ИНТЕРНЕТ И ЕГО ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ

INTERNET AND ITS LEGAL REGULATION

Одной из сложнейших областей, в которой необходимость правового регулирования ощущается с каждым днём в возрастающей степени, является информационное пространство. Но прежде, чем говорить о вопросах регулирования в этом самом информационном пространстве, мы должны в значительной степени определить ряд чрезвычайно важных понятий, выстроить их причинно-следственную зависимость друг от друга, определить нюансы и особенности. Только тогда мы сможем подойти к определению тех вопросов, о которых мы хотели бы начать говорить, прежде всего. Тема эта, безусловно, объёмна, сложна и многоуровнева, и без чёткого системного подхода к ней, без обозначения ключевых понятий и их интерпретаций мы не сможем продвинуться даже в некоторой степени.

Достаточно оглянуться вокруг, чтобы понять, что мы давно живём в глубинах информационного общества. Телефон, телевизор интернет, реклама - давно являются составной, а то и неотъемлемой частью нашего существования. Поэтому важно понимать, что информационное пространство есть отражение информационного общества, и все юридические правовые основы, которые сформировались в этом обществе, проецируются и, в известной степени, регламентируют наши действия, как в пространстве Интернета, так и вне его. Естественно, что проблемы регулирования информационных процессов с каждым днём обретают свою актуальность, потому как они  не только охватывают области политического, социального и правового управления, но и в значительной степени формируют их. Если рассматривать информационное пространство в его конкретных концептуальных составляющих (молодёжь, общение, правовая грамотность), то мы не найдём лучшего примера для такого анализа как Интернет. Но мы должны помнить, что Интернет это лишь часть информационного пространства, на примере которого мы попытаемся кратко рассмотреть основные правовые аспекты взаимодействия участников этого процесса.

Интернет это не только пространство, это инструмент. Он не просто предоставляет площадку, он формирует её направление. И потому он нуждается в особом контроле и координации. Не случайно изучение правовых основ применения современных информационных технологий в жизни общества получает массовое распространение в современной науке. Большинство гуманитарных наук вводят новые разделы, посвящённые изучению применения инструмента информационных коммуникаций. И область юридических знаний не может оставаться в стороне от этого процесса, более того, не только не может, но и не должна, потому что существовавшая до этого концептуальная парадигма "слово - дело" в современных условиях практически уравнена. Любое слово может оказаться делом, любое дело нуждается в словах, и оба этих базовых концепта нуждаются в правовом оформлении, как в информационном пространстве, так и вне его. Более нескольких десятилетий развивается нормативная база, имеющая своей задачей не только регулирование отношений в информационном пространстве, что, казалось бы, само по себе не ново (например, Закон  РФ от 27.12.1991 N 2124-1 "О средствах массовой информации"  регулировал взаимоотношения человека и печатного слова) [1], сегодня эта нормативная база призвана так же оградить граждан от негативного влияния информационных коммуникаций. Более того, гражданин и государство могут оказаться в равных условиях внутри того или иного информационного контента, а значит проблема сохранения целостности государственного устройства и его безопасность так же становится одной из правовых информационных задач.

Проблема сохранения правопорядка в новых условиях развития информационных технологий меняет свой первоначальный смысл. Безопасность личности, безопасность бизнеса, безопасность государства нуждаются в целом ряде новых правовых норм и определений, которые имеют чёткий нарратив, и за которыми следует правоприменительная практика. В современных условиях глобального развития социальной, экономической, культурной и общественной жизни, на основе коммуникационных технологий стали наиболее актуальными вопросы организации развития Интернет-пространства  -  вопросы создания новой реальности, для которой необходимо создать или адаптировать уже существующие юридические нормы, рассчитанные не только на организацию структуры и не только на индивидуумов, но и на их коллективное творчество, так называемое сообщество, группы и контент, приравниваемый к средствам массовой информации. Штайн Шольберг, председатель рабочей группы по кибер преступлениям одного из специализированных комитетов ООН, предложил рассматривать "кибер пространство, в котором функционируют социальные сети, как одну из основных сфер жизни современного человека. «В рамках этого Интернет-пространства, - по его мнению, - протекают активные информационно-коммуникационные процессы между лицами, образующими саморегулируемые интернет-сообщества, существующие без чётко определенных национальных границ и позволяющие поддерживать различные отношения по поводу информации, свободно циркулирующей в мировой инфраструктуре». [2, с.33] «Соответствующие процессы сопровождаются развитием сложной структурно-функциональной среды, - пишет Ш. Шольберг, - в которой формируются новые коммуникационные звенья, которые, в свою очередь, формируют новые коммуникационные правила и связи».[2, с.34] Эти правила и связи, по мнению автора, могут вовсе не соответствовать общепринятым юридическим нормам, ни национальным, ни международным правовым положениям. Вопрос, который возникает в этой связи - с какого момента пользователь вступает в ответственность за эти произвольные действия и каким юридическим инструментарием возможно определить наличие криминального умысла или умысла вообще?

