Ответственность за незаконную рекламу наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов

Расширение интернет-пространства и ежегодное увеличение количества пользователей Сети делают Россию все более привлекательной страной для брендинга и продвижения товаров на ее территории с помощью виртуальных сервисов[1]. Касается это не только разрешенной продукции. В условиях глобализации, сохранения анонимности общения пользователей, появления новых программных продуктов, позволяющих обходить ограничения на доступ к информационным ресурсам, Интернет практически вытеснил классический (натуральный) обмен запрещенных товаров на деньги, что наиболее быстро охватило сферу наркоторговли. В 2018 г. состояние преступности в этой сфере показало значение в 208 681 выявленное деяние, что на 7 516 преступлений больше, чем в предыдущем[2] периоде 2017 г. Нет никаких сомнений в том, что акцент прилагаемых государством мер в противодействии наркопреступности должен быть сделан на участке работы, непосредственно связанном с сетью Интернет, в противном случае дальнейшей отрицательной динамики в этой сфере не избежать.

Отличительной особенностью сложившихся сегодня преступных схем сбыта наркотиков является бесконтактный способ их распространения, который базируется на использовании новейших технологий в информационно-коммуникационной среде. Интернет широко используется злоумышленниками в качестве средства не только анонимной коммуникации (что вполне естественно), но как рекламная площадка, на которой пропагандируется антиобщественный образ жизни, осуществляется вербовка членов в преступные группы, наконец, производится сбыт запрещенных веществ.

Дерзость, с которой ведется данная преступная деятельность, достигает уровня вызова правоохранительным возможностям государства. В качестве яркого примера можно привести события 2017 г., связанные с выходом интернет-торговли наркотиками на качественно новый уровень, позволяющий охватить миллионную аудиторию пользователей, в большинстве своем никак не связанных с противоправной деятельностью. Речь идет о размещении в российском сегменте YouTube контекстной рекламы сайта по продаже запрещенных веществ под названием Hydra, находящегося в так называемом глубоком интернете (DeepWeb). Рекламу сопровождал анимированный рекламный ролик, излагавший краткую историю развития человечества в неразрывной связи с употреблением наркотиков, которые, со слов авторов, помогали ему совершать различные "духовные подвиги". Каждое значимое историческое событие привязывалось к какой-либо дате, имеющей отношение к наркоиндустрии, будь то открытие LSD или MDMA. При этом последним важным событием в "войне за свободу человека" авторы считают создание своего сайта в 2015 г. Показательно и завершение ролика, в котором авторы уверяют зрителей в том, что использование в покупке и продаже наркотиков сервиса Hydra полностью анонимно, а следовательно, безопасно. При этом государственные органы якобы бессильны перед новыми технологичными возможностями разработчиков данных интернет-площадок.

Внимание правоохранительных государственных структур сегодня приковано к программному обеспечению, позволяющему функционировать анонимным сетям, в которых осуществляется передача данных в зашифрованном виде, таких, как TOR (TheOnionRouter) и VPN-сервисы. Большинство их узлов сформировано провайдерами, зарегистрированными в США, странах Центральной и Юго-Восточной Европы. Цель данных программных продуктов - затруднить идентификацию посетителей сайтов, а также администраторов. Сегодня подобные сервисы функционируют в нарушение Федерального закона от 28 июля 2012 г. N 139-ФЗ, внесшего изменения в действовавший на тот момент Федеральный закон от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" (ст. 15.1, 15.8).

Задача формирования и расширения клиентской базы в условиях действующего законодательства, ограничивающего доступ к запрещенным сайтам, толкает преступные группировки к разворачиванию рекламной кампании, обеспечивающей потребителей инструкциями по доступу к интернет-площадкам, конкретным интернет-магазинам продажи наркотиков. Для размещения объявлений о видах, ценах и способах приобретения наркотиков созданы и действуют интернет-ресурсы, такие, как Legal.RC, CHEM.EU, WAYAWAY, и др. С 2014 г. в русскоязычном сегменте TOR созданы несколько торговых площадок, где размещается реклама более четырехсот оптовых и розничных магазинов, осуществляющих реализацию наркотиков на территории России, Белоруссии, Украины и Казахстана. Для привлечения новых и удержания постоянных клиентов интернет-магазинами проводятся специальные маркетинговые акции, осуществляются бесплатные доставки "пробников", предоставляются скидки и т.п.

