СТАНОВЛЕНИЕ КОММУНИКАТИВНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ КАК ЛИЧНОСТНЫЙ ПРОЦЕСС

ESTABLISHMENT OF COMMUNICATIVE COMPETENCE AS A PERSONAL PROCESS

Не смотря на множество исследований проблемой становится то, что коммуникативная компетентность по прежнему рассматривается только как социально-психологическое явление. Человек является цельным, именно поэтому так важно увидеть те основные моменты становления общения, которые сопровождают человека на протяжении всей его жизни, постепенно переходя в определенный уровень коммуникативной культуры.

Сама по себе коммуникативная компетентность не возникает на пустом месте, а формируется постепенно в процессе жизни. Важно понять каким образом индивид, становясь личностью, приобретает высокий уровень компетентности в общении и какие факторы лежат в основе данного процесса.

Для решения этой проблемы можно обратиться к различным подходам, рассматривающим вопрос общения как важного элемента в жизни каждого человека с самого рождения.

В своих работах Л. С. Выготский говорит о том, что: «…Всякая функция в культурном развитии ребёнка появляется на сцену дважды… сперва — социальном, потом — психологическом, сперва между людьми, как категория интерпсихическая, затем внутри ребёнка, как категория интрапсихическая» [1]. Следовательно, речь с раннего возраста используется ребенком как средство общения с другими людьми, а только затем она используется как внутренний способ мышления.

Такое понимание процесса психического развития выдвигает на первый план роль общения со взрослым. Только близкий взрослый может быть для ребенка носителем культуры и основных принципов общения. Однако процесс интериоризации внешних средств рассматривался и самим Л.С. Выготским несвязанным с характером взаимоотношений и взаимодействия ребенка и взрослого. Несмотря на всеобщее признание роли общения со взрослым в психическом развитии ребенка, процесс общения не подвергался исследованию в рамках культурно-исторического подхода.

М.И. Лисина показала, что между младенцем и взрослым осуществляется общение, в котором активны оба партнера. «В течение второго месяца ребенок проявлял все больше внимания и радости при виде старших, старался привлечь их интерес и перестраивал поведение, чтобы удержать их возле себя. К двум месяцам складывался "комплекс оживления"… Активность ребенка побуждается вначале нуждой в заботе взрослого. Но мать удовлетворяет ее так, что в ее особом отношении младенцу открывается его собственная уникальность и самое первичное представление о своей человеческой сущности»[4]. Следовательно, уже в первые месяцы жизни ребенок отделяет себя от взрослого, а не сливается с ним. Возражая Л.С. Выготскому, М.И. Лисина говорила не о единстве, а об эмоционально-личностных связях ребенка со взрослым, которые рассматривала в качестве главного новообразования первого полугодия жизни: «...Наблюдения показали, что на 2-м мес. жизни дети проявляют любовь к взрослому не только в ответ на его ласку, но и инициативно — факт, имеющий важнейшее значение для понимания поведения младенцев как общения»[3].

М.И. Лисина стала рассматривать общение как особый вид деятельности. Коммуникативные мотивы это те качества самого человека и других людей, ради которых индивид вступает в общение. Средствами общения являются операции, с помощью которых организм вступает в общение, т.е. внешняя, поведенческая картина коммуникации. И наконец, продуктами общения являются образ себя и другого, а также отношения, возникающие между людьми в процессе коммуникации.

Между тем деятельность процесс сугубо индивидуальный. Все ее структурные компоненты – потребность, мотив, цель, задача – являются внутренними, имманентными свойствами сознания самого субъекта. Несмотря на многочисленные замечания о том, что отношения ребенка к миру опосредствованы его отношениями со взрослым, места этому взрослому в структуре деятельности нет. Он проявляет себя как внешний фактор, направляющий и организующий индивидуальную деятельность ребенка.

В этом, по-видимому, и заключается главное расхождение с позицией Л.С. Выготского, где исходной формой любого действия является его интерпсихическая, совместная форма.

М.И. Лисина же считает, что решающее значение для возникновения потребности в общении имеет отношение взрослого к ребенку [4]. Благодаря этому младенец в конце первого месяца жизни открывает субъектность, личностность самого себя и взрослого. Это открытие становится началом потребности в общении со взрослым, которая побуждает коммуникативную деятельность. В этой логике отношение к ребенку, которое является свойством сознания взрослого, предшествует деятельности общения и определяет ее. М.И. Лисина неоднократно подчеркивала, что потребность в общении не надстраивается над врожденными органическими нуждами и не вытекает из них.

Таким образом, общение помогает в совместной деятельности и определяется ими. При этом в теоретических рассуждениях как бы опускается тот факт, что само общение предшествует совместной деятельности. Человек осознает, чувствует и выделяет себя из окружающего мира через другого. Не потому что этот другой что-то делает вместе с ним или для него, а потому что он на него смотрит, к нему обращается, реагирует на его проявления, т.е. относится к нему и выражает свое отношение. Ребенок выделяет и в дальнейшем удерживает свое Я, опираясь на отношение другого человека при этом общаясь с ним, показывая свою заинтересованность и пытаясь удержать внимание на себе.

Соответственно само по себе общение занимает центральное место в развитии каждого человека как личности, но при этом авторы разделились во мнении, чем обусловлено его развитие: внешними факторами, которые переходят во внутреннее состояние, либо внутренними, которые постепенно начинают проявляться во внешней среде и оказывать большое влияние на становление личностных процессов.

Подводя итог, можно заключить, что коммуникативная компетентность приобретается постепенно по мере развития самой личности. Огромное влияние оказывает ближайшее социальное окружение, которое предлагает собственные правила поведения и общения с окружающими, которые ребенок по средством постоянного коммуникативного контакта приобретает по мере взросления, но нужно отметить и немаловажный момент – необходима собственная активность, которая поможет стать более коммуникабельным.

Литература

  1. Выготский Л.С. Младенческий возраст // Собр. соч.: В 6 т. М., 1982 – 1984;
  2. Лисина М. И. Влияние отношений с близкими взрослыми на развитие ребенка раннего возраста // Вопросы психологии, 1961. – № 3.
  3. Лисина М.И. Проблемы онтогенеза общения. М., 1986;
  4. Лисина М.И. Формирование личности ребенка в общении, Санкт-Петербург [и др.]: Питер, 2009.
  5. Vygotskij L.S. Mladencheskij vozrast // Sobr. soch.: V 6 t. M., 1982 – 1984;
  6. Lisina M. I. Vliyanie otnoshenij s blizkimi vzroslymi na razvitie rebenka rannego vozrasta // Voprosy psihologii, 1961. – № 3.
  7. Lisina M.I. Problemy ontogeneza obshcheniya. M., 1986;
  8. Lisina M.I. Formirovanie lichnosti rebenka v obshchenii, Sankt-Peterburg [i dr.]: Piter, 2009.