КОНТЕНТ ИНТЕРНЕТ - САЙТА КАК ОБЪЕКТ АВТОРСКОГО ПРАВА

Подавляющее большинство информации, расположенной в веб-пространстве, представляет собой так называемый пользовательский контент. Это может быть информация, которая была размещена пользователем, то есть авторский контент и его производные, либо дубликат – материал, который был размещен сторонним пользователем,  не имеющим отношение к его созданию, повторно.

На протяжении последнего десятилетия большое количество исследований было направлено непосредственно на изучение природы пользовательского контента. Представляется, что в настоящее время роль контента, создаваемого в Интернете, не менее значима, нежели, например, результат деятельности маркетинговых агентств. Влияние на массовую культуру, развитие не только информационных технологий, но и социально—этических норм общества, является тому подтверждением.

Так, появление крупнейшей онлайн-энциклопедии, к которой хотя бы единожды обращался абсолютно каждый интернет-пользователь – «Википедия», значительно увеличило процент потребителей веб-ресурсов в целях получения необходимой информации, которая в данном контексте выступает разновидностью товара/услуги. Главной особенностью, благодаря которой данный ресурс является примером создания пользовательского контента, это наличие возможности каждого пользователя Интернет-сети вносить правки и редактировать содержимое информации, представленной в статьях Википедии. Таким образом, любой человек одновременно выступает в роли потребителя и творца.

Понятие пользовательского контента включает в себя сразу несколько основополагающих моментов. Это информация, которая:

  1. размещена в Интернете и доступна каждому;
  2. была создана любым пользователем ПК с наличием выхода в сеть;
  3. является результатом творческой деятельность создателя.

В этой связи необходимо учесть, что помимо вышеупомянутого, пользовательский контент определяют такие объекты Интернет-сайтов, которые размещены в социальных сетях и личных блогах: Instagram, ВКонтакте, Facebook, Twitter, LiveJournal или на новостных порталах, которые публикуют информацию, предлагаемую пользователями. Дополнительно это может быть информация, размещенная на порталах в формате отзывов о товарах и услугах: IRecommend.ru, otzovik.com и др.

Принимая во внимание современные реалии, при которых жизни без информационных технологий не представляется возможной для большинства, модерирование собственного пользовательского контента набирает обороты популярности, особенно среди молодежи.

Например, последние несколько лет вновь широкую популярность приобрел видеохостинг «YouTube», некогда утративший свою аудиторию. В данном случае можно смело говорить о возрождении данного информационного ресурса благодаря популяризации такого вида деятельности как «блогер» – владелец сайта и (или) сайта и (или) страницы сайта в сети «Интернет», на которых размещается общедоступная информация и доступ, к которым в течение суток составляет более трех тысяч пользователей сети «Интернет». На основании норм российского законодательства каждый блогер обязан разместить на своих сайте или странице сайта в сети «Интернет» свои фамилию и инициалы, электронный адрес для направления ему юридически значимых сообщений. [1]

Изначально платформа YouTube была запланирована как хостинг, предоставляющий пользователям услуги хранения и размещения видеоклипов на безвозмездной основе. В настоящий момент наиболее популярная форма размещения пользовательского контента – это видеоролики, в связи с чем YouTube является популярнейшим видеохостингом в мире по количеству посетителей, а также источником заработка немалого количества представителей малого и среднего бизнеса, а именно – блогеров.

По образу и подобию иных Интернет-платформ на «ютубе» потребители так же могут оценивать и оставлять обратную связь (подписки, лайки, дислайки, комментарии), вносить изменения в контент, например жаловаться на размещение неприемлемого контента, а также загружать, просматривать и делиться контентом.

Также, сегодня высоким уровнем популярности обладает Instagram, который за десять лет от платформы для размещения изображений превратился в полноценную социальную сеть с возможностью реализации коммерческой деятельности, коммуникации с другими пользователями, а также публикации новостей наравне с крупнейшими информационными порталами.

Учитывая интенсивность интеграции роли контента в повседневную жизнь современного общества, возникают вопросы по защите авторских и смежных прав на размещаемую информацию. Во-первых, являются ли действия по созданию такого контента правомерными. Во-вторых, правомерно ли потребление данного контента третьими лицами, которые не имели никакого отношения к его созданию.