Одной из базовых проблем, по мнению другого исследователя, Д. Бойда, является постоянно усложняющийся или меняющийся правовой статус лиц, участников Интернет-общения. В то время как правовой статус личности вообще имеет основополагающее значение в числе правовых аспектов любого современного демократического государства. Как утверждает исследователь, возникновение функционирования современных сетевых Интернет-ресурсов напрямую основано на реализации конституционных прав, как неотъемлемой составляющей правового статуса личности. [3, с.215]

Эти два основополагающих тезиса позволяют нам сформировать целый набор юридических и правовых подходов к целому ряду проблем. Например: 1) Право на объединение граждан - в структуре социальной интернет сети, в качестве групп и сообществ и т.д. Как безусловное право оно должно иметь возможность своей реализации, но создание таких объединений не должно противоречить основам, установленным  Конституцией Российской Федерации. 2) Право на свободу мысли и слова - информационные права связаны с распространением, передачей  и использованием информации, которые так же регламентируются достаточным количеством законов, подзаконных актов и правоприменительных норм.

Также одной из актуальнейших проблем Интернет-пространства является доступ к персональным данным. Актуальность этой проблемы возрастает пропорционально тому, как все большее количество государственных услуг начинает оказываться посредством Интернета. Кроме того, в эту область могут быть вовлечены и другие области юридической специализации. Как то, разглашение конфиденциальной информации, нарушение авторских прав, мошенничество, неправомерное использование банковских данных, неправомерная предпринимательская деятельность, права потребителей, право на информацию и др. Одним из базовых принципов юридической грамотности среди молодёжи должен являться принцип, согласно которому административно-, гражданско-, и уголовно- правовые акты одинаково распространяются на субъектов реального и виртуального общения.

Правовая грамотность молодёжи в Интернет-пространстве также не может быть плоским юридическим курсом, а методология её преподавания должна вбирать в себя аспекты психологии, социологии и других наук практически в обязательном порядке. В качестве подтверждения этой мысли можно привести такой пример: в социологии существует понятие виртуальной личности. Как только это понятие получает своё определение и развитие, оно тут же появляется в психологии. Как только оно обрастает рядом соответствующих определений внутри этой науки, эта, так называемая, виртуальная личность оказывается в поле ответственности юридических наук. Таким образом, мы имеем сложную информационно-правовую конструкцию, при которой «существует мнение, что, так называемая, виртуальная личность формируется как самостоятельная и может не совпадать с реальным субъектом», - пишут Перчаткина С.А. и Цирин А.М. [4, с.18]

К примеру, доктор права Берг Геоцинт из университета штата Флорида утверждает, что для решения,  в том числе и юридических проблем в современном кибер пространстве, следует опираться на научно выверенное соотношение между технологией, правом и информационной составляющей. При этом, в своей работе он не только разделяет, но и противопоставляет понятия «информационное пространство» и «информационное общество», подразумевая под этим потенциальную угрозу одного по отношению к другому. [5, с.78]

«Постепенно граница между виртуальной и реальной действительностью может стать настолько прозрачной, что будет неизвестно, кто выступает субъектом реальных общественных отношений -  «виртуальная личность» или «реальный» человек. Для самого же определения термина «виртуальная личность» нам потребуется другой инструментарий, - как отмечает И. Курносов, -  «виртуальная личность» это виртуальное тело - имя, ник, набор определённых характеристик, в совокупности своей являющих виртуальный статус личности». [6, с. 35]

Необходимо отметить, что в основу функционирования социальных сетей легли принципы, которые являются базовыми для существования самого интернета. Давно стало очевидно, что Интернет-коммуникации в современном мире становятся импульсом к формированию нового гражданина с новым мировоззрением, который существенно отличается от гражданина аналогового информационного- пространства.  Эти новые принципы вступают в явное противоречие со старыми, не сказать консервативными, а более того, вполне ещё функциональными принципами социальных и политических институтов с тем инструментарием, которым привычно пользуется достаточное количество представителей более старших поколений. Таким образом, мы видим достаточное пространство для потенциального возникновения конфликтных ситуаций, детерминируемого возникновения в социальных сетях определенного брожения. А также возникновения конфликтов на различных уровнях: личность-личность, личность-группа, личность-структура, личность-государство, и, более того, каждой из данных единиц между собой и со всеми. Учитывая, что социальные сети также отличаются отсутствием национальных, территориальных, социальных, возрастных и прочих барьеров, мы в той же степени получаем пространство, на которое, с одной стороны, не распространяются существующие в этих привычных сегментах установленные юридические нормы, а с другой стороны, мы получаем столкновение этих норм в зависимости от каждой конкретной ситуации. Поэтому даже в независимости от политической конкретики, проработанности юридических документов и научном осмыслении проблемы, Интернет и социальные сети, а особенно их молодежный сегмент, являются великолепной генерирующей средой, бросающей новые вызовы, казалось бы, незыблемым, позициям государства и закона на его службе.

