УСЛОВИЯ ПРИЗНАНИЯ ЯВКИ С ПОВИННОЙ ДОПУСТИМЫМ ДОКАЗАТЕЛЬСТВОМ: АНАЛИЗ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ПРАКТИКИ

CONDITIONS FOR RECOGNIZING A CONFESSION AS ADMISSIBLE EVIDENCE: ANALYSIS OF LEGISLATION AND LAW ENFORCEMENT PRACTICE

В основе отечественной теории уголовных доказательств лежит английская модель свободы оценки доказательств и принципы диалектического материализма[1]. Дело в том, что на стадии подготовки и принятия Уголовно-процессуального кодекса РФ[2] (далее по тексту – УПК РФ) концепция допустимости доказательств начинала свое формирование и множество связанных с этим вопросов, носящих проблемный характер, были на стадии зарождения. Поэтому законодатель при решении этих проблем опирался на правила оценки доказательств, применяемые в американском уголовном процессе, который, в свою очередь, воспринял английскую модель свободы оценки доказательств. Думается, что такой подход является неверным в силу принципиальных различий между отечественным уголовным судопроизводством и уголовным процессом США.

Допустимость доказательств в отечественном уголовном процессе связывается законодателем, прежде всего, с соблюдением установленного пути познания. В данном случае речь идет о существующем уголовно-процессуальном порядке получения определенных доказательств. Если говорить в целом, то модель доказывания в отечественном уголовном процессе отличается статичностью с формальной стороны.

Актуальность данного исследования состоит в том, что одним из наиболее проблемных вопросов уголовного процесса является основание и порядок признания доказательств недопустимыми. Судьба уголовного дела и соблюдение прав и законных интересов участников процесса зачастую зависят от законности и обоснованности его решения. Результатом неправильной оценки доказательств с точки зрения допустимости может быть также незаконное привлечение к уголовной ответственности должностного лица, осуществлявшего расследование дела.

Кроме того, в ходе производства по уголовному делу возникают трудности при оценке такого сообщения о преступлении в качестве доказательства как явка с повинной. Прежде всего, заслуживают внимания такие аспекты, как: условия, при которых суд признает явку с повинной допустимым доказательством, даже если она получена с нарушениями требований УПК РФ; характерные признаки явки с повинной (ее отличие от активного способствования расследованию); возможность учета явки с повинной при признании ее недопустимым доказательством в качестве обстоятельства, смягчающего наказание.

Верховный Суд США в 1960 году признал практику «легализации доказательств», полученных ненадлежащим образом, незаконной (Elkins v. United States)[3]. Фактически она продолжается в иных формах, что указывает на существование нерешенной проблемы. Так, например, нередки случаи, когда подозреваемый, захваченный американскими спецслужбами на территории другого суверенного государства вопреки требованиям международного права, представал перед судом США, который отказывался признавать недопустимыми его показания и другие доказательства, полученные при незаконном задержании, лишь на том основании, что неправомерные действия совершил не фигурирующий в деле обвиняемый, а совершили их некие лица, не участвующие в процессе. Вероятно, жизнеспособность названной доктрины можно объяснить ее близостью к исконным представлениям английского доказательственного права о том, что ключевой критерий для признания того или иного доказательства допустимым состоит не в соблюдении законодательных предписаний при его получении, а во внутренних свойствах самого доказательства, его относимости к делу и достоверности[4].

В отечественном уголовном судопроизводстве суд, осуществляя проверку явки с повинной в качестве доказательства по уголовному делу, на которое ссылается сторона обвинения, устанавливает следующие обстоятельства. Во-первых, сопровождалось ли принятие явки с повинной от подсудимого разъяснением ему его прав (возможность пользоваться услугами адвоката, право не свидетельствовать против себя самого, право обжаловать процессуальные акты следствия, действия (бездействие) должностных лиц органов, осуществляющих расследование  и др.). Во-вторых, были ли созданы органом, осуществляющим расследование, условия для реализации этих прав.

Представленные требования предусмотрены п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2016 года № 55 «О судебном приговоре»[5] и подтверждаются судебной практикой[6]. К примеру, высшей судебной инстанцией было признано законным постановление судьи о признании явки с повинной подсудимого недопустимым доказательством. Из материалов уголовного дела следовало, что на момент принятия явки с повинной, должностными лицами, осуществляющими расследование по уголовному делу, не было разъяснено подсудимому его право пользоваться услугами адвоката[7].