Следовательно, с юридической точки зрения пользовательский контент может быть дифференцирован на три типа:

  1. Авторский пользовательский контент, к которому можно отнести текст, фотографии, созданные пользователем и загруженные в сеть «Интернет», а также аудиовизуальные произведения. В данном случае правовой режим сохраняется в классическом виде и не имеет особенность при условии, что объект охраны авторским правом соответствует всем необходимым критериям (оригинальность, уровень творчества);
  2. Дублированный пользовательский контент – копии охраняемых произведений третьих лиц, которые в свою очередь не подвергались каким-либо изменениям, например, экранные копии фильмов и др. Несмотря на отсутствие редактирования и творческого процесса по отношению к объекту, даже простое его использование или создание копии без согласования с правообладателем является нарушением норм авторского права;
  3. Производный пользовательский контент – результат использования объекта авторского права для создания третьего произведения, например, в музыке – «ремикс», в литература – «фанфики», и т.д. Особенность данного контента заключается в использовании составных частей объекта, находящегося под защитой авторского права, для создания нового продукта.

Рассмотрим данный кейс на примере создания фанфиков, от анг.  fan fiction – литературные произведения, которые создаются поклонниками того или иного произведения кинематографа/литературы с использованием персонажа(ей) из первоначального источника.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ N 10 персонаж - это часть произведения, содержащая описание или изображение того или иного действующего лица в форме (формах), присущей (присущих) произведению: в письменной, устной форме, в форме изображения, в форме звуко- или видеозаписи, в объемно-пространственной форме и др., и только автору или иному правообладателю принадлежит исключительное право использовать персонаж любым способом, в том числе путем переработки. [2]

Правовая природа данного жанра спорна, так как в настоящее время статус «фанфиков» не определен. С одной стороны, при создании третьего произведения затрагиваются объекты авторского права, которые попадают под юридическую защиту в качестве результата осуществления творческой и интеллектуальной деятельности. С другой – фанфики также могут быть признаны самостоятельным результатом творческого труда. В данном случае нарушаются интеллектуальные права на персонажа, однако, существуют иные примеры.

На протяжении десятилетия одним из наиболее популярных произведений для создания фанфиков являлась новелла о Гарри Поттере, в связи с чем Джон Роулинг – автор серии книг и обладатель интеллектуальной собственности, соответственно, дала добро на заимствование при условии, что все произведения будут размещаться в сети Интернет на безвозмездной основе.

Таким образом, правообладатели фактически имеют возможность контролировать распространение произведений, созданных фанатами, при условии, что они используют отдельных персонажей или защищенное имя. В то же время значительная часть таких производных работ основана на заимствовании участка, который, в свою очередь, не распространяется на охраняемые объекты авторского права.

Ранее в российской доктрине выдвигались предложения по защите системы изображений произведений. Тем не менее, ни система изображений, ни сюжет не защищены авторским правом, а также идеями, лежащими в основе произведений. В связи с этим создание произведений с аналогичным уже существующим сюжетом не будет являться нарушением интеллектуальных прав.

Подобные вопросы возникают в отношении более общей группы производных произведений, созданных пользователями, – гибридных работ, которые основаны на известной оригинальной работе, которая составляет большую часть созданного объекта. А также фрагменты, добавленные новым «соавтором».

Чаще всего законность создания смешанных произведений оправдывается истечением срока защиты, когда за основу берется произведение, которое перешло в общественное достояние. Тем не менее искажение такого произведения следует рассматривать как нарушение прав на неприкосновенность, защиту чести, достоинства и деловой репутации, которые, в соответствии с российским законодательством, охраняются на неопределенный срок (ст. 1266 ГК РФ). [3]

Тем не менее, эти права не считаются бессрочными во всех странах, что позволяет в определенных обстоятельствах создавать такое произведение без какого-либо согласия.

Как правило, в международном сообществе нет бессрочного права на неприкосновенность произведения: ст. 9 Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС), ст. 6 Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений от 9 сентября 1886 г. [4]

Если сроки защиты оригинального произведения не истекли, то, как и в случае с фанфиком, происходит создание производного произведения. Ввиду этого действия по созданию коллажей произведений без согласия правообладателя это следует рассматривать как нарушение интеллектуальных прав, что, однако, оставляет приемлемым создание коллажей в стиле пародии (пункт 4 статьи 1274 Гражданского кодекса Российской Федерации), а также цитирование оригинальных произведений (подпункт 1 пункта 1 статьи 1274 Гражданского кодекса Российской Федерации) или их использование в качестве иллюстрации (подпункт 2 пункта 1 статьи 1274 Гражданского кодекса Российской Федерации). [5]

Как видно из приведенных выше примеров, в основе проблемы пользовательского контента лежит такое понятие авторского права, как производное произведение.

Современное состояние российского законодательства по этому вопросу характеризуется следующим.

