РОЛЬ ИСПОЛНИТЕЛЯ В ДИСТАНЦИОННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЯХ

THE ROLE OF THE PERPETRATOR IN REMOTE CRIMES

В судебной практике (из-за сложности восприятия самого феномена дистанционного преступления) единообразный подход к определению ролей соучастников еще не выработан. Из-за этого возникают разные мнения по поводу правильной квалификации. В каждой индивидуальной ситуации судья принимает сложное решение, от которого зависит размер наказания. Сам институт соучастия является очень сложным и дискуссионным институтом, но в рамках указанной нами темы он становится еще сложнее, так как еще недостаточно исследован.

 

Понятие дистанционного преступления

Дистанционным является преступление, субъект которого реализует объективную сторону состава через определенное средство и сам не может полностью контролировать процесс реализации (полная опосредованность), а сам состав выполняется в момент, когда данный субъект находится в отличном территориальном пространстве от места наступления преступного результата (дистанционность).

Общая характеристика соучастия в дистанционных преступлениях 

Согласно ст. 32 УК соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления. В рамках дистанционных преступлений, умысел – это основной вид вины, так как сложность структуры таких преступлений предполагает в основном умышленное совершение. Теоретически можно представить ситуацию, когда такие деяния выполняются и неумышленно, но в рамках данной работы это рассматриваться не будет. Стоит обратить внимание на возраст субъектов, которые совершают преступления, прибегая к дистанционному способу. В основном это лица старше 16, но не старше 40 лет, так как рассматриваемые деяния реализуются при помощи современных технических средств, как правило. Доктрина уголовного права исходит из того, что наличие только одного субъекта преступления исключает возможность соучастия.

 Подвергнем анализу объективные признаки соучастия  – совместность деятельности соучастников, участие двух и более лиц. По образному выражению Н. С. Таганцева, характеризовавшего соучастие в преступлении, оно сродни игре в оркестре, где каждый инструмент, каждый музыкант, хотя и ведет свою партию, но все музыкальное произведение является результатом их общих усилий[1]. Совместность деятельности в дистанционных преступлениях отлична от других преступлений, так как чаще всего соучастники находятся в разных местах. Они не контактируют физически друг с другом, у них нет общего функционала совместных в физическом плане действий (бездействия)[2], но они также взаимообусловлены и взаимосвязаны.  Конечно, нельзя отрицать, что они могут совершать преступление и находясь в одном месте. Например, два приятеля, находясь в России, заказывают в Азербайджане растения, которые содержат наркотические вещества. Один связывается с поставщиком, а другой придумывает план по провозу через границу запрещенных веществ под видом тропических растений. В данном случае их действия образуют реальную совокупность преступлений и  будут квалифицированы по п.б ч.2  ст. 229.1 УК РФ и по ч.1 ст. 228 УК РФ (незаконное приобретение растений, содержащих наркотические средства и ) без ссылки на статью общей части, так как они являются соисполнителями в данном случае. Стоит отметить, что поставщик тоже является соисполнителем по составу ст. 229.1 , а также его действиями выполняется состав ст. 228.1 (сбыт, пересылка растений, содержащих наркотические вещества), то есть такие деяния образуют реальную совокупность преступлений. Но даже в этом случае один из соучастников находится в другой территориальной точке, но они все равно выполняют общие действия.  Количественный признак соучастия в дистанционных преступлениях раскрывается также, как и в обычных преступлениях.

Рассмотрим субъективные признаки соучастия в рамках дистанционных преступлений – умышленное участие, умышленная совместность. Субъективные признаки проявляются практически также, как и в обычных преступлениях. Особенность только в осознании умышленного участия на расстоянии. Эта осознанность подкрепляет готовность к совершению преступления, так как дистанционный способ является менее опасным для соучастников при совершении преступления.

Роль исполнителя в дистанционных преступлениях

Исполнитель в соответствии с ч.2 ст. 33 УК РФ – это лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями), а также лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных в УК. Известно, что исполнитель сам полностью выполняет объективную сторону, но при столкновении с дистанционными преступлениями возникают сложности  при квалификации деяний субъектов. Как уже было указано, дистанционный способ совершения преступления – это инновационный продукт преступности, который характеризуется простотой реализации и сложностью обнаружения преступного деяния. Исполнитель (соисполнители) реализует (реалюзуют) объективную сторону состава преступления через определенное средство и сам (сами) не может (могут)  полностью контролировать процесс реализации (полная опосредованность), а сам состав выполняется в момент, когда данный субъект (субъекты) находится в отличном территориальном пространстве от места наступления преступного результата (дистанционность). Понятие дистанционного преступления раскрывает особенность участия исполнителя в таком преступлении. В определенный момент, если в преступлении участвуют соисполнители, они утрачивают возможность полностью контролировать процесс, то есть данный признак сохраняется для всех участников совершения преступления. Интересным является вопрос о посредственном исполнителе в дистанционном преступлении. По сути, лицо, которое  использует такой исполнитель  для реализации преступного умысла, выступает средством, то есть такие преступления также будут относится к дистанционным – этим подтверждается мысль о том, что дистанционное преступление очень многогранное явление. Роль исполнителя в дистанционных преступлениях является основной и больших проблем с квалификаций лица именно как исполнителя не возникает, так как при оценке правоохранительными органами  основного действия (бездействия)  все становится ясно.  В рамках совершения сосисполителями дистанционного преступления действуют те же правила, что и при обычной квалификации : преступление совершается соисполнителями и в случаях, когда один из них выполняет только часть деяний, а другой оставшуюся. К примеру, одно лицо создает вредоносную компьютерную программу, заведомо предназначенную для нейтрализации средств защиты компьютерной информации у сайтов по продаже диванов, а другое лицо начинает распространять данную программу среди владельцев таких сайтов. Их действия следует квалифицировать по ч.2 ст. 273 УК РФ без ссылки на статью общей части. 

Список литературы:

  • Специальная литература (учебники, монографии):
  1. Таганцев Н. С. Русское уголовное право : лекции. Часть общая. Т. 1. / Таганцев Н. С. - СПб. : Гос.Тип. 1902. – C.639

 

Reference:

  • Special literature (textbooks, monographs):

 

 

  1. Tagantsev NS Russian criminal law: lectures. common part. T. 1. / Tagantsev N.S. - SPb. : State Type. 1902. - C.639

 

[1] Таганцев Н. С. Русское уголовное право : лекции. Часть Общая. М., 1994. Т. 1. С 331

[2] Под этим имеется ввиду, что они не совершают физические действия совместно, находясь в одном территориальном пространстве