Проблемы реабилитации в уголовном процессе России

Problems of rehabilitation in the criminal process in Russia

Реабилитация  включает в себя  определенную процедуру, которая имеет цель восстановления нарушенных прав и свобод гражданина, который подвергся незаконному и необоснованному уголовному преследованию. Также эта процедура включает в себя и порядок возмещения вреда данному лицу.

Первая проблема института реабилитации связана с тем, что, согласно статье 133 УПК  право на возмещение вреда имеет любое лицо, незаконно подвергнутое мерам принуждения, в отношении которого даже не велось уголовное преследование. Проблема заключается в том, что законодатель подробно не расшифровал нам, что это за лицо, и какие именно меры принуждения влекут за собой право на реабилитацию[1].

Кроме того, УПК уполномочивает некоторые органы ( к примеру дознания) на проведение оперативно – розыскной деятельности.  Но закон « Об оперативно – розыскной деятельности» говорит нам о том, что если возникла угроза жизни и здоровью граждан, а также появилась угроза безопасности общества и государства, то в таком случае, допустимо вынужденное причинение вреда другому лицу. И как мы понимаем, что такой вред не влечет за собой права на реабилитацию.

Стоит отметить, что согласно части 2.1 ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию возникает у тех лиц, которые были подсудимыми по делам частного обвинения. Но судебная практика говорит об обратном. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2011 года № 17 ««О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве»,  говорит нам о том, что, в случае вынесения оправдательного приговора по уголовным делам частного обвинения правила о реабилитации на лиц, в отношении которых вынесены такие решения,  не распространяются.

Все дело в том, что вред подсудимому здесь был причинен не действиями госорганов, а частным обвинителем. В таких случаях денежная компенсация взыскивается в порядке искового судопроизводства с частного обвинителя.

 

 

 

Второй, немаловажной проблемой является тот факт, что закон не содержит понятие частичной реабилитации. Однако на практике она все же существует. Это подтверждается примером из судебной практики.

Гражданин М. был приговорен к 19 годам за то, что совершал разбойные нападения приговором суда от 10.12.2012 года. В этот же день суд вынес постановление, согласно которому в отношении данного гражданина было прекращено уголовное преследование по ч.2 ст.105 УК РФ ( 3 эпизода).

Данный гражданин попытался реализовать свое право на реабилитацию. Он считал, что дело прекращено полностью. Однако суд в своем постановлении изложил иную позицию.

Из положений ст.133 УПК РФ вытекает то, что признание за М. права на реабилитацию возникает лишь только в том случае, если был причинен вред его имуществу. Из положений данной же статьи вытекает и тот факт, что, если дело прекращено не полностью, а лишь в его части, то это не говорит о том, что у М. было бесспорное право на возмещение ему имущественного вреда.

Поскольку уголовное дело было прекращено не полностью, а лишь в его части, то гражданин М. находился под стражей совершенно законно. А в таком случае его требования удовлетворению не подлежат.[2]

Также в нынешнее время вызывает трудности момент с возмещением расходов на юриста лицу, в отношении которого была применена частичная реабилитация. Правовая позиция Конституционного Суда гласит о том, что этот вопрос нигде не указан лишь потому, что в другой части обвинения это лицо было признано виновным[3].

Следующей проблемой является определение размера имущественного вреда, причиненного реабилитированному. Следует отметить, что практика по этому вопросу складывается неоднозначно и находится в процессе становления.  Подтверждение этому – пример из практики.

Гражданин обратился в суд для возмещения ему имущественного вреда из – за незаконного уголовного преследования в его отношении. Размер имущественного вреда составил 34 млн. рублей и включал в себя оплату услуг адвокатов и специалистов, которых привлекла сторона защиты.

Все свои расходы он подтвердил документально, но суд удовлетворил его требование лишь в части, взыскав с государства 2 млн. 266 тысяч, при этом указав следующее:

  1. Конституция РФ гарантирует права и свободы человека и гражданина;
  2. Нормы международного права и международные договоры РФ входят в систему уголовного права РФ. При этом, если возникают противоречия между международным договором и УПК, то применению подлежит международный договор.
  3. Принятая ООН 4 ноября 1950 Конвенция говорит о том, что возмещение имущественного вреда гражданину вследствие незаконного уголовного преследования в его отношении должно осуществляться в соответствии с принципом справедливости.
  4. На практике возмещение расходов должно исходить из принципов разумности, достаточности и справедливости. Такая практика ориентирована прежде всего на то, что суду, выносящему решение о возмещении имущественного вреда гражданину, необходимо учитывать то, что соразмерна ли сумма, заявленная гражданином, тем усилиям, которые предприняли его защитники.

Поэтому, оценив все обстоятельства данного дела, суд принял решение удовлетворить ходатайство данного гражданина частично[4].

        

Список литературы

  1. "Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 07.04.2020) (с изм. и доп., вступ. в силу с 12.04.2020) // www.consultant.ru
  2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2011 года № 17 ««О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве // www.consultant.ru
  3. Определение Верховного Суда РФ по дело №89-О13-2 от 29 января 2013 года // www.consultant.ru
  4. Апелляционное определение Московского городского Суда от 7 августа 2018 года № 10-7214\2018 // www.consultant.ru
  5. Баловнева В.И. О правовой природе права юридического лица на реабилитацию // Вопросы российского и международного права, 2019г. № 5- 100с. 
  6. Безлепкин Б.Т. Комментарий к УПК РФ. М., 2018г.  – 300с.

Spisok literatury

  1. "Ugolovno-protsessual'nyy kodeks Rossiyskoy Federatsii" ot 18.12.2001 N 174-FZ (red. ot 07.04.2020) (s izm. i dop., vstup. v silu s 12.04.2020) // www.consultant.ru
  2. Postanovleniye Plenuma Verkhovnogo Suda RF ot 29 noyabrya 2011 goda № 17 ««O praktike primeneniya sudami norm glavy 18 Ugolovno-protsessual'nogo kodeksa Rossiyskoy Federatsii, reglamentiruyushchikh reabilitatsiyu v ugolovnom sudoproizvodstve // www.consultant.ru
  3. Opredeleniye Verkhovnogo Suda RF po delo №89-O13-2 ot 29 yanvarya 2013 goda // www.consultant.ru
  4. Apellyatsionnoye opredeleniye Moskovskogo gorodskogo Suda ot 7 avgusta 2018 goda № 10-7214\2018 // www.consultant.ru
  5. Balovneva V.I. O pravovoy prirode prava yuridicheskogo litsa na reabilitatsiyu // Voprosy rossiyskogo i mezhdunarodnogo prava, 2019g. № 5- 100s.
  6. Bezlepkin B.T. Kommentariy k UPK RF. M., 2018g. – 300s.

 

[1] В.И. Баловнева О правовой природе права юридического лица на реабилитацию // Вопросы российского и международного права, 2019г. № 5- с. 6

[2] Определение Верховного Суда РФ по  дело №89-О13-2 от 29 января 2013 года // www.consultant.ru 

[3] Б.Т. Безлепкин Комментарий к УПК РФ. М., 2018г.  – с.23

[4] Апелляционное определение Московского городского Суда от  7 августа 2018 года № 10-7214\2018 // www.consultant.ru