В этой связи следует отметить, что правоохранительным органам чрезвычайно сложно не только применять превентивные меры, но и зачастую вовремя применить квалификационный алгоритм, позволяющий идентифицировать  нарушение закона, а это, безусловно, предмет отдельной, большой научно-правовой дискуссии. При этом мы должны прекрасно понимать, и это, к счастью, происходит даже на уровне первых лиц государства, невозможность установления какой-либо цензуры в Интернете. Поэтому чрезвычайно значимой является подготовка юридически и политически подкованных специалистов, чьей специализацией будет являться выявление неправомерных действий в Интернет-пространстве. Подготовка таких специалистов не может обойтись без современной научной базы, которая развивается и призвана регламентировать информационные отношения в их правовой составляющей. «Программное право», «правовая информатика», «право на доступ к информации», «информационное право» - вот те новые области знания, в которых формируются курсы, раскрывающие исключительно правовые аспекты сети Интернет. К примеру, в работе «Социальные интернет-сети: правовые аспекты» приводится целый набор таких новых предметов, как «Интернет и право», «право в свете Интернета», «правовые аспекты общения в сети Интернет», а также большой список исследователей, работающих в этой области. [4, с.20]

Таким образом, следует признать, что государственных рычагов управления интернетом на данный момент практически не существует. Или, во всяком случае, их недостаточно чтобы если не управлять, то хотя бы контролировать этот бурно развивающийся процесс. Что касается имеющихся нормативно-правовых документов, то проблема эта не является чисто российской. Потому что ни в одной из стран мира нет всеобъемлющего законодательства по Интернету, и существуют лишь нормативные подзаконные акты, регулирующие частные аспекты функционирования сети. А также не существует полноценного межгосударственного соглашения в данном вопросе,  что лишь подтверждает необходимость более тщательной работы, научного подхода и новых исследований в области правовых отношений в информационном пространстве.

Библиографический  список:

  1. Закон РФ от 27.12.1991 N 2124-1 (ред. от 01.03.2020) "О средствах массовой информации" // "Российская газета" от 8 февраля 1992 г. N 32
  2. Schjolberg S. and Ghernaouti-Helie S. A Global Treaty on Cybersecurity and Cybercrime. 2nd ed. Oslo, 2011.
  3. Boyd, D. M., Ellison, N. B. Social Network Sites: Definition, History, and Scholarship / Danah Boyd, Nicole B. Ellison // Department Journal of Computer-Mediated Communication. № 13. 2008. P. 210-230.
  4. Перчаткина С.А., Черемисинова М.Е., Цирин А.М., Цирина М.А., Цомартова Ф.В. Социальные интернет-сети: правовые аспекты // Журнал российского права. 2012. № 5 (185). С.14-24
  5. Berq P. Hyacinthe. Cyber Warriors at War // Xlibris Corporation. 2010.
  6. И. Курносов "Информационное общество и глобальные информационные сети: вопросы государственной политики // Информационное общество.1998. вып.6. С.35

 

Bibliographic album:

  1. Legem Russian Foederatio 27.12.1991 N 2124-1 (ed. de 01.03.2020) "In massa media" / / "Rossiyskaya Gazeta" februarii 8, 1992, N 32
  2. Schjolberg S. et Ghernaouti-Helie S. A Global Foedus in Cybersecurity, et Cybercrime. 2nd ed. Oslo, 2011.
  3. Boyd, D. M., Ellison, N. B. Amicabiliter Network Sites: Definitio, Historia, et Doctrina / Danah Boyd, Nicole B. Ellison // Department Acta Computer-Mediata Vulputate. № 13. 2008. P. 210-230.
  4. Perchatkina S. A., Cheremisinova M. E., Tsirin a. m., Tsirina M. A., Tsomartova F. V. Socialem Penitus retiacula: legalis rationes / / Acta Russian lex. 2012. № 5 (185). P. 14-24
  5. Berq P. Hyacinthe. Cyber Bellatores ad Bellum // Xlibris Corporation. 2010.
  6. I. Kurnosov " Notitia societatis et global notitia retiacula: exitus rei publicae consilium / / Notitia societatis.1998. vol.6. P. 35