Проблемы совершенствования регулирования банковской деятельности

Регулирование банковской деятельности стало наиболее востребованной и актуальной темой современных публикаций. О необходимости совершенствования регулирования, перехода к дерегулированию, а затем и к ререгулированию (ужесточению регулирования) говорят как на уровне национальных банковских структур, так и Базельского комитета по банковскому надзору БКБН), ставшего основным наднациональным органом, который объединил представителей центральных банков 60 стран мира, производящих около 95% мирового ВВП.

Во многом это связано с тем, что для банковского сектора по-прежнему тревожными остаются проблемы, связанные с нестабильностью экономического развития, падением доверия к банкам. Остаются нерешенными для кредитных институтов проблемы, связанные с кредитованием некредитоспособных клиентов, возникновением пузырей на финансовых рынках, сохранением груза проблемных активов. Как в международной практике, так и в России заметно сокращается количество кредитных учреждений. Прибыль банков падает. К началу 2018 г. удельный вес российских кредитных организаций, получивших убытки, по сравнению с 2013 г., увеличился с 9,5% до 25,0%. Проведенный Ассоциацией банков России опрос показал, что 72,0% опрошенных банков полагают, что достигнутая стабилизация не имеет устойчивого характера и заметное их число испытывает сложности.

Эти проблемы усиливаются на фоне роста конкуренции. К сожалению, на финансовом рынке начинают активно работать структуры, которые часто относят к теневому банковскому сектору. Они берут на себя функции традиционного банковского сектора и выполняют банковские операции и их новые разновидности, эти компании не подпадают под регулятивные нормы центрального банка, что позволяет им стать более конкурентными на рынке и показать свои преимущества по сравнению с традиционным банковским сектором.

Следует отметить, что масштабы теневого банкинга продолжают расти. По оценкам Фонда финансовой стабильности (FSB) как организационной структуры Банка международных расчетов, активы теневого банкинга достигли 45 трлн долл. США. Наиболее заметный рост за последние годы наблюдается в Китае, где финансовые активы оцениваются в 7 трлн долл. США. Примечательно при этом, что финансовые активы теневых банков растут быстрее, чем у традиционных банков. По оценке экспертов, это напоминает формирование гигантской пирамиды, которая с большой вероятностью может начать разрушение именно в сфере теневого банкинга и вызвать следующий крупный финансовый кризис.

Регуляторы наращивают свои требования к капиталу банков, пытаясь ограничить влияние новых рисков, совершенствуют регулирование системных рисков и деятельность системно значимых денежно-кредитных институтов, предлагают новый режим регулирования работы с деривативами. В рамках концепции деятельности мегарегулятора регулирование становится централизованным; требования руководствоваться международными нормами оказываются для национальной практики излишне жесткими, вызывают у представителей банковского сообщества определенные возражения и могут порождать дополнительные риски. Нельзя также забывать о том, что нормативная и законодательная база регулирования банковской деятельности далеко не полностью упорядочена, предстоит предпринять немало усилий по ее дальнейшему развитию и совершенствованию[1]. Не случайно все настойчивее продвигается идея о необходимости усиления дифференциации нормативного регулирования деятельности кредитных институтов исходя из различных показателей их деятельности и степени возникающих у них рисков. Известно и то, что сама экономическая среда является недостаточно устойчивой, финансовое положение товаропроизводителей требует дополнительной поддержки, процесс регулирования в этих условиях становится сложным и многогранным, требуются дополнительные усилия по его совершенствованию, корректировке его задач и направлений.

Большое воздействие на состояние и дальнейшее развитие банковской сферы может оказать также переход к цифровой экономике, не оснащенной должным законодательным обеспечением. Применяя более совершенные информационные технологии, банки получают возможность снижать издержки и увеличивать доходы. Современные технологии становятся привлекательными и для клиента, получающего от их использования зачастую лучшие условия, чем во взаимодействии с банковскими структурами. Следует также признать, что в стратегическом отношении развитие банковских технологий может позитивно сказаться на развитии банковских продуктов и услуг. Однако это не означает, что новые технологии настолько изменят банковский мир, что на смену банкам придут такие технологические компании, которые вполне могут заменить действующие денежно-кредитные институты. По мнению Джонатана Макмилана (данный псевдоним выбрали два швейцарских автора), "финансовая система без банков перспективна и возможна" и без банков можно обойтись[2].

По нашему мнению, при выходе любой компании на рынок банковских продуктов и услуг, регулирование банковских операций осложняется, надежность банковских операций может выходит из-под контроля. Неизбежно происходит ослабление регулирования, но это никоим образом не означает подрыва самой основы существования банков, что банки не нужны. Мы придерживаемся положения о том, что в условиях товарно-денежных отношений банки, несомненно, продолжат свое существование и развитие.

