АКТУАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ УСТАНОВЛЕНИЯ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ ПРОЦЕССУАЛЬНЫМИ ПРАВАМИ В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Представляются актуальными вопросы, связанные с установлением злоупотребления процессуальными правами в гражданском судопроизводстве. Для установления признаков того или иного действия, в том числе, злоупотребления процессуальными правами в гражданском судопроизводстве, необходимо обратиться к понятию квалификации.

Проблемы квалификации и доказывания осуществления злоупотреблений гражданскими процессуальными правами являются достаточно важными для гражданского процесса, поскольку от правильной квалификации и доказывания напрямую зависит предотвращение злоупотребления гражданскими процессуальными правами[1].

Квалификация злоупотребления гражданским процессуальным правом – это точное установление совершенного действия признакам злоупотребления гражданским процессуальным правом.

Следует сказать, что понятие «квалификация», в основном, используется в науке уголовного права для точного установления совершенного деяния признакам преступления, закрепленного в статье Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации[2], однако используется и в гражданском праве, и в международном частном праве (статья 1187 Гражданского кодекса Российской Федерации «Квалификация юридических понятий при определении права, подлежащего применению»[3]), так и учеными, изучающими проблемы гражданского процесса[4].

Очевидно, что в гражданском судопроизводстве весьма проблематично установить точные намерения лиц, которые совершают процессуальные действия.

Так, например, в случае, если лицо использует свои процессуальными права, применяет процессуальные средства, предусмотренные законом, то его действия невозможно квалифицировать в качестве совершенных с противоречием цели и задачам судопроизводства, которые регламентированы в статье 2 ГПК РФ.

Тем не менее, не исключено возникновение ситуации, когда лицо полагает, что его действия полностью соответствуют закону, но фактически ему не соответствуют и совершены с использованием способов и средств, которые законом не предусмотрены.

В таком случае речь будет идти не о злонамеренных действиях, совершенных с целью злоупотребления правом, а о неверном понимании принципов гражданского процесса, неверном использовании гражданских процессуальных норм.

Большинство граждан Российской Федерации не наделены специальными знаниями, необходимыми для отстаивания своих интересов в связи с рассмотрением гражданского дела в суде общей юрисдикции. Да, российское законодательство не препятствует ведению дела в суде как лично, так и через законного или уполномоченного представителя согласно части 1 статьи 48 ГПК РФ, тем не менее, не все граждане пользуются помощью представителей.

Очевидно, что многие действия лиц, которые не наделены специальными знаниями в области гражданского процесса, не следует квалифицировать как злоупотребление гражданскими процессуальными правами. Лицо, не наделенное специальными юридическими знаниями может не знать оснований для подачи апелляционной жалобы и подать ее неосновательно; может направить повторно исковое заявление по уже рассмотренному предмету (основанию, и т.д.), может направлять множественные ходатайства (об отводе судьи, о привлечении третьих лиц), но это не всегда будет свидетельствовать о злоупотреблении правом.

Именно указанное во многом усложняет квалификацию судом злоупотребления гражданскими процессуальными правами.

А.В. Юдин считает, что «объективно невозможно предусмотреть и запретить все возможные процессуальные злоупотребления»[5].

В ситуации, когда суд не всегда имеет возможность квалифицировать злоупотребление процессуальными правами, невозможно требовать соответствующего отграничения от граждан, которые не наделены специальными знаниями.

Как отмечают А.В. Прозванченков, Р.А. Шахбазов, «ни в российских законах, ни в законах иностранных государств не имеется единой нормы права, в которой были бы перечислены все виды злоупотребления правом. И в этом состоит сложность проблемы, ибо в судебной практике встречаются случаи, когда трудно отделить действия лиц, злоупотребляющих своим правом, от действий, не подпадающих под это понятие»[6].

В связи с невозможностью определения полного перечня злоупотреблений правом в гражданском судопроизводстве затруднительным является и выделение критериев, с помощью которых возможно установление признаков злоупотребления правом.

Однако в случае разработки методики определения критериев злоупотребления правом ее возможно было бы внедрить в практику деятельности судов, что будет способствовать разрешению задач гражданского судопроизводства, правильному и своевременному разрешению гражданских дел.

Несмотря на то, что на данном этапе невозможно выделение исчерпывающих признаков злоупотребления правом, необходимо выделить самый главный признак злоупотребления правом – оно обязательно совершается намеренно, умышленно, может вызвать или вызывает негативные последствия, которые выражаются в противодействии задачам гражданского судопроизводства.

