НОТАРИАТ В ГРАЖДАНСКОМ ОБОРОТЕ

Современные политические, социально-экономические преобразования в России требуют постоянного реформирования действующих правовых механизмов регулирования и обеспечения безопасности гражданского оборота, в том числе, и оборота недвижимости [6, с. 10]. Стремительное развитие цифровизации гражданского оборота диктуют требования правильных и скоординированных решений с целью стабилизации всей экономики государства, защиты прав и законных интересов общества и, в частности, граждан – собственников недвижимого имущества. За последние годы российский нотариат сделал мощный прорыв в области внедрения IT-технологий в своей деятельности: переход на электронный документооборот нотариата в России осуществлен с 01 января 2018 г., и сегодня в реестрах Единой информационной системы нотариата (далее – ЕИС) России регистрируется в электронном виде 100% всех нотариальных действий. Включение ЕИС нотариата в систему межведомственного электронного взаимодействия с Росреестром, МВД России, ФНС России, ЗАГС, банковскими и кредитными учреждениями обеспечивает возможность оперативной проверки необходимой информации.

29 декабря 2020 г. вступит в силу Федеральный закон от 27 декабря 2019 г. № 480-ФЗ [3] (далее – Закон № 480-ФЗ), позволяющий нотариат смело называть цифровым: Закон № 480-ФЗ предусматривает, помимо прочих нововведений, безличное обращение к нотариусам, возможность удостоверения сделок с участием двух и более нотариусов дистанционно.

Бесспорно, указанные нормы были приняты с целью обеспечения безопасности и надежности гражданского оборота в цифровой форме, и, к слову, нынешняя ограничительная ситуация не только в России, но и по всему миру, словно заставляет ускоренно переходить гражданский оборот в форматы цифровизации.

Трудно не согласиться с исследователями, считающими электронный нотариат нашим будущим [6, с. 11], однако, как и в любой, в этой сфере остается много нерешенных вопросов.

Законом № 480-ФЗ вносятся изменения и дополнения в Основы законодательства России о нотариате от 11 февраля 1993 г. [4] (далее Основы о нотариате), в частности, в ст. 42 Основ о нотариате предусматривается право нотариуса устанавливать личность физического лица при отсутствии удостоверяющего его личность документа и при наличии сомнений  относительно его личности посредством ЕИС персональных данных (биометрическая система), при этом, согласия проверяемого лица на обработку таким образом его биометрических данных не требуется.

Справедливо отмечает в своих трудах А.О. Иншакова о том, что в гражданском обороте – форме экономического оборота четко выделяются отношения, в которых объектом выступает информация, а действия с такой информацией выступают по сравнению с основными действиями служебными, при этом задача обеспечения баланса между тайной и гласностью стоит довольно остро [5, с. 8].

Следует полагать, к концу 2020 г. в России, если следовать логике законодателя, биометрическая система уже будет оснащена на достойном уровне для целей бесперебойного функционирования этого же цифрового нотариата, при этом, эта система должна быть наполнена сведениями о российских гражданах. Верится в это с трудом, если учитывать, что российские граждане пока не готовы, в первую очередь, морально предоставлять свои биометрические данные для хранения их государством, видя в этом систему чипирования, которая, уже работает во многих странах. Или государство готовит некий план, согласно которому население будет обязано беспрепятственно (в очередной раз без права голоса и возможности права выбора) предоставить ему все свои персональные данные под угрозой наказания в случае отказа предоставления? Такой вариант исключать не стоит. Или Россия вновь пойдет по пути решения проблем по мере их поступления, но не просчета и продумывания негативных последствий? И такой вариант не исключен. Вспомним конец 2019 года, когда ввиду неготовности Росреестра и иных контрагентов нотариата к масштабному электронному взаимодействию с нотариатом в форме электронного документооборота, а также по причине несовершенства информационных систем по всей России дал сбой сайт (электронная платформа) Росреестра, ввиду чего электронные нотариальные сделки просто «зависали» на 2-3 недели, страдали простые граждане – участники гражданского оборота, теряя свои финансы и время. Стоит отметить, что государство никак не возместило ни убытки, ни упущенную выгоду пострадавшим гражданам. Ситуация стабилизировалась спустя 3-4 месяца.

Нельзя не обратить внимания на такой важный момент, как невозможность при новом цифровом формате нотариальной деятельности проверки соответствия волеизъявления гражданина и разъяснения последствий нотариальных действий, которые осуществляются только при личном участии в данных действиях, и которые не выполнит никакая усовершенствованная программа. А, ведь, указанные действия составляют одну из главных задач нотариуса, а цифровой инструментарий в данном случае должен выполнять служебную роль, обсуживающую, вспомогательную, но не основную.