Известно, что технология является лишь способом, с помощью которого банки производят свой продукт. Главное в деятельности банка не изобретение новых, более совершенных технологий, а его деятельность как денежно-кредитного института, центра кредитования и денежных расчетов, их анализа и управления. Принципиальными здесь поэтому являются не масштабы трансформации информационного обеспечения банковской деятельности, а характер тех экономических отношений, которые складываются между экономическими субъектами. Совершенствование регулирования при этом должно быть продолжено.

Направления регулирования банковского сектора также нуждаются в корректировке. Как известно, с позиции содержания банковской деятельности у банка, независимо от того, является ли он частным или государственным, всегда две стороны - экономическая и общественная. Действующие регулятивные нормы охватывают главным образом экономическую сторону деятельности банков (его капитала, ликвидности, доходности, рентабельности). Другая сторона содержания банка - социальное содержание его деятельности - оказывается вне процесса регулирования. Не исключено, что забвение регулятором этой стороны является одной из причин того, почему банки, поглощенные интересами прибыли, в конечном итоге оказываются неэффективными.

Эффективность банковской деятельности - это целостная характеристика банковского института с экономической, социальной и организационной стороны[3]. Экономическая эффективность, в свою очередь, как ядро, стержень всей модели - это не столько количественный, сколько качественный результат банковской деятельности. К числу важнейших экономических характеристик (показателей) эффективности важно при этом относить не только доход, но и возрастание стоимости капитала, качество банковского продукта и др. Показателями экономической эффективности банковской деятельности могут стать такие качественные индикаторы, как рентабельность банковских активов и капитала, рост рыночной стоимости акций банка, соотношение операционных затрат банка к его операционным доходам. Такая характеристика банка может быть соотнесена как с макроэкономическими индикаторами развития, так и с показателями, характеризующими специфику банковской деятельности в области регулирования денежного оборота, обеспечения его эластичности. Полезными для оценки эффективности здесь могут стать показатели качества кредитного портфеля кредитной организации, включая долю просроченных платежей по банковским ссудам.

Переход к новым моделям банка неизбежно будет сопровождаться его более емкой характеристикой, сопричастной с реализацией его социальной стороны. Банки окажутся наиболее эффективными в том случае, если их будущая модель деятельности станет ближе к интересам клиентов, будет в наибольшей степени удовлетворять их меняющиеся потребности. Банк с позиции своей будущей модели - это клиентоориентированный банк. Клиентоориентированность при этом - это не только текущее, повседневное, более быстрое и экономное обслуживание, создание взаимной выгоды для банка и клиента, но также построение отношений между банком и клиентом, при котором ориентирование на поддержку клиента органически учитывается при клиентоориентированности и выполнении коммерческих услуг, это формирование долгосрочных, стабильных и взаимовыгодных отношений.

При переходе к более эффективным моделям банковской деятельности важно преодолеть волатильность развития. Известно, что за последние годы банки оказывались в центре экономических потрясений. Неустойчивое развитие стало типичным явлением для современной экономики. Угроза новых банковских кризисов не исчезла, она обостряет банковские риски, неизбежно подталкивает банки к построению антикризисной модели развития, где превентивные монетарной сферы, должны получить более глубокое конкретное наполнение.

 

Литература 

  1. Лаврушин О.И. Эффективность банковской деятельности: методология, критерии, показатели, процедуры / О.И. Лаврушин, Т.Н. Ветрова // Банковское дело. 2015. N 5. С. 38 - 42.
  2. Развитие банковского сектора и его инфраструктуры в экономике России: Монография / Коллектив авторов; Под ред. О.И. Лаврушина. М.: КНОРУС, 2017. 176 с.
  3. Чичуленков Д.А. Особенности деловой практики этических банков и перспективы ее реализации в России / Д.А. Чичуленков // Банковское дело. 2016. N 8. С. 26 - 38.
  4. McMillan J. Das Ende der Banken. Warum wir sie nicht brauchen / J. McMillan. Frankfurt am Main: Campus Verlag, 2018. 271 s.

 

[1] Коллектив авторов; Под ред. О.И. Лаврушина. М.: Кнорус, 2017. 176 с.

[2] McMillan J. Das Ende der Banken. Warum wir sie nicht brauchen. Campus Verlag. Frankfurt am Main, 2018. 271 s.

[3]Лаврушин О.И., Ветрова Т.Н. Эффективность банковской деятельности: методология, критерии, показатели, процедуры // Банковское дело. 2015. N 5. С. 38 - 42.