ПРОБЛЕМЫ НЕЗАКЛЮЧЕННЫХ ДОГОВОРОВ

PROBLEMS OF PERMANENT AGREEMENTS

Незаключение договоров в последнее время привлекает пристальное внимание гражданских лиц. Первоначально данная тема исследовалась в рамках более общей проблемы недействительных сделок. При этом традиционно целью такого исследования было прояснить вопрос, является ли незаключенная сделка идентичной - недействительной или это полностью самостоятельное юридическое явление?

Итак, В. Шахматов пришел к выводу, что деление сделок на «незаключенные» и «недействительные» не имеет практического значения.

В то же время, Н.В. Рабинович, исходя из положений Гражданского кодекса РСФСР 1922 г., высказал мнение, что недействительные и несостоявшиеся сделки различаются по своим последствиям, имея в виду, что в случае несостоявшейся сделки они являются обязательствами из необоснованного обогащения, а в случае недействительной сделки - те особые правовые последствия, которые установлены законом в связи с признанием сделок недействительными по той или иной причине, указанной в Гражданском кодексе Роccийской Федерации.

Вторая из перечисленных точек зрения постепенно получила всеобщее признание в доктрине гражданского права и в настоящее время является доминирующей. Вместе с тем, дальнейшие исследования данной проблемы продолжаются в направлении выявления конкретных различий в юридических последствиях недействительных и незаключенных сделок.

В то же время в юридической литературе вопрос о разделении неудавшихся сделок на типы остается без должного внимания, хотя научная классификация во многом способствует выявлению реальной природы изучаемого явления.

Действительно, понятие «незаключенного договора» должно охватывать такие действия, совершаемые в форме сделки, которые априори не могут повлечь за собой правовые последствия по причинам, не связанным с основаниями для признания сделки недействительной. Иначе несостоявшимся сделкам просто не останется самостоятельного места в гражданском праве. При этом это всегда фактически совершенные действия, ставшие доступными для восприятия и правовой оценки (например, стороны подписывают документ-договор, который, однако, не содержит каких-либо существенных условий). Другими словами, неудавшаяся сделка - это безусловная «ошибка» ее участников, заключающаяся в принципиальной невозможности достижения желаемого юридического результата. Таким образом, неудавшаяся сделка как бы сопровождает сделку, которая была совершена субъектами, но оказалась юридически незавершенной. Важно учитывать, что речь идет именно о юридическом заключении договора, поскольку с фактической стороны неудачная транзакция часто может быть даже полностью выполнена. Строго говоря, здесь вообще нет юридически значимого действия, а только фактическое действие в виде попытки совершить юридически значимое действие и отрицательный результат.

Сказанное выше позволяет утверждать, что вопросы конкретной неудачного облачение сделки в договорную форму должны дополнять проблемы раздела гражданской науки, изучающего вопросы совершения сделки, имеющей отрицательный результат. Поэтому проблема несостоявшихся двусторонних и многосторонних сделок (незаключенных договоров) с точки зрения системы науки гражданского права должна изучаться в рамках проблемы возникновения договорного обязательства. Единственными исключениями в этом смысле являются беспредметные сделки, характеризующиеся отсутствием одного, нескольких или даже всех участников (например, соглашение между двумя отдельными подразделениями одного и того же юридического лица) и подлежащие такому анализу в рамках общая доктрина сделок ...

Неудачные сделки, у которых есть все субъекты, являются такими волеизъявлениями, которые, исходя из положений действующего законодательства, не имеют достаточного определения, чтобы повлечь за собой какие-либо правовые последствия.

В частности, отсутствие определенности договора может иметь место в случаях, когда он не содержит всех существенных условий, требуемых законодателем (неполное содержание) и когда она не завершена до конца, то есть до времени, прямо установленного законом (до момента получения лицом, направившим оферту, ее акцепта; до передачи имущества; до момента государственной регистрации). В первом случае желательно говорить о бессмысленных контрактах, а во втором - о незавершенных.

В свою очередь, число незавершенных контрактов включает следующие три группы неудачных сделок:

1) консенсуальные контракты, не заключенные из-за того, что оферент не получил оферту;

2) реальные договоры, не заключенные из-за отсутствия передачи соответствующего имущества. Так, например, заемщику дается право оспорить кредитный договор из-за отсутствия у него денег, доказав, что деньги или другие вещи ему фактически не поступали от кредитора или полученные в меньшем размере, чем указано в договоре. В случае, если в процессе оспаривания кредитного договора заемщиком в связи с отсутствием у него денег будет установлено, что деньги или другие вещи фактически не были получены от кредитора, кредитный договор признается незавершенным, иными словами будет считаться незаключенным. В случае же получения заeмщикoм cуммы в меньшем размере, договор считается заключенным на эту сумму денег. Таким образом, процесс оспаривания кредитного договора со стороны заемщика в связи с отсутствием у него денежных средств есть не что иное, как процедура признания данного договора несостоявшейся сделкой (полностью или в соответствующей части); 3) консенсуальные и реальные договоры, подлежащие государственной регистрации, не заключенные из-за отсутствия такой регистрации (незарегистрированные договоры). Однако следует отметить, что в случае содержания в законе прямого указания на то, что невыполнение государственной регистрации договора влечет его недействительность или иные последствия, он не может считаться незаключенным.

Следовательно, договоры могут не состояться либо из-за отсутствия всех субъектов (бессубъектные), либо по существенной причине (бессмысленные), либо по временной причине (неполные).

Изучая соотношение недействительных и незаключенных договоров, в первую очередь следует обратить внимание на вопрос обоснованности применения конструкции «недействительные сделки», учитывая выраженное в гражданском праве мнение о том, что в такой конструкции понятие «сделка» лишено одного из своих основных элементов.

Как следует из содержания ст. 153 ГК РФ сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. В этом смысле эти действия могут быть только законными, не противоречащими законодательству. Если сделка не соответствует требованиям закона или иных правовых актов, является недействительным, если в устанавливающей права, что такая сделка является спорным, или не предусматривает иных последствий нарушения. Сразу отметим, что возможность признания недействительной оспариваемой сделки в конечном счете также связана с ее противоправностью, разница заключается в степени неправомерности, которая всегда выше для ничтожных. Кроме того, создавая определенные составы оспариваемых сделок, законодатель также стремится к дальнейшей защите интересов потерпевшей стороны оспариваемой сделки, предоставляя ей право выбора между отменой и сохранением последствий такой сделки.

В то же время термин «недействительный» означает не более чем «несуществующий», «недостоверный», «ненастоящий». В этом смысле признание сделки недействительной свидетельствует именно о том, что действия физического либо юридического лица, совершенные в форме сделки, юридически не существуют в силу их противоречия законодательству. Следовательно, терминология «недействительные сделки» достаточно адекватно выражает суть этих действий как незаконных, и поэтому должна иметь право на использование в законодательстве, гражданской доктрине и правоприменительной практике.

Любая состоявшаяся сделка представляет собой юридический факт, влекущий возникновение именно тех гражданско-правовых последствий, наступления которых желают ее субъекты. Напротив, в случае исполнения сторонами недействительной сделки возникают установленные законом специальные правовые последствия. При этом желаемый субъектами правовой результат оказывается полностью недостигнутым. Иными слвами, недействительная сделка не имеет значение юридического факта-сделки и в этом смысле выступает несуществующим юридическим фактом. Последний вывод в полной мере относится и ко всем несостоявшимся сделкам. Поэтому в означенном аспекте и недействительные, и несостоявшиеся сделки суть несуществующие юридические факты-сделки. В этом находит свое проявление единство их правовой природы. Возможные же отличия несостоявшейся сделки от недействительной необходимо искать в принципиальной способности последней порождать в случае хотя бы частичного ее исполнения предусмотренные законом специальные правовые последствия. Нетрудно заметить, что такая способность связана исключительно с противоправностью недействительной сделки. Поэтому исполнение недействительной сделки не только не приводит к достижению желаемого сторонами правового результата, но и может повлечь наступление ответственности (при односторонней реституции и недопущении реституции). Напротив, исполнение незаключенного договора, который сам по себе правонарушением не является, не может служить основанием для привлечения его сторон к ответственности.

Кроме того, для приведения лица в положение, в котором оно находилось до исполнения недействительной сделки, необходимо предварительно установить, в чем именно выражаются недействительность сделки и само ее исполнение. А это возможно сделать, только исследовав условия недействительной сделки, на которых производилось исполнение. Иными словами, реституционная обязанность всегда определяется с учетом содержания исполненной недействительной сделки. Следовательно, реституционное обязательство является особой моделью правоотношения, которая в полной мере учитывает безусловное качественное своеобразие исполнения недействительной сделки, как негативного для правопорядка явления.

Исходя из изложенного, исполнение незаключенного договора не может выступать основанием реституционного обязательства, а влечет возникновение либо виндикационного обязательства (в случае, когда исполнение выражалось в передаче сохранившихся в натуре вещей), либо обязательства из неосновательного обогащения (во всех остальных случаях исполнения незаключенного договора). Это означает, что к незаключенным договорам не могут применяться нормы, предусмотренные главой 9 ГК РФ для недействительных сделок. Отсюда вытекают следующие важные в практическом отношении положения.

В отличие от требования о возврате совершенной по недействительной сделке, в отношении которой Гражданский кодекс допускает дополнительное применение норм, составляющих институт неосновательного, эти нормы должно применяться непосредственно к требованию о возврате исполненного по незаключенному соглашению, без какой-либо посреднической ссылки. Важно учитывать следующее, что имущество, являющееся неосновательным обогащением приобретателя, должно быть возвращено потерпевшему натурой. И только в случае невозможности возврата в натуре неоправданно полученного или сохраненного имущества - в денежном выражении (в виде компенсации по фактической стоимости). Однако предметом иска потерпевшего (кредитора по обязательству от неосновательного обогащения) могут быть только вещи, определяемые родовыми характеристиками, имущественными правами, а также никак не индивидуализированные деньги, ценные бумаги на предъявителя или бездокументарные ценные бумаги, то есть, объекты гражданских прав, защита которых в принципе исключена. Индивидуально определенная собственность, сохраненная в природе, должна быть востребована у незаконного собственника.

Судебно-арбитражная практика признает возможность виндирования именных бездокументарных ценных бумаг, что находит неоднозначную оценку в науке гражданского права. Что касается ценных бумаг на предъявителя, а также денег, для того чтобы признать их объектами виндикации, требуется соответствующая индивидуализация, которая позволяет установить идентичность таких ценных бумаг и денег, находящихся у ответчика, с ценными бумагами и деньгами, утраченными собственником. В интересах обращения, чтобы сформировать полное доверие к деньгам и ценным бумагам на предъявителя и принимая во внимание сложность, а в некоторых случаях даже невозможность для собственника доказать свое право собственности на эти объекты гражданских прав, закон предусматривает здесь повышенную защита добросовестности - покупателя.

В случае удовлетворения искового требования ответчик лишается права собственности на изъятое у него имущество. Напротив, согласно иску о виндикации изъятию подлежит индивидуально определенная вещь, которая не входит в собственность ответчика. Если индивидуально определенное имущество, переданное в соответствии с незаключенным контрактом и сохраненное по своей природе, принадлежит не другой стороне незаключенного договора, а третьей, иск о возмещении ущерба должен быть предъявлен этой третьей стороне. Однако это не исключает возможности подачи иска о возврате неосновательного обогащения стороне незаключенного контракта, которая произвела обременительное отчуждение имущества. Следовательно, если имущество, исполненное по незаключенному договору, является имуществом, сохранившимся по своей природе, которое было передано стороной, получившей его по незаключенному договору, третьей стороне, то сторона, исполнившая незаключенный договор, имеет возможность выбрать способ защиты принадлежащего ему права. Такой выбор делается между иском о виндикации и условным иском, основанным на общих положениях о неосновательном обогащении, который предъявляется другой стороне незаключенного.

Российская Федерация в силу ст. 1103 ГК РФ в этом случае применяются особые правила, регулирующие последствия недействительности сделок. Если мы говорим о незаключенном соглашении, с учетом нормы, его следует применять в полной мере. При этом сторона, которая заведомо знала, что договор не заключен и, несмотря на это, выполнила его, не имеет права требовать возврата исполненного. Такое правило придает обороту собственности необходимую уверенность, защищая его от недобросовестных участников.


Список литературы:

  1. Агарков М.М. Избранные труды по гражданскому праву : в 2-х томах. Т.1./ Агарков М.М. - М.: АО «Центр ЮрИнформ», 2002. - 490 с.
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации часть вторая Федеральный закон от 26 января 1996 г. № 14-ФЗ // Собрание законодательства РФ, 1996, № 5, ст. 410, в редакции от 27.12.2019.
  3. Будман Ш.И., Павлодский Е.А. Невозможность исполнения обязательств в современном договорном праве // Проблемы современного гражданского права / под ред. В.Н. Литовкина, В.А. Рахмиловича. - М.: Городец, 2000. – 235 с.
  4. Мурзин Д. В. Добросовестное приобретение имущества по договору / Проблемы теории гражданского права / Институт частного права. М., 2003. 299с.
  5. Шапкина Г.С. Новое в российском акционерном законодательстве: изменения и дополнения в Федеральный закон «Об акционерных обществах». М., 2002. 50с.