ПРОБЛЕМЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ В СФЕРЕ ОХРАНЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ

Изменениями качества окружающей среды и отдельных ее элементов (лесов и иной растительности, вод, животного мира и т. п.). оцениваются как необратимые либо как такие, которые можно приостановить либо устранить. По своим последствиям они могут быть наиболее опасными, поскольку ставят под угрозу существование жизни на Земле, и менее опасными, приводящими к снижению уровня производства, потребления, ухудшению здоровья и иным социальным и экономическим видам ущерба. 

Уголовное право, как и другие отрасли, пытается сдерживать усугубление указанных проявлений экологического кризиса, хотя и недостаточно эффективно. Для Российской Федерации эти угрозы усугубляются появлением новых технологий и сменой характера технологий, ростом промышленного производства, интенсификацией использования природных ресурсов, в первую очередь полезных ископаемых и лесной растительности. Эти процессы нельзя расценивать, как только позитивные или как только негативные. В условиях глобализации они необратимы. Задачей является усиление положительных аспектов и сдерживание отрицательных.

Проанализировав особенности юридической ответственности за экологические правонарушения, можно отметить, что под экологическим правонарушением понимается виновное деяние, которое совершается субъектом, обладающим праводееспособностью, причиняющее экологический вред или создающее угрозу причинения такого вреда, либо нарушающее права и законные интересы субъектов экологического права и позволяет обеспечить соблюдение природоохранных требований законодательства, общества, государства. Уголовная ответственность за совершение экологических преступлений является действенным рычагом защиты интересов государства и общества в области обеспечения экологической безопасности и охраны окружающей среды.

Из семнадцати составов экологических преступлений, предусмотренных в главе 26 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее УК РФ), применяются только четыре. Большинство же статей указанной главы просто не работают, они являются лишь нормами-декларациями. Данное обстоятельство уже само по себе свидетельствует о крайне низком качестве осуществления борьбы с экологическими преступлениями. В совокупности с высокими показателями латентности экологической преступности, когда в среднем только один из ста фактов нарушения УК РФ об охране природы имеет юридическую оценку хотя бы в части его выявления, оно демонстрирует катастрофичность ситуации в сфере защиты природы. 

Для привлечения к уголовной ответственности необходимо пройти более сложный путь, связанный с установлением как самого деяния, так и последствий, а также причинно-следственной связи между ними (так как составы преступлений сконструированы в основном как материальные). 

В соответствии со структурой действующего Уголовного кодекса в теории отечественного уголовного права выделяют общий, родовой, видовой и непосредственный объекты. Значение такой классификации видится в том, чтобы обозначить те или иные общественные отношения, претерпевающие ущерб в результате совершения преступления, но на разной ступени их обобщения. Применительно к экологическим преступлениям вопрос о содержательной стороне родового, видового и непосредственного объектов, а также их границах остается дискуссионным. Во многом это связано со сложностью определения и общего понятия «объект преступления», и круга экологических
отношений, охраняемых уголовным законом. Также необходимо учитывать исторические особенности формирования уголовных норм,
определяющих экологические преступления. В течение длительного времени в отечественном законодательстве они рассматривались в группе деяний, посягающих на интересы народного хозяйства.

Основанием для выделения преступных деяний как экологических являются сущностные особенности основного непосредственного объекта такого рода преступлений, представляющего собой общественные отношения по обеспечению экологической безопасности. Общественные отношения по обеспечению таких жизненно важных интересов человека, как его жизнь и здоровье, которые являются социально более значимыми, могут дополнять в некоторых составах основной непосредственный объект экологического преступления, но не заменять его, оставаясь в тесной связи с основным непосредственным объектом. Во многих странах, имеющих кодифицированное законодательство, понятие «экологическая безопасность» не используется. Отметим, что среди российских специалистов до сих пор нет единого мнения о том, что понимать под соответствующей категорией. 

В этой связи выработка специальных направлений уголовной политики в сфере охраны природы становится первоочередной задачей в системе мер обеспечения возможности существования будущих поколений. Уголовное законодательство будет эффективным в случае его комплексного, единого и целенаправленного применения.

Список литературы:

  1. Дворецкий М.Ю., Краснослободцева Н.В., Стромов В.Ю. Уголовная ответственность за экологические преступления: проблемы теории и правоприменительной практики: монография. Тамбов: Изд. дом ТГУ им. Г.Р. Державина,2014. 754 с.
  2. Дубовик О.Л. Экологические преступления: Комментарий к главе 26 Уголовного кодекса Российской Федерации. М.: Изд-во «Спарк»,
    1998.
  3. Краснослободцева Н.В. Общая характеристика экологических преступлений по действующему российскому законодательству // Вестник Тамбовского университета. Серия Гуманитарные науки. Тамбов, 2018. Т. 16.Вып. 9 (101). С. 339-345.
  4. Королева М., Суслова Н. Современное состояние законности и госконтроля в сфере охраны окружающей среды // Уголовное право. 2002. №4. С. 92-93.
  5. Мелехин А.В. Административно-правовой механизм обеспечения законности в сфере экологии // Lex russica. 2016. № 11. С. 33 - 45.

Bibliography:

  1. Butler M.Yu., Krasnoslobodtseva N.V., Stromov V.Yu. Criminal liability for environmental crimes: problems of theory and law enforcement practice: monograph. Tambov: Ed. house of TSU im. G.R. Derzhavin, 2014. 754 s.
  2. Dubovik O.L. Environmental Crimes: Commentary on Chapter 26 of the Criminal Code of the Russian Federation. M .: Publishing house "Spark", 1998.
  3. Krasnoslobodtseva N.V. General characteristics of environmental crimes under the current Russian legislation // Bulletin of the Tambov University. Series Humanities. Tambov, 2018, vol. 16, no. 9 (101). S. 339-345.
  4. Koroleva M., Suslova N. The current state of legality and state control in the field of environmental protection // Criminal law. 2002. No. 4. S. 92-93.
  5. Melekhin A.V. Administrative and legal mechanism for ensuring the rule of law in the field of ecology // Lex russica. 2016. No. 11.P. 33 - 45.