Но Закон № 480-ФЗ – это не все новое, что должно кардинально изменить нотариат и область его действия.

На рассмотрении в Госдуме находится законопроект № 925889-7 [7], направленный на создание в ЕИС нотариата единого реестра недееспособных и ограниченно дееспособных лиц. Как отмечают разработчики данного законопроекта, необходимость создания такого реестра обусловлена отсутствием в нашей стране информационного ресурса, который бы содержал данные об ограниченно дееспособных и недееспособных лицах, как и не предусмотрен порядок их учета и регистрации, при этом, потребность в оперативном установлении дееспособности возникает у нотариуса всегда в случаях оформления брачно-семейных отношений, заключения сделок и решения иных правовых вопросов. На сегодняшний день нотариусы запрашивают сведения о дееспособности физических лиц от Росреестра, в который данные сведения поступают из судов (ст. 32 Федерального закона от 13 июля 2015 г. № 218-ФЗ [2]) и вносятся в Единый государственный реестр недвижимости (далее – ЕГРН) [8].

Право и обязанность проверки нотариусом при удостоверении сделок дееспособности гражданина предусмотрена ст. 43 Основ о нотариате, и нотариус сегодня – единственный профессиональный участник гражданского оборота, обладающий такой специфической обязанностью, несмотря на то, что правовой регламентации самого механизма указанной проверки российское законодательство не содержит. Нотариус выясняет дееспособность гражданина, исходя из его возраста, способности понимать значение своих действий, а также ими руководить (адекватности гражданина) (ст.ст. 21, 26-28 Гражданского кодекса Российской Федерации [1]). Отметим, что дееспособность граждан нотариус самостоятельно устанавливает, наряду с проверкой документов, и посредством оценки поведения граждан, визуально, а также путем проведения беседы с ними, получения ответов на уточняющие вопросы и др., что также будет невозможным в определенных случаях с момента действия Закона № 480-ФЗ.

Законопроектом № 925889-7 предлагается внести нововведения в ст. 43 Основ о нотариате, в том числе, в виде указания закрытого перечня лиц, кому могут предоставляться Федеральной нотариальной палатой сведения из реестра ограниченно дееспособных и недееспособных лиц. Среди таких лиц законодатель указывает и на физических и юридических лиц, которые имеют доверенность от гражданина или его законного представителя. Какого именно гражданина, закон не уточняет, чем оставляет право на расширительное толкование данной нормы права. Если в данную категорию лиц могут включаться только граждане и юридические лица, имеющие доверенность от самого недееспособного (ограниченно дееспособного) лица), то следует признать норму как требующей доработки и уточнений. Если же в данную категорию могут включаться все граждане с доверенностью, тогда зачем делать указанный перечень закрытым?

Полагаем, законодатель имеет в виду доверенность от самого недееспособного (ограниченно дееспособного) лица, следовательно, большинству участников гражданского оборота предлагаемый ресурс будет недоступен. Но мы должны понимать, что сделки с недвижимостью – не все нотариальные, и в большинстве своем они как раз сопровождаются не нотариусами, а другими профессиональными участниками рынка недвижимости: риелторами, юристами агентств недвижимости, представителями застройщиков, банков и др. Не включен в данный закрытый перечень лиц и адвокат, который, следует полагать, из-за своего особого статуса и специфики деятельности к такому реестру и без доверенности должен иметь доступ. Для получения ими сведений о недееспособности (ограниченной дееспособности) лица законодатель закрыл дверь, оставив единственный рабочий вариант это осуществить – провести сделку нотариально, даже, если ее форма к этому не обязывает. В контексте сказанного есть ещё один важный момент – достаточно высокая стоимость нотариальных услуг, которая многим гражданам сильно бьет по карману.

