ПОНЯТИЕ И СОДЕРЖАНИЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ МЕР ЗАЩИТЫ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО ПРАВА НА ТОВАРНЫЙ ЗНАК В РФ

THE CONCEPT AND THE CONTENT OF CIVIL LEGAL MEASURES OF PROTECTION OF THE INTELLECTUAL TRADEMARK IN THE RUSSIAN FEDERATION

Следует начать с того, что в научной доктрине существует плюрализм мнений по поводу понятий «защита» и «охрана» права. Например, Мейер Д.И.[1] и Грибанов В.П.[2], в своих трудах отмечают о нецелесообразности разграничения вышеуказанных понятий, в связи с их тождественностью. Л.О. Красавчикова структурировала охрану на три звена: обеспечительное, регулятивное и охранительное[3]. Н.Н. Изотов полагает, что охрану в узком значении слова принято именовать защитой гражданских прав в целях избежания терминологической путаницы[4]. После изучения позиций ученых, мы присоединились к группе большинства, которая соотносит защиту и охрану как частное и общее: охрана - это установление общего правового режима, а защита - конкретные способы, реализуемые субъектом права в рамках предоставленных правомочий.

Цивилисты практически сошлись во мнении о том, что право на защиту следует понимать как правомочие в составе субъективного права. Их представитель, В.С. Ема сказал: «право на защиту является элементом - правомочием, входящим в содержание всякого субъективного гражданского права. Поэтому субъективное право на защиту - это юридически закрепленная возможность управомоченного лица использовать меры правоохранительного характера с целью восстановления нарушенного права и пресечения действий, нарушающих право.

Мы пришли к выводу о том, что право на защиту субъективного интеллектуального права, как и гражданского права, представляет собой правомочие субьекта требовать, иными словами это правомочие, без которого не может возникнуть самостоятельное субъективное право, так как его границы будут размыты по отношению к противостоящим субъектам. В.П. Грибанов в своей работе рассматривал право на защиту как право требование: «Право управомоченного лица на защиту сводится по существу лишь к одной единственной возможности - возможности обратиться с требованием о защите права…»[5].

Мы воспринимаем право на защиту шире, чем просто «реакцию» на свершившийся факт нарушения субъективного гражданского права. Возможность защиты субъективного права не только после, но и до совершения, такого мнения придерживаются и многие ученые, например, Богданова Е.Е., Братусь С.Н., Живихина И.Б., Осталюк Н.В. И другие.

         Таким образом, право на защиту (правомочие требования) может реализовываться по отношению к обязанному лицу: 1) в ненарушенном состоянии права; 2) при реальной угрозе нарушения права; 3) при непосредственном нарушении (оспаривании) права.

         В первом случае на основании статьи 1485 Гражданского кодекса РФ правообладатель вправе оповещать конкретное лицо или неопределенный круг лиц, поместив рядом с товарным знаком латинскую букву «R» или латинскую букву «R» в окружности либо словесного обозначения «товарный знак» или «зарегистрированный товарный знак». В этом случае правообладатель, реализуя принадлежащее ему субъективное исключительное право, с целью создания благоприятной среды для реализации иных правомочий субъективного права и предупреждения возможного незаконного посягательства на исключительное право, осуществляет правомочие защиты. Фактически это реализация правомочия требования ко всем обязанным лицам соблюдать исключительное право правообладателя, предъявляемое путем применения знака охраны исключительного права на материальном носителе.

         Во втором случае, можно привести пример того, что правообладатель  исключительного права на товарный знак (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования товарного знака согласно статьи 1489 Гражданского кодекса РФ. И в таких правоотношениях может возникнуть реальная угроза нарушения права, и субъект интеллектуальных прав может потребовать от обязанного лица пресечение действий, создающих угрозу нарушающих интеллектуального права, лицензиар имеет право требовать предоставление лицензиатом отчета об использовании, предъявить требование об изменении лицензионного договора.

   В последнем случае, можно перечислить множество вариантов, так как данный вид права на защиту является самым актуальным в юридической практике. Согласно статье 1252 Гражданского кодекса РФ защитить свое исключительное право на результаты интеллектуального права возможно требование о признании права, о пресечении действий, о возмещении убытков, о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя и т.д.

