

 

 

Reference:

 

  • Normative legal acts:

 

Federal Law of Russian Federation "Code of the Russian Federation on Administrative Offenses" dated 30.12.2001 No. N 195-FZ // ATP "CONSULTANT".