КОРРУПЦИОННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ В СУДЕБНОЙ СИСТЕМЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

CORRUPTION OFFENCES IN THE JUDICIAL SYSTEM OF THE RUSSIAN FEDERATION

На сегодняшний день мы можем говорить о том, что масштабы коррупции достигли своего пика, уровень ее распространения в государственной власти увеличивается с каждым днем, ущерб от коррупционной преступности исчисляют миллиардами рублей. Все это представляет угрозу национальной безопасности, причиняет ущерб социальному и экономическому развитию.

Будучи обеспокоенной серьезностью проблем, вызванных коррупцией, а также угрозы для безопасности и стабильности международного общества, Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций 21 ноября 2003 года на 58 сессии приняла Конвенцию, содержащую основные положения против коррупции, превентивные меры и механизмы борьбы с ней[1].

В свою очередь, в Российской Федерации также принимаются меры и механизмы по борьбе с данным преступлением.Так, основополагающим антикоррупционным законом стал Федеральный закон от 25.12.2008 No 273- ФЗ «О противодействии коррупции», содержащий ключевые направления по борьбе с коррупционной преступностью в Российской Федерации, указывающий на определенные сферы деятельности, подверженные коррупции в наибольшей степени и субъекты указанных преступлений[2].

Коррупция – одна из основных угроз для государства и общества в целом согласно Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года[4]. Национальная стратегия противодействия коррупции, определившая основные направления работы по противодействию коррупции и меры по предупреждению ее проявлений утверждена Указом Президента Российской Федерации от 13.04.2010 № 460. Начиная с 2010 года Президентом Российской Федерации в целях объединения усилий, направленных на уменьшение коррупционных преступлений, последовательно утверждались Национальные планы противодействия коррупции. Такой план в настоящее время действует на 2018-2020 года[5].

Вышеизложенное позволяет нам сделать вывод о том, что борьба с коррупцией – приоритетное направление правоохранительной деятельности Российской Федерации.

По данным Следственного Комитета Российской Федерации за 2017 год следователи рассмотрели больше 22 000 сообщений о коррупции и в результате возбудили 14 500 уголовных дел. Считая дела, начатые в прошлых годах, в производстве находилось больше 20 000 дел, из которых 6000 направили в суд. Большинство из них связаны с получением или дачей взятки (3367 дел), остальные касаются мошенничества (1178 дел), присвоения или растраты (599 дел).

«За последние два года значительно повысилось качество работы следствия в части возмещения ущерба от коррупционных преступлений. Например, если в 2011–2015 годах сумма арестованного имущества составляла 15–43%, то в 2016–2017 годах этот показатель увеличился до 69–80%», – сообщает СКР.

Ущерб по уголовным делам коррупционной направленности в этом году составил 10,3 млрд руб., а для обеспечения его возмещения суды арестовали имущества на 7,1 млрд руб.

Чаще всего обвиняемыми по коррупционным статьям становятся сотрудники органов внутренних дел, за 2017 год их было большинство – 845 человек, на втором месте должностные лица госпредприятий и топ-менеджеры организаций, на третьем – должностные лица местного самоуправления. Дальше идут военнослужащие, работники сферы науки и здравоохранения.

В числе обвиняемых есть также 425 человек, в отношении которых в России применяется особый порядок уголовного производства. Это прокуроры (11 человек), 50 следователей, 60 адвокатов, 55 членов избиркомов, 112 депутатов и трое судей.

Необходимо отметить тот факт, что коррупционная преступность в судебной системе – серьезная проблема множества стран, так как она ослабляет усилия государственных учреждений, порождая безнаказанность. Наличие коррупции в судебной системе является тревожным фактором, поскольку она подрывает верховенство права и способность судов обеспечивать защиту прав человека, снижает авторитет судебной власти, стирая базовые положения осуществления правосудия[8]. Все это в очередной раз подчеркивает важность и необходимость предотвращения подобных преступлений.

Профилактика – одно из важнейших направлений противодействия коррупции, под которой понимается деятельность государственных органов по предупреждению коррупции, выявлению и устранению причин ее проявления. Данная деятельность предполагает применение широкого спектра политических, правовых, социальально- экономических и организационных мероприятий, проводимых государством и иными субъектами.

Особенность мер профилактики коррупционной деятельности заключается в том, что они позволяют пресекать коррупцию на начальном этапе, борются с предпосылками, условиями и причинами ее проявления, а не с последствиями.

Изучив Методическим рекомендации[7] к числу профилактических мер по предупреждению коррупции в судебной системе Российской Федерации можно, во- первых, отнести представление судьями и работниками аппарата судов сведений о своих доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера, а также тех же сведений в отношении своего супруга(и) и несовершеннолетних детей.

Обязанность судей и кандидатов на должность судей представлять указанные выше сведения установлена Законом Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации»[3]. Однако следует сказать, что данная обязанность в полной мере не способна выполнять задачи, на которые она направлена, поскольку в большинстве случаев, имущество возможно передать своим родителям, совершеннолетним детям, братьям/сестрам и иным членам семьи.

Рассматривая мировой опыт антикоррупционной деятельности в судебной системе, мы можем говорить о том, что декларирование доходов членов семьи – распространенная превентивная мера против коррупции в государственных органах, при этом имея в виду под членами семьи всех близких родственников.

В Постановлении Верховного Совета Российской Федерации от 20.05.1993 № 4994-1 «О некоторых вопросах, связанных с применением Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» указано, что членами семьи судьи являются следующие лица: супруг(а), родители и дети, проживающие с ними, ведущие общее хозяйство[6].