  Хотелось б отметить, что в вышеуказанной статье перечислены способы защиты интеллектуальных прав. Способы защиты субъективных гражданских прав традиционно делят на меры защиты и меры ответственности. Их разграничение проводится по таким критериям, как: основания применения, социальное назначение, выполняемые функции, принципы реализации, правовые последствия и другим. На основании вышесказанных критериев, необходимо выделить меры гражданско-правовой защиты и гражданско-правовой ответственности за нарушение исключительного права на товарный знак.

 Многие ученые при рассмотрении вышеуказанной темы, начинают с общих черт меры защиты и меры ответственности, и мы не исключение.

К общим характерным признакам, присущим как мерам защиты, так и мерам ответственности, традиционно относят то, что:

1) обе правовые категории являются мерами государственного принуждения, а по сути, санкциями, реализуемыми в рамках охранительных правоотношений. Например, С.С. Алексеев еще в далеком 1972 году полагал, что «понятием санкции охватываются все меры государственно-принудительного воздействия - как меры ответственности, так и меры защиты»[6].

2) они носят правовосстановительный характер. Например, публикация судом решения о настоящем правообладателе товарного знака в полной мере восстанавливает исключительное право.

3) применяются в случаях противоправного поведения лица или группы лиц, соответственно направлены на правонарушителя в целях пресечения противоправных действий с его стороны или же компенсации причиненного вреда. Как мы указывали выше, защита прав возможна в трех возможных юридических фактах: при ненарушенном праве, при реальной угрозе и при нарушении права.

4) могут быть реализованы в добровольном порядке, что напрямую зависит от воли лица, чье субъективное гражданское право нарушено или оспаривается.

5) носят ретроспективный характер, то есть применимы в случае совершенного правонарушения;

6) могут использоваться совместно в зависимости от характера правонарушения и сущности того или иного способа защиты[1].

Например, В.С. Ем в основу деления способов гражданско-правовой защиты на меры защиты в узком смысле слова и меры ответственности включает следующие предпосылки:

  • меры защиты в узком смысле реализуют помимо восстановительной превентивную и пресекательную функции, тогда как меры ответственности направлены исключительно на реализацию компенсаторно-восстановительной функции;
  • меры защиты применяются при угрозе совершения правонарушения или длящемся правонарушении, а меры гражданско-правовой ответственности – при длящемся или совершенном гражданском правонарушении;

3) меры гражданско-правовой ответственности тесно связаны с перепреванием нарушителем дополнительных имущественных обременений (санкций), но меры защиты в узком смысле слова не влекут подобных санкций;

4) меры защиты могут иметь универсальный межотраслевой характер, тогда как меры гражданско-правовой ответственности имеют присущие только им отраслевые особенности[2].

И.В. Цветков, разделяя позицию другого исследователя – Д.Н. Кархалева, проводит разграничение мер защиты и мер ответственности с помощью универсального критерия – наличие при гражданско-правовой ответственности внеэквивалентных имущественных лишений[3].

Однако наиболее типичная классификация способов защиты на меры защиты и меры ответственности в литературе проводится относительно возможности наступления дополнительных неблагоприятных имущественных последствий в отношении нарушителя. Соответственно меры защиты не влекут таких последствий, в то время как меры ответственности влекут для правонарушителя неблагоприятные имущественные последствия[4].

Гражданско-правовая ответственность стала объектом изучения многих цивилистов, благодаря которым мы можем обширно рассмотреть ее с различных сторон, что даст нам возможность в виде исключения вывести меры гражданско-правовой ответственности.

Более широкое определение дает, по нашему мнению, В.С. Ем, утверждая, что это «одна из форм государственного принуждения, состоящая во взыскании судом с правонарушителя в пользу потерпевшего имущественных санкций, перелагающих на правонарушителя невыгодные имущественные последствия его поведения и направленных на восстановление нарушенной имущественной сферы потерпевшего»[5].

В науке гражданского права сложилось устойчивое мнение относительно основания гражданско-правовой ответственности. Им, по общему мнению, является нарушение субъективного права, которое влечет неблагоприятные последствия для правонарушителя.

