КОММУНИКАТИВНОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ РЕЧИ АДВОКАТА (НА ПРИМЕРЕ АНГЛОЯЗЫЧНОГО ДИСКУРСА)

COMMUNICATIVE IMPACT OF THE LAWYER'S SPEECH (ON THE EXAMPLE OF ENGLISH-LANGUAGE DISCOURSE)

Функция речи адвоката особенно значима и важна. Она нацелена на переквалификацию преступного деяния после речи обвинителя, а также предоставление надлежащих доказательств для изменения меры наказания обвиняемого. Защитная речь представляет шанс правозащитнику в заключительной части судебного разбирательства показать себя профессионалом высокого класса, устранить возможные ошибки, допущенные ранее, и защитить интересы ответчика. В этой связи будет целесообразно исследовать одну из областей правовой лингвистики, предметом изучения которой является, в частности, речевое поведение адвоката на примере английского судебного дискурса.

Кристофер Уитт утверждает: «Воздействие – это способность вызывать некоторые изменения в мыслях, чувствах, отношениях, восприятии, ценностях, действиях или поведении людей. Всякий раз, когда вы произносите речь, вы, по сути, пытаетесь повлиять на свою аудиторию». (1)

Эффективность оказания коммуникативного речевого воздействия на аудиторию определяется стратегией адвоката.

Как отмечает Г. В. Кубиц «под термином «стратегия» мы понимаем модель речевого поведения адвоката в определенной ситуации для достижения поставленных коммуникативных задач». (2)

В адвокатской практике применяют следующие стратегии защищающей стороны:

  • стратегия защиты: осуществляется с помощью тактики фрагментарного признания вины; также адвокат ссылается на неадекватность поведения подсудимого и его положительную характеристику.
  • стратегия наступления: заключается в обнаружении промахов прокурора, осуществляется с помощью компрометации, критических замечаний, высмеивания обвиняемой стороны.
  • стратегия эмоционального влияния: строится на взывании к милосердию, справедливому отношению, создание особой картины происходящего.

А.В. Мальцева выделяет две основные тактики в стратегии адвокатской защиты: тактику нападения и тактику психологического воздействия. Обе тактики максимально используют всевозможные лингвистические средства и приемы речевого воздействия. (3)

Применение адвокатом конкретной стратегии и тактики, по определению Сафроновой Т.С., преследует две цели:

1) полная или фрагментарная дискредитация созданного обвинителем мнения.

2) формирование в сознании присяжных заседателей соответствующего эмфатического впечатления, которое бы превышало созданное предыдущим оратором. (4)

Американские адвокаты, следуя точной защитной тактике и несомненному торжеству закона, проявляют соответствующий западной ментальности максимализм, их утверждения категоричны; основным обоснованием защиты является обращение более к здравому смыслу, нежели к моральным нормам.

Известный английский адвокат Кейт Эванс говорит о современных подходах к судоговорению, замечает, что современный язык стал более живым, с более короткими предложениями, с меньшим употреблением латинизмов. В настоящее время адвокаты гораздо реже ссылаются на классические тексты, Библию, обращаются к аллюзиям из них. (4)

Американское судебное разбирательство включает порой показные и драматические моменты, что является правомерным методом разрешения противоречий.

Адвокатский дискурс также предполагает применение тактики неприятия обвинения: «The State has no proof, none whatsoever, to demonstrate to you that this was not an act of self-defense». (Нет никаких абсолютно никаких доказательств, доказывающих, что это не было актом самообороны). (5)

Используется также тактика компрометирования свидетельских показаний, аргументов обвинителя и заключений расследования: «What is proof beyond a reasonable doubt? Well, in Virginia we don’t have a specific definition of proof beyond a reasonable doubt. So what is it? Well, it’s really what it is to each of you. Sometime it’s referred to as a moral certainty». (Что такое доказательство, которое оставляет вас твердо убежденным в виновности подсудимого? Да, в Вирджинии не существует специального понятия точного доказательства. Так что же это такое? Да, это на самом деле, то, в чем нуждается каждый из вас. То, что иногда называют моральной уверенностью.) (6)

В защитной речи употребима также тактика нападок через инсинуацию, когда, к примеру, следует намек защитника о возможной причастности полиции к пропаже часов. «Pounds went missing from the athlete’s bedroom on the day». (7)

Зачастую применяется тактика, формирующая позитивный имидж обвиняемого. «Pistorius was asked about a Valentine’s card the day she died». (7)

В речи адвоката обвиняемый представлен искренне раскаявшимся: “I've tried to put my words on paper many times to write to you but no words would ever suffice.” (7)

Заключительное слово, обращенное к присяжным, представляет собой итоговое сконцентрированное обоснование защиты. Например: «By youг decision you control his very life in your hand’s». (По вашему решению держится его жизнь в ваших руках). (8)

Для усиления коммуникативного воздействия защитник периодически использует различные тропы и средства стилистики: метафоры, инверсию, оценочные эпитеты, сравнения, клише, риторические вопросы.

В результате речевого коммуникативного воздействия на аудиторию адвокат должен сформировать естественное принятие идеи невиновности обвиняемого.

Итак, владение правозащитником коммуникативными навыками в правовой деятельности настолько велико, что оно может влиять на ход судебного разбирательства. Даже краткий анализ темы адвокатского дискурса свидетельствует о многостороннем подходе к ее освещению и перспективности ее изучения в дальнейшем.

 

Список литературы:

 

  1. Ch. Witt. Real Leaders Don’t Do Power Point, New York: Random House, 2012, 256 с.
  2. Г. В. Кубиц. Стратегия речевого воздействия в судебном дискурсе, Вестник Челябинсккого гос. универ., 2011, №33(248). Филология,искусствоведение, Вып. 60, 80-82 с.
  3. Мальцева А. В. Стратегии речевого воздействия в профессиональной коммуникации, автореф. дис. канд. филол. наук., Челябинск, 2011, 22 с.
  4. Evans. K., Advocacy in Court: a Beginner’s Guid Kevans-London: Oxford University Press, 1995, 206 с.
  5. