ОТДЕЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ КВАЛИФИКАЦИИ УБИЙСТВА, СОПРЯЖЕННОГО С БАНДИТИЗМОМ

SEPARATE ASPECTS OF QUALIFICATION OF THE MURDER ACCOMPANIED TO BANDITRY

Проблемы, связанные с квалификацией умышленного убийства, всегда привлекали к себе значительное внимание ученых. Уголовное законодательство всех стран мира начинает Особую часть нормами, которые содержат положения об ответственности за умышленное убийство, тем самым на правовом уровне утверждая приоритет общечеловеческих ценностей.

В настоящей статье будут рассмотрены отдельные аспекты квалификации убийства, сопряженного с бандитизмом. Вообще убийство определяют, как умышленное противоправное причинение смерти другому человеку. Оно может совершаться путем действия или бездействия. Для лишения жизни человека к жертве может быть применено как физическое насилие, так и психическое. При этом виновный может использовать факторы природы, источника повышенной опасности, обстановку стихийного бедствия и тому подобное.

Проблема умышленного убийства вообще и убийства при отягчающих обстоятельствах требует дальнейшего уточнения понятия убийства и детализации признаков юридических составов квалифицированных убийств; выработки более полных разъяснений содержания отягчающих обстоятельств, существенно влияющих на квалификацию действий субъекта убийства и, естественно, на назначение законного и справедливого наказания; проведения более точной классификации отягчающих обстоятельств умышленного убийства, чтобы избежать возможных ошибок в правоприменительной деятельности, а в некоторых случаях - возможных злоупотреблений со стороны работников правоохранительных и правоприменительных органов. Обусловлено это тем, что постановления судом законного приговора по факту квалифицированного убийства, требует проведения долгосрочных и затратных оперативных и следственных действий.

Для квалификации убийства важным является также определение момента окончания жизни, поскольку умышленные действия, которые могли причинить смерть, относительно умершего (трупа) квалифицируются как покушение на убийство. С наступлением смерти посягательство на жизнь считается законченным, то есть оно содержит все признаки состава оконченного преступления. Если в результате посягательства на жизнь смерть не наступила, то преступление квалифицируется как покушение на убийство. При этом надо иметь в виду, что посягательство на жизнь может квалифицироваться как покушение на убийство только тогда, когда оно было совершено с прямым умыслом, когда смерть потерпевшего была желанным следствием для виновного, когда причинение потерпевшему смерти было целью действий виновного.

Уголовное законодательство РФ не знает каких-то сроков, по истечении которых наступление смерти не может квалифицироваться как убийство. Судебная коллегия Верховного Суда РФ в постановлении по делу П. отметила, что при наличии умысла на убийство время наступления смерти потерпевшего не может влиять на квалификацию преступления [5].

 Применительно к убийству умысел можно охарактеризовать следующим образом. При прямом умысле виновный осознает общественную опасность своего деяния, направленного на лишение жизни другого человека, предвидит возможность или неизбежность смерти этого человека и желает ее наступления. При косвенном умысле виновное лицо также осознает общественную опасность своих действий (бездействия), которые направлены на лишение жизни другого человека, предвидит возможность наступления смерти, при этом не желает, но сознательно допускает наступление смерти потерпевшего или относится к ней безразлично.

Следует упомянуть, что форма вины в каждом конкретном случае должна определяться из совокупности обстоятельств содеянного. Правильное установление формы вины имеет большое практическое значение, поскольку она оказывает существенное влияние на квалификацию преступного деяния и назначение виновному справедливого уголовного наказания.

Для правовой квалификации убийства надо довольно тщательно исследовать интеллектуальный момент умысла: предусматривал или не предвидел виновный, что его действия могут привести к смерти пострадавшего. При этом следует иметь в виду, что в тех случаях, когда такие последствия предусматривались виновным, то убийство должно квалифицироваться как умышленное. Для этого нужно тщательно исследовать доказательства, имеющие значение для выяснения содержания и направленности умысла виновного.

В любом действии человека присутствует определенная цель и определенный мотив. Учитывая их взаимообусловленность, речь может идти только лишь о несоответствии того или иного мотива той или иной цели. Поэтому при квалификации необходимо устанавливать и мотивы, и цели совершенного преступления и в том случае, если они не исключают друг друга и имеют квалифицирующее значение, указывать их в итоговой квалификации.

 Согласно действующему Уголовному кодексу РФ (Далее – УК РФ) ни один состав преступления, если он прямо не предусматривает отдельного вида умышленного убийства при отягчающих обстоятельствах, не может включать умышленное лишение жизни другого человека [1].

Очевидно, что в отдельных случаях умышленное причинение смерти может охватываться и юридическим составом составленного насильственного преступления, в котором оно отражено с помощью соответствующего законодательного признака содержания.

 При рассмотрении убийства, сопряженного с совершением другого преступления, Г.Н. Хлупина указывает, что данный термин означает соединенность, связанность убийства и сопряженного преступного деяния [8]. Д.Ю. Краев под убийством, сопряженным с совершением другого преступления, понимает «такой вид умышленного причинения смерти другому человеку, при котором между деянием виновного, составляющим объективную сторону различных преступлений, и лишением жизни другого лица существует взаимная связь, характеризующая обусловленность убийства совершением сопряженных с ним преступлений. При этом сопряженность с иными преступлениями является особой характеристикой убийства, а умышленное причинение смерти другому человеку имеет место до, в процессе или после фактического окончания данных преступлений и совершается в связи с ними»[5].

Отдельного внимания требует вопрос квалификации убийства, сопряженного с разбоем, вымогательством или бандитизмом.  Бандитизм представляет собой согласно ст. 209 Уголовного кодекса РФ организацию вооруженной банды с целью нападения на предприятия, учреждения, организации либо на отдельных лиц, а также участие в такой банде или совершаемых ею нападении. Такое определение бандитизма без существенных текстовых изменений (только после слов «на отдельных лиц» слова «так же» изменены на слово «также») было трансформировано в новое уголовное законодательство по УК 1960 г., ст. 69 которого устанавливала ответственность именно за такое преступление. Вместе с тем, теория отечественного уголовного права и судебная практика, осуществляя толкование ст. 209 УК, существенно изменили отношение к квалификации бандитизма. Состав этого преступления, в отличие от ст. 69 УК 1960 г, в каждом случае суды квалифицируют по совокупности с бандитизмом незаконное обращении с оружием и отдельные нападения, совершенные бандой. Не вызывает сомнения, что такая тенденция без внесения изменений в законодательство повлекло за собой существенное усиление уголовной ответственности за бандитизм. Несмотря на это умышленное убийство, сопряженное с бандитизмом, имеет свои особенности [3].

Вопрос квалификации бандитизма как единого составного преступления или как идеальной совокупности преступлений, очевидно, должно быть решенным путем анализа, прежде всего, объективной стороны этого преступления. Именно этот элемент состава преступления позволяет определить, какие объективные признаки общественно опасного посягательства характеризует рассматриваемый преступление и полностью охватываются его составом, а какие – выходят за пределы состава, а потому нуждаются в отдельной, дополнительной квалификации.

Объективная сторона бандитизма согласно ст. 209 УК характеризуется совершением общественно опасного деяния, которое может иметь выражение в следующих формах: 1) организация вооруженной банды с целью нападения на предприятия, учреждения, организации либо на отдельных лиц; 2) участие в такой банде; 3) участие в совершаемых ею нападениях.

Корысть является основной мотивацией действий при бандитизме. Наличие специальной цели – нападение на граждан и организации, обязательный признак бандитизма.

С целью предотвращения ошибок, в квалификации действий виновных, органы расследования и суд должны устанавливать содержание сговора, а также его конкретизацию в процессе совершения преступления. Особое внимание этим вопросам необходимо уделять при перерастании групповых разбоев в убийства

Под умышленным убийством, сопряженным с бандитизмом, надо понимать умышленное лишение потерпевшего жизни, совершенное группой, которая представляет собой устойчивое объединение двух и более лиц, которые специально организовались для совместной преступной деятельности [7].

Ответственность за умышленное убийство, сопряженное с бандитизмом, наступает независимо от того, когда была создана и функционировала банда с целью осуществления именно этого убийства или для занятия другой преступной деятельностью.

Если организованная группа представляет собой банду. Ответственность членов банды, которая совершила умышленное убийство,  наступает по ст. ст. 209, 105, 112 УК РФ, а при наличии оснований – и по другим пунктам последней [1].

Отныне члены организованной группы, принимавших участие в совершении умышленного убийства, несут ответственность по ст. 105 УК независимо от того, какую роль они при этом выполняли.

Уголовное право во всех постсоветских государствах рассматривало, да и сейчас также рассматривает банду как соучастие особого рода – преступное сообщество, характеризующееся устойчивостью преступной группы и вооруженностью ее участников.

В уголовном праве сложились две основные точки зрения по поводу того, что понимать под «устойчивостью». Представители одной из них понимают устойчивость как неоднократность запланированных или совершенных группой преступлений, а сторонники другой предполагают, что устойчивость может иметь место и при совершении или попытке совершить даже одно преступление [7].

Не вызывает сомнения то, что вооруженная группа лиц, объединившаяся для занятия преступной деятельностью, рассчитывает на неоднократное совершение преступлений, характеризуется признаком устойчивости и представляет собой банду. В то время, устойчивость как признак банды является тогда, когда вооруженная группа лиц, организовались для совершения хотя бы одного, но очень сложного и тяжелого преступления, требующие тщательной предварительной подготовки. В таком случае сама подготовка такого преступления должна представлять собой наработки устойчивых организационных форм связи, детальное распределение ролей и т. д. Вопрос о наличии признака устойчивой группы лиц должен решать суд на основании материалов конкретного уголовного дела.

Действие представляет собой совокупность покушения на корыстное убийство и разбоя, когда при разбое умысел виновного был направлен на лишение жизни потерпевшего. При этом следует помнить, что «при совершении убийства по предварительному сговору группы лиц, возможно, квалифицировать с распределением ролей, когда несколько или один из участников группы своими действиями выполняет состав преступления, а все остальные хотя и принимают непосредственное участие в совершении названного преступления, но осуществляют свои действия, которые создают лишь некоторые элементы состава преступления, или такие действия, которые вообще не являются элементами состава вчиняемого преступления» [6].

Примером завладения имуществом именно таким способом, может быть дело в отношении осужденных К., С. и Г., которые создали организованную преступную группу и разработали план с распределением ролей для совершения разбойного нападения и умышленного убийства водителя частного такси с целью завладения его личным имуществом. Но после неудачной попытки нападения на К. не оставили своего умысла, привлекли к своей преступной группе В., разработали новый план преступления и реализовали его [3].

Сам «характер действий отдельных соучастников при рассмотрении каждой из форм соучастия может быть в значительной степени разнообразным, что имеет существенное значение для решения вопроса об основаниях ответственности соучастников и индивидуализации наказания».

Итак, вопросы квалификации убийства, сопряженного с бандитизмом имеют важное значение, поскольку убийство, совершенное бандой, отличается, главным образом, более высокой степенью внутренней организации, устойчивостью, сплоченностью, а также наличием вооруженности банды в узком смысле этого слова.

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 27.10.2020) // Собрание законодательства РФ, 17.06.1996, № 25, ст. 2954
  2. Абдулатипов А. М. Проблемы борьбы с бандитизмом (Уголов.-правовой и криминолог. анализ): Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08: Махачкала, 1998 -189 c. 
  3. Алексеев, С.С. Общая теория права [Текст]: учебник / С.С. Алексеев. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Проспект, 2014. - 576 с.
  4. Бавсун М.В., Вишнякова Н.В. Сопряженность как уголовно­-правовая категория / М.В. Бавсун, Н.В. Вишнякова // Общество и право - 2014. -№ 4(50). - С. 64-69.
  5. Краев Д. Ю. Убийство, сопряженное с иными преступлениями: законодательная регламентация и квалификация: автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08 / Краев Денис Юрьевич. - Москва, 2009. – 31 с.
  6. Навроцкий В.А. Теоретические проблемы уголовно-правовой квалификации / А. Навроцкий. - М.: Атика, 1999. - 464 с. 
  7. Рожнов А.П. Проблемы квалификации убийств, сопряженных с иными преступлениями // Вестник ВолГУ. Серия 5: Юриспруденция. 2011. № 5-14. - С.152-158.
  8. Хлупина Г. Н. Квалификация нескольких преступлений: учебное пособие / Г. Н. Хлупина. - Красноярск: ИПК СФУ, 2009. -73 с.