К условиям гражданско-правовой ответственности традиционно относят:

1)  противоправное деяние лица;

2)  причинение материального и (или) нематериального вреда;

3)  причинно-следственная связь между противоправным деянием и его неблагоприятными последствиями (можно говорить о том, что первые три условия образуют объективную сторону правонарушения);

4)  субъективная сторона правонарушения – вина, то есть психическое отношение лица к своему противоправному поведению и его последствиям. Презумпция вины правонарушителя действует и в гражданском праве – кроме исключений, предусмотренных гражданским законодательством. Отсутствие вины принято рассматривать как казус, то есть случай, за наступление которого лицо не несет ответственности.
К характерным признакам мер ответственности зачастую относят: возможность замены одной меры ответственности аналогичной; меры ответственности направлены как на ограждение существующего субъективного права от противоправных действий, так и на восстановление прекратившего свое действие субъективного права либо первоначального правового положения лица; возможность реализации как в денежной, так и в натуральной форме; для реализации мер ответственности требуется соблюдение юридического состава (состав деликта, то есть гражданского правонарушения, установление факта совершения правонарушения, принятие правоприменительного акта уполномоченным юрисдикционным органом)[6].

Виды гражданско-правовой ответственности  выделяют договорную и внедоговорную. Также О.Н. Садикова в своей работе выделяет следующие основания классификации:

1)  условия возникновения, где различают виновную и ответственность без вины;

2)  субъект ответственности, представленный несколькими обязанными лицами (различают долевую, солидарную и субсидиарную ответственность);

3)  объем ответственности, где выделяют полную и ограниченную ответственность (например, полное возмещение причиненных убытков согласно статье 15 Гражданского кодекса РФ)[7].

Исходя из признаков мер ответственности, среди основных способов защиты гражданских прав выделяют такие меры ответственности как: возмещение убытков (вреда), взыскание неустойки, компенсация морального вреда. Остальные способы защиты можно отнести к мерам защиты в узком смысле этого слова, которые не предполагают установление для нарушителя субъективного права новых или дополнительных обременений имущественного или же неимущественного характера.

Таким образом, следует определить меры защиты и меры ответственности применимые в рамках гражданско-правовой защиты исключительного права на товарный знак и дать определение.

По нашему мнению, к мерам защиты исключительного права на товарный знак можно отнести:
1) признание права (п.п. 1 п. 1 ст. 1252 ГК РФ);
2) пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения (п.п. 2 п. 1 ст. 1252 ГК РФ);
3) публикацию решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя (п.п. 5 п. 1 ст. 1252 ГК РФ);
4) признание решения ненормативного правового акта Роспатента недействительным (ст. 12 ГК РФ).

К мерам ответственности за нарушение исключительного права на товарный знак, с нашей точки зрения, относятся:
1) изъятие из оборота и уничтожение за счет нарушителя контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров по требованию правообладателя (п.п. 4 п. 1 и п.4 ст.1252, п.2 ст.1515 ГК РФ);

2) изъятие из оборота и уничтожение за счет нарушителя оборудования, прочих устройств и материалов, главным образом используемых или предназначенных для совершения нарушения исключительных прав на товарные знаки, если законом не предусмотрено их обращение в доход Российской Федерации (п. 5 ст. 1252 ГК РФ);

3)  удаление за счет нарушителя с контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров незаконно используемого товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения по требованию правообладателя, если введение таких товаров в оборот необходимо в общественных интересах (п. 2 ст. 1515 ГК РФ);

4)  возмещение убытков (п.п. 3 п. 1 ст. 1252, п. 4 ст. 1515 ГК РФ) либо выплата компенсации (п. 3 ст. 1252, п. 4 ст. 1515 ГК РФ);

5)  ликвидация юридического лица по требованию прокурора в случае неоднократного или грубого нарушения исключительного права, прекращение деятельности индивидуального предпринимателя по тем же основаниям (ст. 1253 ГК РФ).

