ОСОБЕННОСТИ ПРАВОСОЗНАНИЯ ОСУЖДЕННЫХ

FEATURES OF SENSE OF JUSTICE OF CONVICTS

Исследование правосознания осужденных имеет важное теоретическое и практическое значение, так как формирование правомерного добропорядочного поведения возможно лишь после изменения внутреннего отношения индивида к действующему праву. Эффективность уголовного наказания определяется не только восстановлением социальной справедливости, но и исправлением осужденного, которое невозможно без коррекции деформированного правосознания.

В структуре правосознания различают систему знаний о праве (правовая идеология) и правовые чувства (правовая психология). Единство этих сфер обнаруживает взаимодействие рационального и иррационального в правосознании. У каждой социальной группы можно выделить особенности правосознания, существуют они и у осужденных. Раскроем их в наиболее общем виде.

Неоднородность. Осужденные не представляют собой однородную группу лиц, применительно к которой можно было бы привести однозначный и исчерпывающий перечень характерных черт правового сознания. Это связано с различной природой совершенных преступлений и характером уголовного наказания. Отметим, что правосознание лиц, которые совершили насильственные преступления, отличается от правосознания осужденных за корыстные преступления либо преступления против порядка управления. Более того, нельзя механически подходить к вопросу о содержании правосознания лиц, которые совершили преступления одного и того же вида. У каждого осужденного формы и уровень деформированного представления о праве отличаются неповторимостью и уникальностью. Вместе с тем анализ индивидуальных особенностей правосознания невозможен без исследования ряда общих проблем.

Иерархичность целей формирования правосознания осужденных. Главной целью формирования правосознания является формирование установок на отказ от совершения преступлений, то есть индивидуальная, частная превенция. Эта цель может быть достигнута как напрямую путем суровости уголовного наказания (режимные ограничения), так и опосредовано, путем формирования различных положительных социально-правовых установок законопослушного поведения. Это становится возможным благодаря действию разных средств: социальных (получение профессии), юридических (применение поощрений и взысканий), воспитательных (проведение бесед), религиозных (церковное окормление) и т.д. Иными словами, иерархичность целей формирования правосознания осужденных сочетается со множеством средств их достижения, поэтому совсем не обязательно в ходе того или иного процесса давать осужденному полные знания о действующей системе права. Важно раскрыть правовые способы удовлетворения его социальных потребностей, сформировать представление о важности правовых норм.

Высокий уровень нигилизма также является характерной чертой правосознания осужденных. Отрицательное отношение к существующему праву может иметь разные причины и формы внешнего выражения. Максимальный учет индивидуальных особенностей позволит эффективнее организовать правовоспитательный процесс.

В качестве еще одной значимой особенности правосознания осужденных следует отметить юридический эгоцентризм, особенностями которого являются убежденность в несправедливости назначенного судом наказания, предвзятости (а иногда и незаконности) действий сотрудников правоохранительной системы, злоупотребление правом на обжалование действий должностных лиц.

Одно из характерных черт правосознания осужденных является его неэффективность. Здесь важно обратить внимание на функции правосознания, такие как познавательная, оценочная, регулятивная, прогностическая, коммуникативная. Их реализация у осужденных носит дискретный характер, то есть отличается неразвитостью и локальностью. Другими словами, правосознание не используется осужденными как средство познания и оценки окружающих явлений (большим приоритетом пользуются оценки «достойное/недостойное», чем «законное/незаконное»). Правосознание не служит средством общения и регулятором поведения в силу преобладания криминальных субкультурных элементов (воровские законы, жаргон, татуировки, символика и т.д.) в фактическом поведении.

Преобладание криминальной морали в системе правовых и нравственных ценностей также образует специфику правосознания осужденных. В целом, для правосознания российского общества вообще характерно преобладание морали над правовыми знаниями и ценностями. Это предположение подтверждается различными научными исследованиями.

Так, по выражению К.А. Абульхановой-Славской, моральные представления являются стержнем всей системы, так называемым системообразующим фактором и представляют собой механизм сознания и становления личности. Моральные представления личности – это понимание, оценивание моральных норм, интерпретации тех случаев, когда личность осознает свои права и обязанности, их ограничения, что позволяет ей воспринимать, оценивать и представлять себя в различных моральных ситуациях.

При формировании правосознания осужденных необходимо учитывать существование указанных выше особенностей. Индикаторами правосознания осужденных являются их отношение к назначенному уголовному наказанию и правовое поведение в период отбывания наказания и после освобождения. Исходя из этого основная задача при формировании правосознания – это закрепление установки на правомерный тип поведения и отказ от преступления как средства удовлетворения индивидуальных потребностей и интересов. В связи с этим формирование правосознания может осуществляться разными путями благодаря многообразию средств (юридических, воспитательных, религиозных, психолого-педагогических и ряда других). Каждое из средств позволяет сформировать у осужденных представление о недопустимости дальнейшего преступного поведения. Вместе с тем нельзя не учитывать, что эффективность религиозных, психологических и юридических средств находится в непосредственной зависимости от индивидуальных особенностей осужденных.               

 Литература:

  1. Абульханова-Славская К.А., Еникаева Р.Р.  Российский менталитет или игра без правил? // Российский менталитет. Психология личности, сознание, социальные представления. М., 1996. С. 4-27.
  2. Ильин И.А. О сущности правосознания / Собр. Соч. в 10 т. – М.: Русская книга. 1994. – Т.4. – С. 127.

Literature:

  1. Abulkhanova-Slavskaya K.A., Yenikayeva R.R. Russian mentality or game without rules? //Russian mentality. Personality psychology, consciousness, social perceptions. M, 1996. Page 4-27.
  2. Ilin I.A. On the Essence of the Legal Consciousness/Sobr. Соч. In 10 vol. - M.: Russian book. 1994. – T.4. – PAGE 127.