Как представляется, проверка заявления о явке с повинной должна осуществляться в системном единстве учета требований УПК РФ и разъяснений высшей судебной инстанции, предъявляемых к такой проверке и иных норм уголовно-процессуального закона, а также доказательств, собранных по делу. К примеру, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ по уголовному делу в отношении Л. не согласилась с выводами суда нижестоящей инстанции о признании явки с повинной Л. недопустимым доказательством. Сторона обвинения явку с повинной Л. представила в качестве доказательства добровольности обращения подсудимого в правоохранительные органы с целью дачи показаний по факту причастности М. к убийству Б., Л. и покушению на убийство Е. Судом явка с повинной была признана недопустимым доказательством на том основании, что в ней отсутствовали сведения об участии защитника Л. По мнению высшей судебной инстанции нижестоящий суд не учел то обстоятельство, что Л. в этот же день был допрошен с участием адвоката, сведения, содержащиеся в явке, им были подтверждены и в дальнейшем не менялись[8]

Таким образом, явка с повинной может быть признана недопустимым доказательством только при соблюдении двух условий: 1) факта нарушения вышеизложенных процессуальных требований; 2) отсутствия подтверждения явки с повинной самим подсудимым. Если должностным лицом, осуществляющим расследование уголовного дела, процессуальные требования к явке с повинной, которые изложены в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015 г. № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания»[9] и предусмотрены действующим уголовно-процессуальным законом, соблюдены, но, подсудимый выразил отказ от нее, суд откажет стороне защиты в ходатайстве о признании явки с повинной недопустимым доказательством. В судебной практике есть примеры, иллюстрирующие данный подход[10].

В настоящее время на рассмотрении Государственной думы РФ находится Проект Федерального закона №  631546-7 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации»[11]. Данный законопроект предлагает совершенствование порядка добровольного сообщения лица о совершенном им преступлении через установление двух гарантий добровольности явки с повинной: участие защитника при заявлении о явке с повинной либо применение видеозаписи при невозможности участия защитника. Несоблюдение этих требований по замыслу разработчиков законопроекта должно повлечь признание явки с повинной недопустимым доказательством.

В научном сообществе высказываются различные точки зрения в отношении вышеназванных предложений по совершенствованию действующего уголовно-процессуального закона. Как представляется, законопроект не отличается ясностью в решении такого вопроса, как учет судом явки с повинной в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, если она получена с нарушением изложенных в законопроекте требований и признана судом недопустимым доказательством. К примеру, вина М., А. и Ч. в совершении незаконного сбыта наркотиков с использованием интернета в составе организованной группы была доказана в суде. В рамках пересмотра приговора, Судебная коллегия Верховного Суда РФ внесла в него изменения в связи с непризнанием судом явки с повинной в качестве смягчающего наказание обстоятельства. Высшая судебная инстанция отметила факт установления явки с повинной каждого из осужденных. Нижестоящей судебной инстанцией было отмечено, что исследование протоколов явок с повинной в качестве доказательств по уголовному делу было невозможным в силу нарушений прав осужденных на защиту, допущенных при их получении. То обстоятельство, что протоколы явок с повинной были признаны недопустимыми доказательствами по основанию допущенных органом, осуществляющим расследование, нарушений не может свидетельствовать об их порочности в качестве смягчающих наказание обстоятельств. Законом предусмотрено, что явка с повинной представляет собой самостоятельное смягчающее наказание обстоятельство, по этой причине данная судом нижестоящей инстанции оценка явки с повинной в качестве свидетельства активной помощи в расследовании преступления не может нивелировать нарушение, допущенное судом. Верховный Суд РФ указал на характерные особенности явки с повинной, отличающие ее от активного способствования расследованию. Таковой выступает ее содержание, что, в конечном итоге, обуславливает необходимость ее учета наряду с активным способствованием расследованию, а не в его составе, что собственно и было сделано судом нижестоящей инстанции. Верховным Судом РФ была учтена явка с повинной в качестве смягчающего наказание обстоятельства в отношении каждого осужденного[12].

Есть в данном случае сходство в подходах, представленных в вышеназванном судебном решении и в п. 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015 № 58. Пленум Верховного Суда РФ отметил, что добровольное признание не может рассматриваться в качестве явки с повинной в случае, если лицо сделало его в связи с задержанием по подозрению в совершении данного преступления. У суда есть право учесть такое признание в качестве иного обстоятельства, смягчающего наказание «либо, при наличии к тому оснований, как активное способствование раскрытию и расследованию преступления».

К примеру, суд, согласившись с доводами апелляционного представления об исключении явки с повинной из перечня смягчающих наказание обстоятельств, поскольку осужденный ее написал после своего задержания в рамках проведенного оперативно-розыскного мероприятия, когда все обстоятельства совершения преступления, а также совершившие его лица были установлены, указал следующее. Согласно материалам уголовного дела осужденный был задержан в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия, в котором уже участвовал соучастник, задержанный ранее, и от которого сотрудникам правоохранительных органов были известны все обстоятельства преступления, по подозрению, в совершении которого был задержан осужденный, а также все его участники. Из протокола явки с повинной следует, что каких-либо иных сведений, которые не были бы известны сотрудникам правоохранительных органов на момент его задержания, он не сообщил[13].