С учетом вышеприведенных взглядов и позиций понятия и содержания гражданско-правовой меры защиты исключительного права на товарный знак – приведем ряд выводов:

  1. после изучения позиций ученых, мы присоединились к группе большинства, которая соотносит защиту и охрану как частное и общее: охрана - это установление общего правового режима, а защита - конкретные способы, реализуемые субъектом права в рамках предоставленных правомочий.
  2. право на защиту субъективного интеллектуального права, как и гражданского права, представляет собой правомочие субьекта требовать.
  3. под способами защиты субъективных гражданских прав – в частности, исключительного права на товарный знак, – по нашему мнению, следует понимать предусмотренные законом меры принудительного и (или) санкционируемые государством меры собственного воздействия (самозащита) на правонарушителя, направленные на пресечение правонарушения, восстановление нарушенного или оспоренного права и (или) компенсацию имущественного вреда, причиненного правообладателю.
  4. меры ответственности в отличие от мер защиты влекут дополнительные неблагоприятные последствия имущественного характера в отношении нарушителя. 4. Исходя из критериев подобного разграничения, следует выделить конкретные меры гражданско-правовой защиты и меры гражданско-правовой ответственности за нарушение исключительного права на товарный знак.
  5. к мерам защиты исключительного права на товарный знак можно отнести: признание права; пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; публикацию решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя; признание решения ненормативного правового акта Роспатента недействительным.
  6. К мерам ответственности за нарушение исключительного права на товарный знак относятся: изъятие из оборота и уничтожение за счет нарушителя контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров по требованию правообладателя; изъятие из оборота и уничтожение за счет нарушителя оборудования, прочих устройств и материалов, главным образом используемых или предназначенных для совершения нарушения исключительных прав на товарные знаки, если законом не предусмотрено их обращение в доход Российской Федерации; удаление за счет нарушителя с контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров незаконно используемого товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения по требованию правообладателя, если введение таких товаров в оборот необходимо в общественных интересах; возмещение убытков либо выплата компенсации (альтернатива); ликвидация юридического лица по требованию прокурора в случае неоднократного или грубого нарушения исключительного права, прекращение деятельности индивидуального предпринимателя по тем же основаниям.

Использованная литература:

  1. Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. Ч. По исправленному и дополненному 8-му изд., 1902. Изд. 3-е испр. М.: Статут, 2003. С 264.
  2. Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. М., 2001. С. 306.
  3. Красавчикова Л.О. Личная жизнь граждан под охраной закона. М., 1983. С. 25-36.
  4. Изотов Н.Н. О соотношении «защиты» и «охраны» интеллектуальной собственности. // Юридический мир. 2006. №10. С. 7
  5. Грибанов В. П. Указ. соч. С. 295.
  6. Алексеев С.С. Проблемы теории права. Т. 1. Свердловск, 1972. С. 379.

References:

  1. Meyer D.I. Russian civil law: In 2 hours. According to the amended and supplemented 8th ed., 1902. Ed. 3rd fix M .: Statute, 2003.S. 264.
  2. Gribanov V.P. Implementation and protection of civil rights. M., 2001.S. 306.
  3. Krasavchikova L.O. The personal life of citizens is protected by law. M., 1983. S. 25-36.
  4. Izotov N.N. On the ratio of "protection" and "protection" of intellectual property. // Legal world. 2006. No. 10. S. 7
  5. Gribanov V. P. Decree. Op. S. 295.
  6. Alekseev S.S. Problems of the theory of law. T. 1. Sverdlovsk, 1972.P. 379.

 

[1] Цветков И. В. Гражданско-правовая защита интеллектуальной собственности: дисс. ... к.ю.н.: 12.00.03. Ульяновск, 2004. С. 95–99.

[2] Гражданское право. В 4х томах. Общая часть: учеб. Том 1. 3е изд., перераб. и доп. / под ред. Е.А. Суханова. М.: Волтерс Клувер, 2008. Публикация в СПС «КонсультантПлюс».

[3] Цветков И. В. Гражданско-правовая защита интеллектуальной собственности: дисс. ... к.ю.н.: 12.00.03. Ульяновск, 2004. С. 95–99.

[4] Гаврилов Э. П. Публикация решения суда о нарушении интеллектуальных прав // Патенты и лицензии. 2011. Январь. No 1. С. 25.

[5] Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С. 97.

[6] Цветков И. В. Гражданско-правовая защита интеллектуальной собственности: дисс. ... к.ю.н.: 12.00.03. Ульяновск, 2004. С. 95–99.

[7] Гражданское право: учеб. Том 1 / под ред. О.Н. Садикова. М.: Контракт, ИнфраМ, 2006. Публикация в СПС «КонсультантПлюс».