ПРОБЛЕМАТИКА ПРОТИВОСТОЯНИЯ КАПИТАЛИЗМА И КОММУНИЗМА В ПУБЛИЦИСТИКЕ ЛАЗАРЯ ЛАГИНА

THE PROBLEM OF THE OPPOSITION OF CAPITALISM AND COMMUNISM IN LAZAR LAGIN'S PUBLICISM

Проблематика  противостояния коммунизма и капитализма  нашла своё разнообразное отражение в ранней советской публицистике и отчасти – в литературе, важной задачей которых было создание концептуальных образов будущего, ориентирующих массовое сознание [Гуркина 2018: 114]. Как отмечает Н.К. Гуркина, в соответствии с документами, регулирующими статус образовательной системы в молодом Советском государстве, словесность зачастую переживала сращение с обществознанием, а для этого, в свою очередь, необходимо было обращение к принципиально новым работам, подчас – весьма политизированным.

К вопросам, очерчивающим границы этого проблематического круга, обращались многие авторы, однако наибольшую популярность получили работы Николая Носова и Лазаря Лагина. Оба широко известны как авторы произведений для детей, однако, в отличие от Н. Носова, подавляющее большинство работ которого, за исключением тетралогии о Незнайке, подчёркнуто аполитично, Л. Лагин состоялся и как публицист, и как автор художественных произведений, предназначенных для взрослой аудитории [Кукулин 2017: http].  

Настоящая работа посвящена анализу таких произведений Л. Лагина, как «ОСТРОВ РАЗОЧАРОВАНИЯ», «ПАТЕНТ „АВ“» и «АТАВИЯ ПРОКСИМА», поскольку именно их сюжеты выстраиваются благодаря общему концепту противостояния двух систем.

         Исследование текстов этих произведений позволяет увидеть, как работают принципы массового сознания, на которые государство оказывает свое влияние через различные институты, а также через цензуру. В представленных книгах реализована идея, которая может быть выражена следующим образом: «Запад хуже Советского Союза». Соответственно, из этой формулы следует другая : «Мир не цепляется за Запад. И при этом Советский Союз не имеет меньшего влияния и важности» [Глущенко 2014: http]. Покажем реализацию этих смыслов непосредственно в текстах

         «Остров разочарования» содержат в себе глобальную реминисценцию на отношения между СССР, антигитлеровской коалицией и собственно Третьим рейхом в период с 1941-1945 гг. и несколько позже, на заре холодной войны. Пережившие кораблекрушение двое англичан, двое американцев и русский моряк находят спасение на острове, куда незадолго до того прибыл сокращённый штат немецких войск. Каждый из героев пытается расположить к себе местных жителей, видя в этом свою цель. Так или иначе, образ каждого героя воплощает страну,  которую он представляет, что проявляется как в языке, так и в поведении.

         Персонаж по имени Мообс олицетворяет идею советской пропаганды о типичном американце, который коррумпирован, ангажирован сильными мира сего и готов на все ради денег. Это видно, например, когда он ругается с другим героем, мистером Фламмери, образ которого, в свою очередь, также собирательный: Фламмери представляет собой типичного американского бизнесмена. В частности, Мообс, который стоит за Фламмери на спасательной шлюпке, предлагают Фламмери свою долю воды и встаёт на сторону советского моряка Егорычева, когда тот критикует эту ситуацию. Соответственно, формула «Запад хуже Советского Союза» проецируется на представителей населения и звучит так: «Советские граждане лучше других».

         Кроме того, в работах Л. Лагина, в частности в «Острове разочарования», четко показана мессианская роль СССР, которая так или иначе транслируется институтами цензуры и пропаганды. Это проявляется в том, что Егорычев знакомит местных аборигенов с идеями коммунизма и схожими идеями, которые соответствуют так называемому «партийному курсу». Таким образом, если Егорычев несёт людям добро и порядок, почти как горьковский Данко, и вполне способен вывести их из тьмы на свет, то прочие герои, олицетворяющие западный мир, могут лишь удерживать общество в стагнации и даже повергнуть его в хаос. В данном контексте, на наш взгляд, невозможно не согласиться с утверждением исследователя В.Ю. Меринова, что такие герои являются потенциальными врагами народа [Меринов 2015].

         Семантика данных текстов имеет очевидный императивный характер – качество, которое  почти автоматически относит такой текст к  публицистическим.

         В «Острове разочарования», хотя автор и не выразил это прямо, присутствует призыв, обусловленный качествами и характеристиками, которыми автор наделяет своих героев. Они, в свою очередь, выражаются с помощью лексических приёмов: в качестве примера мы можем привести контекстуальные, повторяющиеся формы слова «офицер», «капитан» и т. д., которые Егорычев сочетал с полным пониманием таких понятий, как «честь», «долг по отношению к Родине». Сумма качеств, которыми наделён этот персонаж, побуждает читателя подражать ему и прислушиваться к тем точкам зрения, которых придерживается он.

         В романе «Патент АВ»  в дополнение к стандартным формулам, , есть также прямой антикапиталистический и антимилитаристский подход. Единственное отличие от «Острова разочарования» заключается в том, что «Патент АВ» имеет меньшее отношение к реальности, чем мир в первой рассматриваемой работе. Если  в «Острове Разочарования» очевиден очень специфический культурный, исторический и географический контекст (герои из Великобритании, Соединенных Штатов Америки и Союза Советских Социалистических Республик), то здесь действие происходит в вымышленной стране Аржантайе (две параллели: Аргентина и французское слово argent – серебро / деньги).