Именно поэтому при квалификации злоупотребления правом доказыванию подлежит не действие (бездействие лица), а умысел, содержащийся в действиях лица.

Следует отметить, что деятельность по доказыванию признаков злоупотребления правом – это разновидность доказывания по гражданскому делу.

Возможно предположить, что факты злоупотребления правом подлежат доказыванию именно как иные обстоятельства, которые имеют значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

В.В. Ярков считает, что факт злоупотребления правом – это процессуальный факт[7].

Указанное означает, что сторона вправе доказывать, что противоположная сторона злоупотребляет своими процессуальными правами, но тем не менее, итоговый вывод о квалификации поведения того или иного субъекта при рассмотрении гражданского дела делает суд; судом же и определяется ответственность за совершение гражданского процессуального правонарушения в виде злоупотребления правом.

Судом оцениваются доказательства, которые подтверждают недобросовестное поведение лица. Соответствующая оценка доказательств представляется достаточно трудной, поскольку ни одно доказательство злоупотребления правом не может с полной достоверностью подтвердить факт совершенного правонарушения.

Из этого следует второй критерий, который необходимо использовать при квалификации злоупотребления правом – факт злоупотребления правом должен подтверждаться совокупностью доказательств, содержащихся в гражданском деле.

Кроме того, о злоупотреблении правом могут и свидетельствовать и иные факты (о подаче неосновательного иска может свидетельствовать осведомленность лица об отсутствии фактов, о которых лицо утверждает, как о существующих в действительности; неприязненные отношения с ответчиком).

То есть, совершение лицом процессуального правонарушения может быть установлено только в результате исследования совокупности ряда доказательств.

Совокупность указанных действий очевидно свидетельствует о злоупотреблении правами. При этом каждое отдельное действие, совершенное при отсутствии совокупности иных действий, направленных на затягивание процесса, может и не свидетельствовать о злоупотреблении правом.

При всем указанном следует учитывать, что на практике могут встречаться злоупотребления правом, которые выражены в доказывании лицом недобросовестности оппонента, злоупотребления им процессуальными правами, в связи с чем суд не должен допускать необоснованного применения мер гражданской процессуальной ответственности за злоупотребление правом.

В связи с вышеуказанным, представляется необходимым выделить ряд средств, с помощью которых возможно доказывание процессуальной недобросовестности участника гражданского судопроизводства:

- наблюдение суда за процессуальными действиями лиц, участвующих в деле;

- использование объяснений сторон и третьих лиц как доказательств, подтверждающих недобросовестность лиц, участвующих в деле;

- использование свидетельских показаний как доказательств, подтверждающих недобросовестность лиц, участвующих в деле;

- использование письменных доказательств, подтверждающих недобросовестность лиц, участвующих в деле;

- использование данных о личности субъекта, в отношении которого имеется предположение о процессуальной недобросовестности.

Таким образом, возможно выделить два критерия, с помощью которых возможна квалификация злоупотребления гражданскими процессуальными правами:

- злоупотребление правом совершено намеренно, умышленно;

- злоупотребление правом квалифицировано на основании совокупности доказательств, подтверждающих его совершение.

 

[1] Боловнев М.А. Эффективность противодействия злоупотреблениям процессуальными правами: дисс. … канд. юрид. наук. Омск, 2018. С. 42.

[2] Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 31.07.2020) // Собрание законодательства РФ. – 1996. № 25. – Ст. 2954.

[3] Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) от 26.11.2001 № 146-ФЗ (ред. от 18.03.2019) // Собрание законодательства РФ. – 2001. № 49. – Ст. 4552.

[4] Юдин А.В. Злоупотребление процессуальными правами в гражданском судопроизводстве: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. СПб., 2009. С. 16; Грель Я.В. Злоупотребления процессуальными правами в гражданском и арбитражном процессе: Дис. ... канд. юрид. наук. Новосибирск, 2006; Аболонин В.О. Злоупотребление правом на иск в гражданском процессе Германии: Дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2008; Марченко А.Н. Злоупотребление процессуальным правом в гражданском судопроизводстве: проблемы квалификации // Российский юридический журнал. 2019. № 3. С. 128 - 133.

[5] Юдин А.В. Злоупотребление процессуальными правами в гражданском судопроизводстве: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. СПб., 2009. С. 56

[6] Прозванченков А.В., Шахбазов Р.А. Юридическая природа злоупотребления правом в международных частноправовых отношениях // Ленинградский юридический журнал. 2016. № 3. С. 120 – 124.

 

[7] Ярков В.В. Познание и доказывание процессуальных юридических фактов // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. №2. 2002. № 20. С. 24 – 30.