К рекламной кампании по продвижению данных интернет-магазинов привлечено множество "фрилансеров", предлагающих услуги в интернет-рекламе. Общественный резонанс, повлекший ряд публикаций и телесюжетов в СМИ, играет на руку организаторам, так как способствуетрекламе интернет-ресурсов. Кроме того, преступными группировками отслеживается и принимается во внимание любая информация о методах противодействия со стороны правоохранительных органов.

Указанные обстоятельства привели к появлению новой фигуры в наркобизнесе - "рекламщика", основная задача которого сводится к маркетинговому продвижению конкретного интернет-магазина в среду наркопотребителей. В этой связи возникает и проблема ответственности данных лиц, абсолютное решение которой на сегодняшний день отсутствует.

Пропаганда и реклама наркотических средств на территории России запрещается сразу несколькими законами. В их числе: ст. 4 Закона РФ от 27 декабря 1991 г. N 2124-1 "О средствах массовой информации"[3], ст. 10 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации"[4], ст. 5 Федерального закона от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию"[5], ст. 46 Федерального закона от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ "О наркотических средствах и психотропных веществах"[6], ст. 7 Федерального закона от 13 марта 2006 г. N 38-ФЗ "О рекламе"[7]. О противодействии пропаганде и рекламе наркотиков, других психоактивных веществ упоминается и в Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 г.[8]

За нарушение норм указанных статей предусмотрена административная ответственность юридических или физических лиц по ст. 6.13 КоАП РФ "Пропаганда наркотических средств...", которая активно применяется правоохранительными органами. По данным Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации, в 2018 г. судами было рассмотрено 136 административных дел по ст. 6.13 КоАП РФ, всего подвергнуто наказанию 88 лиц, из них 9 - юридических, в том числе 4 должностных лица, 17 индивидуальных предпринимателей, 58 физических лиц[9].

Проведенная нами случайная выборка 44 судебных решений из числа указанных обнаружила интересные результаты: 25 лиц (56,8%) оказались индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами, которые привлечены к административной ответственности за продажу продукции с рисунками наркотических средств, 10 (22,7%) - наказаны за размещение изображений наркотиков на продукции в социальных сетях, 5 (11,4%) - занимавшиеся раздачей листовок с изображениями наркотических средств, 2 (4,5%) - лица, занимающиеся рекламой сайтов интернет-магазинов по сбыту наркотиков, и 2 (4,55%) - лица, которые занимались указанием мест приобретения наркотиков.

Таким образом, практика применения ст. 6.13 КоАП РФ охватила не только случаи публичного выражения мнения или отношения к наркотикам и не только продажу продукции с изображением наркотических средств, но и, что особенно важно, рекламу конкретных интернет-магазинов сбыта наркотиков, имеющую целью привлечение большего количества покупателей.

Привлечение к административной ответственности лиц, рекламирующих интернет-магазины сбыта наркотиков, весьма спорная правоприменительная позиция.

Изучение материалов дел показало, что "рекламщики" вполне осознают свою причастность к организованной преступной деятельности, целью которой является систематический сбыт наркотиков с привлечением новых покупателей в конкретные интернет-магазины. Частым свидетельством тому служит наличие между "рекламщиком" и организатором сайта прямой договоренности об объемах выполняемой им работы, за которую производится соответствующая оплата, зачастую теми же наркотическими средствами.

При таком подходе деяние "рекламщика" вполне подпадает под признаки такой формы соучастия, как пособничество в сбыте наркотических средств. Однако доказывание преступности действий данных лиц, их причастности к незаконному обороту наркотиков сталкивается с целым рядом процессуальных проблем, наиболее значимыми из которых являются отсутствие факта сбыта наркотических средств и какого-либо судебного решения о признании рекламируемого интернет-магазина "запрещенным" по основанию их сбыта.