В другом примере, суд, отказывая в признании в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, заявления лица о явке с повинной, указал, что лицо обратилось с ним уже после задержания, произведенного в рамках мероприятий по данному уголовному делу в связи с тем, что правоохранительные органы располагали информацией о его причастности к преступлениям, сведения о которых были известны из полученных доказательств. Однако из материалов видно, что согласно рапорту работника полиции лицо было задержано для установления личности и проверки на причастность к преступлению. На этот момент достоверных сведений о том, что именно это лицо совершило кражу и убийство двух лиц, в материалах дела не имелось. На следующий день в присутствии адвоката лицо обратилось с заявлением о явке с повинной, сообщив такие обстоятельства совершенной им кражи и причинения смерти двум лицам, которые правоохранительным органам известны не были и в материалах дела также не содержались. Потом было осуществлено задержание лица по подозрению в совершении преступления в порядке ст. 92 УПК РФ. Таким образом, оснований для отказа в признании явки с повинной в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, у суда не имелось[14].

Тем самым, правовая позиция Верховного Суда РФ состоит в том, что нарушения, выявленные судом при признании доказательства недопустимым, не свидетельствуют о порочности мотивов явки с повинной. В данном случае суд может учесть явку с повинной в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, независимо от признания ее недопустимым доказательством.


 

Список источников

  1. Carvell J. G. Green E. C. The criminal law and procedure. London, 1970. P. 209.
  2. Elkins v. United States, 364 U.S. 206 (1960). Электронный ресурс. Режим доступа. https://supreme.justia.com/cases/federal/us/364/206/ (дата обращения 25.10.2020)
  3. Апелляционное определение ВС РФ от 05.03.2019 по делу № 16-АПУ19-2. Документ опубликован не был. Доступ из справ.-прав. системы «КонсультантПлюс».
  4. Апелляционное определение ВС РФ от 01.10.2018 по делу №  67-АПУ18-16СП. Документ опубликован не был. Доступ из справ.-прав. системы «КонсультантПлюс».
  5. Апелляционное определение ВС РФ от 02.06.2019 по делу № 1-АПУ19-12СП. Документ опубликован не был. Доступ из справ.-прав. системы «КонсультантПлюс».
  6. Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29.03.2018 по делу №  67-АПУ18-6СП. Документ опубликован не был. Доступ из справ.-прав. системы «КонсультантПлюс».
  7. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015 № 58 (ред. от 18.12.2018) «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» // Бюллетень Верховного Суда РФ. № 2. февраль, 2016.
  8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2016 № 55 «О судебном приговоре» // Бюллетень Верховного Суда РФ. № 1. январь, 2017.
  9. Проект Федерального закона № 631546-7 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» (ред., внесенная в ГД ФС РФ, текст по состоянию на 23.01.2019). Доступ из справ.-прав. системы «КонсультантПлюс».
  10. Селина Е.В. Концептуальное значение перечня видов доказательств в уголовном процессе Российской Федерации // Российский следователь. 2016. № 19. С. 16 - 18.
  11. Суд признал протокол явки с повинной недопустимым доказательством // Уголовный процесс. 2018. № 12. С. 19.
  12. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 15.10.2020) // Собрание законодательства РФ. 2001. № 52 (ч. I). Ст. 4921.

 

[1] Селина Е.В. Концептуальное значение перечня видов доказательств в уголовном процессе Российской Федерации // Российский следователь. 2016. № 19. С. 16 - 18.

[2] Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 15.10.2020) // Собрание законодательства РФ. 2001. № 52 (ч. I). Ст. 4921.

[3] Elkins v. United States, 364 U.S. 206 (1960). Электронный ресурс. Режим доступа. https://supreme.justia.com/cases/federal/us/364/206/ (дата обращения 25.10.2020)

[4] Carvell J. G. Green E. C. The criminal law and procedure. London, 1970. P. 209.

[5] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2016 № 55 «О судебном приговоре» //  Бюллетень Верховного Суда РФ. № 1. январь, 2017.

[6] Суд признал протокол явки с повинной недопустимым доказательством // Уголовный процесс. 2018. № 12. С. 19.

[7] Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29.03.2018 по делу №  67-АПУ18-6СП. Документ опубликован не был. Доступ из справ.-прав. системы «КонсультантПлюс».

[8] Апелляционное определение ВС РФ от 02.06.2019 по делу № 1-АПУ19-12СП. Документ опубликован не был. Доступ из справ.-прав. системы «КонсультантПлюс».

[9] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015 № 58 (ред. от 18.12.2018) «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» // Бюллетень Верховного Суда РФ. № 2. февраль, 2016.

[10] Апелляционное определение ВС РФ от 01.10.2018 по делу №  67-АПУ18-16СП. Документ опубликован не был. Доступ из справ.-прав. системы «КонсультантПлюс».

[11] Проект Федерального закона № 631546-7 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» (ред., внесенная в ГД ФС РФ, текст по состоянию на 23.01.2019). Доступ из справ.-прав. системы «КонсультантПлюс».

[12] Апелляционное определение ВС РФ от 05.03.2019 по делу № 16-АПУ19-2. Документ опубликован не был. Доступ из справ.-прав. системы «КонсультантПлюс».

[13] Апелляционное определение Московского городского суда от 18.04.2019 по делу № 10- 7289/2019. Документ опубликован не был. Доступ из справ.-прав. системы «КонсультантПлюс».

[14] Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 04.06.2019 № 5-АПУ19-40. Документ опубликован не был. Доступ из справ.-прав. системы «КонсультантПлюс».