Под производным произведением в пункте 2 ст. 1259 ГК РФ понимается такая работа, которая является обработкой другой работы. Согласно пункту 1 ст. 1260 ГК РФ, автор производного произведения (обработка, экранизация, аранжировка, инсценировка или другое подобное произведение) владеет авторским правом на обработку другого (оригинального) произведения.

В соответствии с подп. 9 стр. 2 Статья 1270 ГК РФ, обработка произведения признается одним из способов его использования. В соответствии с пунктом 3 ст. 1260 Гражданского кодекса Российской Федерации, автор производного или составного произведения осуществляет свое авторское право при условии соблюдения прав авторов на произведения, использованные для создания производного или составного произведения.

Из этих стандартов следует, что:

  • для создания пользовательского контента, как правило, необходимо получить согласие правообладателя на оригинальную работу. Осуществление пользователем обработки без получения согласия правообладателя на оригинальное произведение и без выплаты ему вознаграждения представляет собой нарушение в силу пп. 3 стр. 1 ст. 1229 ГК РФ. Разумеется, нарушения не происходит, если пользователь обрабатывает произведение, срок действия защиты авторского права которого истек, или действует в рамках случаев, установленных ГК РФ для свободного использования интеллектуальной собственности (например, создает пародию или карикатура – п. 4 ст. 1274 ГК РФ). Однако такие обстоятельства не всегда случаются;
  • даже если пользовательский контент, созданный на основе произведений третьих лиц, является защищенным объектом авторского права, права пользователя - автора контента – «парализованы» в силу п. 3 ст. 1260 ГК РФ. [6]

Следует отметить, что обычная модель получения разрешения от правообладателя на обработку произведения, заключение лицензионного соглашения на отдельных условиях, не работает в случае создания пользовательского контента, поскольку затраты на поиск правообладателя, ведение переговоров, оформление отношений и выплата вознаграждения совершенно несопоставимы с целями пользователя.

В настоящее время нет единой позиции относительно оптимального правового режима для пользовательского контента. И, учитывая быстрое развитие технологий, невозможно исключить выявление новых проблем, которые заставят нас взглянуть на эту проблему с другой точки зрения.

Обсуждая возможную реформу авторского права, Европейская комиссия пришла к выводу, что не требуется никаких специальных правил в отношении контента, созданного пользователями.

Основная проблема, связанная с этим, заключается в том, что пользователи чаще всего создают производные произведения, что, как правило, требует согласия правообладателя.

Однако особенность произведений, размещенных в сети Интернет, как правило, заключается в том, что крайне сложно идентифицировать правообладателя, а также определить применимое законодательство, в соответствии с которым устанавливаются требования к созданию производных произведений, случаи свободного использования и т.д. будет определено. Ученые признают, что большинство пользователей сетевых ресурсов вряд ли будут соблюдать такие ограничения, и отследить каждое нарушение практически невозможно.

В связи с этим Еврокомиссия, обсуждая пользовательский контент, должна была решить принципиальный вопрос: идти ли по пути расширения случаев свободного использования или повышать доступность лицензионных соглашений. В первом случае сложность заключается в необходимости выработки общего понимания содержания пользовательского контента - до тех пор, пока это понятие скрывает качественно иные явления, невозможно разработать дополнительные случаи свободного использования. В результате предпочтение было отдано второму из этих решений: загружаемый интернет-файл оригинала произведения должен содержать метаданные франчайзера, что позволит пользователю, желающему создать производное произведение, идентифицировать правообладателя и предложить ему подписать лицензионный договор.

Однако мировая практика уже имеет опыт определения режима использования пользовательского контента на уровне законодательства. В 2012 году в закон об авторских правах Канады была введена статья 29.21, в которой не допускается нарушение авторских прав использованием или дублированием физическим лицом существующего произведения или иного объекта, который был опубликован или иным образом обнародован, для создания нового произведения или объекта, охраняемого авторским правом, а также использованием физическим лицом или с разрешения физических лиц члена семьи нового произведения или иного объекта, либо с разрешения посредника для распространения, если:

  • использование или разрешение на распространение нового произведения или иного объекта осуществляется исключительно в некоммерческих целях;
  • источник и, если указано в источнике, наименование автора, исполнителя, продюсера или организации эфирного вещания; наименование существующего произведения или иного объекта, если такое указание обосновано соответствующими обстоятельствами;
  • физическое лицо имеет разумные основания полагать, что существующее произведение или иной объект, в зависимости от обстоятельств, не нарушает авторское право;
  • использование или разрешение на распространение нового произведения или иного объекта не оказывает существенного негативного влияния, финансового или иного, на использование или потенциальное использование оригинального произведения, а также на существующие или потенциальные рынки сбыта оригинального произведения, в том числе на то, что новое произведение или иной объект не является заменой оригинала. Конечно, это правило можно подвергнуть критике. [7]

Например, она распространяется только на создание пользовательских произведений отдельными авторами-индивидуумами и не охватывает сферу коллективного творчества (соавторства), что можно считать определенным недостатком данного правила, так как создание пользовательского контента в соавторстве (например, группой подростков) является довольно распространенным явлением.

Принятие этой нормы позволит сделать оборот прав интеллектуальной собственности в цифровой среде более прозрачным, вывести огромное количество объектов авторского права из «серой» зоны, а также ликвидировать ситуацию ежедневных массовых нарушений закона пользователями Интернета. [8]

В связи с вышеизложенным, предлагается дополнить положения ГК РФ о случаях свободного использования объектов авторского права и смежных прав нормой, допускающей возможность создания и использования пользователями сети Интернет без согласия автора или иного обладателя исключительных прав на оригинальное произведение и без выплаты вознаграждения производного произведения в некоммерческих целях, при условии, что это не наносит вреда использованию оригинального произведения. [9]

Одной из главных особенностей пользовательского контента в социальных сетях является значительный коммерческий потенциал такого контента.

В этом случае пользователь сохраняет исключительное право на размещенный им результат интеллектуальной деятельности, но обычно в силу пользовательских соглашений владельцу сетевого ресурса предоставляется лицензия на эти материалы.

В частности, в соответствии с пользовательским соглашением Facebook, пользователь предоставляет организации лицензию на использование любых материалов, подлежащих защите прав интеллектуальной собственности на размещенные материалы до момента удаления указанных материалов, за исключением случаев, когда материалы были переданы другим лицам и не были ими удалены. Аналогичные положения изложены в пользовательском соглашении для YouTube и Twitter. [10,11]

Предоставление такой лицензии социальной сети позволяет владельцам последней использовать изображения и видеоролики, размещенные пользователями, и извлекать выгоду из их использования в рекламе, что, безусловно, может увеличить доход организации. Поскольку все лицензии, предоставляемые пользователями, являются бесплатными и не требуют отправки отчета правообладателю, пользователи не получают никакого дополнительного дохода. Однако большинство социальных сетей не используют контент, помеченный как «конфиденциальный», а остальные используют его только в рекламе, связанной с сайтом.

В результате такой широкой лицензии, которую владелец сайта получает за пользовательский контент, появляются предложения ввести дополнительную защиту для последнего. Однако, в этой области, как и в других областях, связанных с современными технологиями, пользователи сами способны корректировать те или иные несбалансированные решения.

Вопрос о действительности таких лицензионных соглашений остается актуальным. Чаще всего интернет-сайты требуют от пользователя принять условия пользовательского соглашения, основанного на модели «click-wrap agreement», то есть контракты, заключенные щелчком мыши, прежде чем разрешить пользователю размещать контент. В Соединенных Штатах Америки такие соглашения считаются заключенными и действительными. Такая же практика, вероятно, должна быть применена и к пользовательским соглашениям несмотря на то, что большинство пользователей фактически не читают их текст – американские суды рассматривают только вопрос о том, была ли пользователю предоставлена возможность ознакомиться с условиями использования сайта. Судебная практика и доктрина европейских стран также подтверждают действительность таких соглашений.

Следует отметить, что российские суды (как арбитражные суды, так и суды общей юрисдикции) обычно признают действительность соглашений, заключенных по модели click-wrap.

В силу этой относительно единообразной практики нет оснований считать недействительными лицензионные соглашения, заключенные с сетевыми ресурсами. Дабы иметь больше возможностей для использования создаваемого контента, пользователи должны быть более осторожны при принятии пользовательских соглашений.