         По ряду описаний эта страна похожа на Соединенные Штаты Америки, образ которых сформирован материалами советской прессы.

         В романе изобретатель Стивен Попф разработал вещество, которое используется для производства экологически чистых продуктов (мяса, молока и др.). Патент пытается купить «главный капиталист страны», Примо Падреле, чтобы организовать тотальный контроль над местным бизнесом и стать монополистом в этом дешёвом производстве, но Попф не продаёт ему патент.

         Попфа начинают преследовать, ему предъявляют ложные обвинения и приговаривают к смертной казни, но местные коммунисты, работающие с профсоюзами, спасают его от тюрьмы. Попф возвращается в лабораторию и находит ее уничтоженной. Он больше не имеет законных прав на изобретение. Его открытие используется для клонирования людей, бездумно подчиняющихся полиции и вооруженным силам. Таким образом транслируется мысль, что «капитализм хуже коммунизма». Поскольку оппозицией капиталистической машине являются коммунисты, выявляется еще одна идея: «Только коммунизм может победить капитализм, но это может быть слишком поздно». Соответственно, призыв как можно скорее встать на сторону коммунистов очевиден.

         В другом рассматриваемом нами романе, «Атавия Проксима», уже гораздо более конкретно, хотя так же, как и в романе «Патент АВ» — с использованием замещающих имён (действие происходит в стране под названием Атавия), прогнозируется возможность войны или если не войны, то иного кризиса между странами Запада и СССР. Атавские власти, напуганные возможным окончанием холодной войны и дальнейшим распространением коммунизма, решаются на провокацию: планируется, что атавские ядерные ракеты поразят ряд капиталистических стран, это неминуемо вызовет объединение последних в решительной борьбе против социалистического блока, поскольку все решат, что ракеты пущены из СССР. Но заряды взрываются прямо в шахтах, и суммарная мощность взрыва оказывается способной оторвать целый остров Атавия от Земли и вытолкнуть его в космос, образовав тем самым новое небесное тело, на котором сохраняется атмосфера, вода и, главное, жизнь, причем в неизменном виде. Чтобы спастись от неминуемого кризиса, правительства обеих стран развязывают войну между собой, вроде бы четко распланированную и долженствующую венчаться успехом, т.е. спасением жизней и капиталов власть имущих. Однако ситуация развивается по-другому.

         Соответственно, в романе «Атавия Проксима» мы можем снова обнаружить как идеи о том, что СССР значим на поле мировой политики, так и скрытый призыв, обращённый в направление Запада о том, что не нужно пытаться вредить СССР.

         Исходя из общности идеологических посылов и сюжетных схем, исходя из всех формул, которые были образованы, структурированы и детально, теми или иными способами расписаны под воздействием советской идеологии и для содействия ей же, исходя из всех императивов, побуждающих идеологически базисно подготовленных читателей (целевой аудиторией в данном случае были советские граждане по большей части) к определённым если не действиям (пойти на войну, например), то суждениям, мы можем легко обозначить общую концепцию всех исследованных нами романов  Л. Лагина: «СССР — хорошо; запад — плохо».

         Лазарь Лагин явно односторонне раскрывает проблематику взаимоотношения СССР и Запада, а также капитализма как антипода коммунизму. Он создаёт фактически картину западного мира (действие никогда не происходит в СССР), опираясь на общеидеологические модели, создаваемые, в частности, советской прессой различных образцов. Для Лагина-писателя, если мы дифференцируем его от Лагина-человека — в последнем случае никаких точных суждений делать нельзя, «западный мир», а если говорить отстранёнными категориями — страны, не являющиеся прямыми и безоговорочными партнёрами СССР, одинаково плох. Это доказывают как те примеры, которые мы приводили до этого, так и следующий пример из «Острова разочарования», где Л. Лагин описывает историю переселения людей из Европы, Англии и Африки в Америку. Автор, описывая исторические события, акцентирует внимание на том, что европейцы исследовали Америку исключительно с целью наживы, с целью найти золото. Для Л. Лагина первооткрыватели представляются не иначе как ворами и разбойниками, которые пришли на землю, населённую малоразвитыми, с точки зрения европейцев тех времён, людьми. Кроме того, он изображает первооткрывателей не просто пытающимися нажиться, а одержимыми в том числе с позиций психиатрии тем, чтобы непременно найти бесплатный источник золота.

         Определить, насколько искренен был Лазарь Лагин в своих литературных изысканиях, сложно, однако они представляются однобоко отражающими действительность, следовательно, говорить об объективности его публицистических романов в контексте отражённой в настоящей работе проблематики не приходится. Тем не менее, с идеологической точки зрения указанные работы убедительными иллюстрациями, отражающими процесс воздействия государственных институтов на массовое сознание.

 

Список литературы 

 

  1. Глущенко И. Советская повседневность через призму очуждения // Философско-литературный журнал «Логос». 2014. №2 (98). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/sovetskaya-povsednevnost-cherez-prizmu-ochuzhdeniya (дата обращения: 09.07.2020).
  2. Гуркина Н.К. Представления о капитализме в системе знаний советского школьника. Управленческое консультирование, №. 3 (111), 2018, с. 114-126.
  3. Кукулин И.В. Советские послевоенные антиутопии // Филологический класс. 2017. №4 (50). URL: https://cyberleninka. ru/article/n/sovetskie-poslevoennye-antiutopii (дата обращения: 19.06.2020).
  4. Меринов В.Ю. Советская журналистика 30-нач. 50-х годов как искусство соцреализма. Стихия и отрицательный персонаж. Научный результат. Социальные и гуманитарные исследования, №. 4 (6), 2015, с. 51-56.