Не подпадают действия "рекламщиков" и под признаки ст. 230 УК РФ, в которой речь идет о действиях, направленных на склонение к потреблению наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов. Трудно согласиться с обратным мнением[10], поскольку основание уголовной ответственности по ст. 230 УК РФ создают действия лица, направленные на склонение к потреблению наркотических средств конкретных лиц, тогда как реклама персонифицированной не является. В подтверждение обоснованности высказанной позиции можно также привести п. 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. N 14 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами"[11], в котором речь идет о "другом лице", на возбуждение "наркотического" желания которого должны быть направлены действия виновного.

Видимо, указанные сложности как квалификационного, так и процессуального характера толкают правоприменителя на привлечение "рекламщиков" к административной, а не уголовной ответственности. Сложившееся противоречие между общественно опасным характером деяния и не соответствующим ей видом юридической ответственности может быть решено путем внесения в УК РФ соответствующего дополнения.

В литературе уже высказывались похожие предложения. Мы поддерживаем мнение М.В. Бучневой о необходимости введения в уголовный закон нового состава, которым будет устанавливаться уголовная ответственность за пропаганду либо рекламу незаконных потребления или оборота наркотиков с использованием информационно-телекоммуникационных сетей. При этом ответственность за иные способы пропаганды и незаконной рекламы указанной продукции, имеющие меньшую степень общественной опасности, следует оставить в КоАП[12].

Вышеизложенное со всей очевидностью доказывает назревшую необходимость возвращения к принятию законодательного решения о введении в уголовный закон нормы, позволяющей привлекать к уголовной ответственности лиц, участвующих в создании программного оборудования, необходимого для сбыта наркотиков, интернет-сайтов и страниц в социальных сетях, на которых размещается информация о сбыте наркотиков, а также лиц, осуществляющих рекламу таких ресурсов. К тому же такое решение вполне вписывается в современный уголовно-политический тренд расширения основания уголовной ответственности за счет различных форм причастности к преступлениям, не являющихся соучастием.

 

Литература

 

  1. Бучнева М.В. К вопросу об административной ответственности за пропаганду наркотиков / М.В. Бучнева // Административное право и процесс. 2018. N 8. С. 41 - 45.
  2. Головина О.А. Некоторые проблемные вопросы привлечения к ответственности лиц, рекламирующих и пропагандирующих наркотики / О.А. Головина, А.П. Липатова // Актуальные вопросы противодействия незаконному обороту наркотиков: Материалы заочной международной научно-практической конференции. М.: Московский университет МВД России, 2013. С. 98 - 99.

 

[1]Согласно некоторым экспертным оценкам российская аудитория интернет-пользователей в возрасте от 16 лет и старше в 2018 г. составила 87 млн человек, что на 3 млн больше, чем в 2017 г. См.: Количество пользователей Интернета в России. URL: http://www.bizhit.ru/index/users_count/0-151 (дата обращения: 04.09.2020).

[2] Статистика и аналитика. URL: http://мвд.рф/Deljatelnost/statistics (дата обращения: 04.09.2020).

[3] Российская газета. 1992. 8 февраля.

[4] Российская газета. 2006. 29 июля.

[5] Российская газета. 2010. 31 декабря.

[6] Российская газета. 1998. 15 января.

[7] Российская газета. 2006. 15 марта.

[8] См.: Указ Президента Российской Федерации от 9 июня 2010 г. N 690 "Об утверждении Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 г." // СЗ РФ. 2010. N 24. Ст. 3015.

[9]См.: Данные судебной статистики. URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79 (дата обращения: 04.09.2020).

[10]См.: Головина О.А., Липатова А.П. Некоторые проблемные вопросы привлечения к ответственности лиц, рекламирующих и пропагандирующих наркотики // Актуальные вопросы противодействия незаконному обороту наркотиков: Материалы заочной международной научно-практической конференции. М.: Московский университет МВД России, 2013. С. 98.

[11]Российская газета. 2006. 28 июня.

[12] См.: Бучнева М.В. К вопросу об административной ответственности за пропаганду наркотиков // Административное право и процесс. 2018. N 8. С. 45.