Обобщая сказанное, следует констатировать, что и Закон № 480-ФЗ, предусматривающий безличное обращение к нотариусам, возможность удостоверения сделок с участием двух и более нотариусов дистанционно, и законопроект № 925889-7, направленный на создание в ЕИС нотариата единого реестра недееспособных и ограниченно дееспособных лиц, позволят нотариат смело называть цифровым, однако, многие вопросы в правовом регулировании цифрового нотариата в гражданском обороте остаются спорными. Ожидать россиянам обязательной чипизации, биометрии персональных данных, или такие новшества будут лишь правом выбора каждого, покажет время. Однако, с целью обеспечения безопасности и надежности гражданского оборота в цифровой форме, следует обратить внимание законодателя на такой важный момент, как невозможность при новом цифровом формате нотариальной деятельности проверки соответствия волеизъявления гражданина и разъяснения последствий нотариальных действий, которые осуществляются только при личном участии в данных действиях, и которые не выполнит никакая усовершенствованная программа. Указанные действия составляют одну из главных задач нотариуса, а цифровой инструментарий в данном случае должен выполнять служебную роль, обслуживающую, вспомогательную, но не основную.

Нововведения в ст. 43 Основ о нотариате, в том числе, в виде указания закрытого перечня лиц, кому могут предоставляться Федеральной нотариальной палатой сведения из реестра ограниченно дееспособных и недееспособных лиц, также требуют доработки. Сделки с недвижимостью – не все нотариальные, и в большинстве своем они сопровождаются не нотариусами, а другими профессиональными участниками рынка недвижимости. Законодатель же оставил единственный рабочий вариант получить указанные сведения – провести сделку нотариально, даже, если ее форма к этому не обязывает (сделка не требует нотариального удостоверения в силу закона).

Список литературы

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ: в ред. от 16.12.2019 // Собрание законодательства РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
  2. Федеральный закон от 13.07.2015 № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости»: в ред. от 25.05.2020 // Собрание законодательства РФ. 2015. № 29 (часть I). Ст. 4344.
  3. Федеральный закон от 27.12.2019 № 480-ФЗ «О внесении изменений в Основы законодательства Российской Федерации о нотариате и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2019. № 52 (часть I). Ст. 7798.
  4. Основы законодательства Российской Федерации о нотариате: утв. ВС РФ 11.02.1993 № 4462-1: в ред. от 27.12.2019 // Российская газета. № 49. 13 марта 1993 года.
  5. Иншакова А. О. Реакция права на вызовы высоких технологий в инновационной России // Legal Concept = Правовая парадигма. 2018. Т. 17. № 4. С. 6-15.
  6. Гончаров А.И., Иншакова А.О., Рыженков А.Я., Сандалова В.А., Давудов Д.А., Нотариат: учебник и практикум для бакалавриата, специалитета и магистратуры // Под ред. А.О. Иншаковой, А.Я. Рыженкова, М.: Издательство Юрайт, 2018. 419 с.
  7. Система обеспечения законодательной деятельности государственной автоматизированной системы «Законотворчество» – официальный сайт [Электронный ресурс]. Режим доступа: URL: https://sozd.duma.gov.ru. (дата обращения 15.06.2020).
  8. Федеральная служба государственной регистрации, кадастра и картографии – официальный сайт [Электронный ресурс]. Режим доступа: URL: https://rosreestr.ru. (дата обращения 15.06.2020).

 

 

List of references

  1. The Civil code of the Russian Federation (part one) of 30.11.1994 № 51-FZ: as amended on 16.12.2019 // Collection of legislation of the Russian Federation. 1994. № 32. St. 3301.
  2. Federal law № 218-FZ of 13.07.2015 «Оn state registration of real estate»: ed. from 25.05.2020 // Collection of legislation of the Russian Federation. 2015. № 29 (part I). St. 4344.
  3. Federal law of 27.12.2019 № 480-FZ «Оn amendments to the Basis of legislation of the Russian Federation on notaries and certain legislative acts of the Russian Federation» // Collection of legislation of the Russian Federation. 2019. № 52 (part I). St. 7798.
  4. Fundamentals of the legislation of the Russian Federation on notaries: approved Russian armed forces 11.02.1993 № 4462-1: ed. from 27.12.2019 // Russian newspaper. № 49. March 13, 1993.
  5. Inshakova A.O. Reaction of the law to the challenges of high technologies in innovative Russia // Legal Concept = The legal paradigm. 2018. Vol. 17. № 4. Pp. 6-15.
  6. Notary Public: textbook and workshop for undergraduate, specialist and master's programs // Ed. by A.O. Inshakova, A.Ya. Ryzhenkov. M.: yurayt Publishing house, 2018. 419 p.
  7. System of ensuring legislative activity of the state automated system «Lawmaking» - official site [Electronic resource]. Access mode: URL: https://sozd.duma.gov.ru. (accessed 15.06.2020).
  8. Federal service for state registration, cadastre and cartography-official website [Electronic resource]. Access mode: URL: https://rosreestr.ru. (accessed 15.06.2020).