 

Библиографический список:

  1. Федеральный закон Российской Федерации от 5 мая 2014 г. N 97-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон „Об информации, информационных технологиях и о защите информации“ и отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам упорядочения обмена информацией с использованием информационно-телекоммуникационных сетей» // «Российская газета», Федеральный выпуск № 6373, 7 мая 2014 г. [Электронный ресурс]. – URL: http://www.consultant.ru/ (дата обращения: 01.05.2020).
  2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" // "Бюллетень Верховного Суда РФ", N 7, июль, 2019. [Электронный ресурс]. – URL: http://www.consultant.ru/ (дата обращения: 01.05.2020).
  3. «Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая)» от 18.12.2006 N 230-ФЗ (ред. от 18.07.2019). [Электронный ресурс]. – URL: http://www.consultant.ru/ (дата обращения: 27.04.2020).
  4. Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений (принята в г. Берне 09.09.1886) // Бюллетень международных договоров, N 9, 2003. [Электронный ресурс]. – URL: http://docs.cntd.ru/document/1900493 (дата обращения: 01.05.2020).
  5. Сухарева А.Е., Туркин Р.Э. Охрана персонажа авторским правом РФ и США // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. 2017. N 5. С. 37 - 46.
  6. «Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая)» от 18.12.2006 N 230-ФЗ (ред. от 18.07.2019). [Электронный ресурс]. – URL: http://www.consultant.ru/ (дата обращения: 01.05.2020).
  7. Закон об авторском праве Канады, 1921. [Электронный ресурс]. – URL: https://www.wipo.int/news/ru/wipolex/2016/article_0018.html (дата обращения: 02.05.2020).
  8. Зенин И.А. Право интеллектуальной собственности: Учебник. М., 2011.
  9. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М., 2001.
  10. Условия использования YouTube. [Электронный ресурс]. – URL: https://www.youtube.com/static?template=terms&gl=RU (дата обращения: 02.05.2020).
  11. Условия предоставления сервисов Твиттера. [Электронный ресурс]. – URL: https://twitter.com/ru/tos. (дата обращения: 02.05.2020).

 

References:

  1. Federal'nyj zakon Rossijskoj Federacii ot 5 maya 2014 g. N 97-FZ «O vnesenii izmenenij v Federal'nyj zakon „Ob informacii, informacionnyh tekhnologiyah i o zashchite informacii“ i otdel'nye zakonodatel'nye akty Rossijskoj Federacii po voprosam uporyadocheniya obmena informaciej s ispol'zovaniem informacionno-telekommunikacionnyh setej» // «Rossijskaya gazeta», Federal'nyj vypusk № 6373, 7 maya 2014 g. [Elektronnyj resurs]. – URL: http://www.consultant.ru/ (data obrashcheniya: 01.05.2020).
  2. Postanovlenie Plenuma Verhovnogo Suda RF ot 23.04.2019 N 10 "O primenenii chasti chetvertoj Grazhdanskogo kodeksa Rossijskoj Federacii" // "Byulleten' Verhovnogo Suda RF", N 7, iyul', 2019. [Elektronnyj resurs]. – URL: http://www.consultant.ru/ (data obrashcheniya: 01.05.2020).
  3. «Grazhdanskij kodeks Rossijskoj Federacii (chast' chetvertaya)» ot 18.12.2006 N 230-FZ (red. ot 18.07.2019). [Elektronnyj resurs]. – URL: http://www.consultant.ru/ (data obrashcheniya: 27.04.2020).
  4. Bernskaya konvenciya ob ohrane literaturnyh i hudozhestvennyh proizvedenij (prinyata v g. Berne 09.09.1886) // Byulleten' mezhdunarodnyh dogovorov, N 9, 2003. [Elektronnyj resurs]. – URL: http://docs.cntd.ru/document/1900493 (data obrashcheniya: 01.05.2020).
  5. Suhareva A.E., Turkin R.E. Ohrana personazha avtorskim pravom RF i SSHA // Intellektual'naya sobstvennost'. Avtorskoe pravo i smezhnye prava. 2017. N 5. S. 37 - 46.
  6. «Grazhdanskij kodeks Rossijskoj Federacii (chast' vtoraya)» ot 18.12.2006 N 230-FZ (red. ot 18.07.2019). [Elektronnyj resurs]. – URL: http://www.consultant.ru/ (data obrashcheniya: 01.05.2020).
  7. Zakon ob avtorskom prave Kanady, 1921. [Elektronnyj resurs]. – URL: https://www.wipo.int/news/ru/wipolex/2016/article_0018.html (data obrashcheniya: 02.05.2020).
  8. Zenin I.A. Pravo intellektual'noj sobstvennosti: Uchebnik. M., 2011.
  9. Pokrovskij I.A. Osnovnye problemy grazhdanskogo prava. M., 2001.
  10. Usloviya ispol'zovaniya YouTube. [Elektronnyj resurs]. – URL: https://www.youtube.com/static?template=terms&gl=RU (data obrashcheniya: 02.05.2020).
  11. Usloviya predostavleniya servisov Tvittera. [Elektronnyj resurs]. – URL: https://twitter.com/ru/tos. (data obrashcheniya: 02.05.2020).