Таким образом, мы можем сделать вывод о том, что необходимо установить декларирование доходов в отношении как совершеннолетних детей, поскольку возраст детей значение не имеет, так и родителей. Данное нововведение обладало бы очевидными преимуществами, однако, стоит учитывать, что такая практика может вызвать и существенные негативные последствия, а именно:

  1. Применение в противоправных целях широкое публичное раскрытие сведений о членах семьи судьи, источниках, размерах доходов и обязательствах;
  2. Значительное увеличение нагрузки ответственных лиц за сбор, хранение, публикацию и проверку сведений, представленных судьями, за счет расширение круг лиц;
  3. Отсутствие возможности представлять информацию о доходах и имуществе отдельных членов семьи судьи, ввиду плохих отношений с родственниками либо категорического нежелания членов семьи раскрывать сведения о своей частной жизни. Чем шире круг родственников, на которых распространяются требования о декларировании доходах и имуществе, тем выше вероятность возникновения таких ситуаций[9].

Однако, следует указать на тот факт, что судья согласно Кодекса судейской этики обязан быть осведомленным о личном имуществе и источниках его формирования, а также принимать разумные меры для получения информации о данных сведениях членов своей семьи.

К членам семьи данный Кодекс относит: супруга(у), родителей, детей и других близких родственников, проживающих совместно с судьей.

В связи с чем, по нашему мнению, вполне обоснованным было бы расширение уже существующего перечня лиц путем добавления в него совершеннолетних детей и родителей судьи.

Во-вторых, судья обязан представлять не только сведения о доходах, но и сведения о своих расходах, и расходах супруга(и) и детей, не достигших совершеннолетнего возраста. При этом определено, что данные сведения представляются только в случае, если общая сумма сделки превышает общий доход судьи или его супруга(и) за последние 3 года, предшествующие отчетному периоду совершения сделки по приобретению земельного участка, другого объекта недвижимоститранспортного средства, ценных бумаг, акций. Также необходимо указать и источники получения средств, на которые данная сделка была совершена, и основания приобретения.

При нарушении сроков представления указанных сведений о доходах, расходах, имуществе и обязательствах имущественного характера, а также в случае не представления либо представления заведомо недостоверных сведений судья может быть привлечен к дисциплинарной ответственности.

Эффективность данного положения, по нашему мнению, также вызывает сомнения, поскольку декларирование расходов, по сделкам, превышающим общий доход семьи за три года, оставляет без должного контроля покупки, сумма которых не выходит за указанные пределы.

В указанных выше методических рекомендациях приведены случаи несоблюдения судьями требований антикоррупционного законодательства, в связи с которыми были приняты решения о наложении дисциплинарного взыскания в виде предупреждения. Одним из судей совершены действия по укрытию суммы, полученной им от продажи собственного автомобиля, один из судей не указал, имеющуюся в собственности квартиру. Другой их коллега не задекларировал доходы, расходы и имущество своих несовершеннолетних детей, объяснив это тем, что он проживает с ними раздельно, а их мать предоставить указанные сведения отказалась. При этом, судьей не подано заявления о невозможности по объективным причинам представить сведения.

Подводя итог, следует сказать, что описанные выше ситуации показывают, что в настоящее время существующая промежуточная позиция не позволяет эффективно противодействовать коррупции путем реализации указанных мер. Имеющаяся нормативно - правовая база представления судьями сведений о доходах, расходах, имуществе и обязательствах имущественного характера имеет существенные, серьезные недоработки, которые не позволяют осуществлять действия со сведениями и в полной мере использовать собранные данные. Однако следует отметить тот факт, что представление указанных сведений является шагом на пути построения эффективной системы декларирования расходов, и в очередной раз, доказывает стремление государства сформировать реальную систему инструментов противодействия коррупции.

 

Литература

 

  1. Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции № 58/4 от 21.11.2003 // Собрание законодательства Российской Федерации от 26 июня 2006 г. N 26 ст. 2780.
  2. Федеральный закон «О противодействии коррупции»
    от 25.12.2008 г. N 273-ФЗ: (с посл. изм. и доп. от 30 октября 2018 г. N 382-ФЗ) // Официальный интернет-портал правовой информации [Электронный ресурс]. URL:http://www.pravo.gov.ru/ (дата обращения: 01.12.2018).
  3. Закон «О статусе судей в Российской Федерации»
    от 26 июня 1992 г. N 3132-I (с посл. изм. и доп. от 19 февраля 2018 г. N 9-П) // Официальный интернет-портал правовой информации [Электронный ресурс]. URL:http://www.pravo.gov.ru/ (дата обращения: 01.12.2018).
  4. Указ Президента РФ «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации» от 31.12.2015 г. N 683 // Официальный интернет-портал правовой информации [Электронный ресурс]. URL:http://www.pravo.gov.ru/ (дата обращения: 01.12.2018).
  5. Указ Президента РФ «О Национальном плане противодействия коррупции на 2018-2020 годы»
    от 29.06.2018 г. № 378 // Официальный интернет-портал правовой информации [Электронный ресурс]. URL:http://www.pravo.gov.ru/ (дата обращения: 01.12.2018).
  6. Постановление Верховного Совета Российской Федерации «О некоторых вопросах, связанных с применением Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» от 20.05.1993 № 4994-1 // Российская газета. N 108. 08 июня 1993.
  7. Методические рекомендации по реализации квалификационными коллегиями судей норм законодательства Российской Федерации о противодействии коррупции, утвержденные решением Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации от 26 января 2017 года // [Электронный ресурс]. URL: http://www.vkks.ru/ (дата обращения: 01.12.2018).
  8. Коррупция в судебной системе порождает безнаказанность и ослабляет усилия всех других звеньев власти // [Электронный ресурс]. URL:http://www.unic.ru/ (дата обращения: 01.12.2018).
  9. Конов А.В., Яковлев А.А. О развитии системы антикоррупционного декларирования в России. М.: НИУ ВШЭ. 2012.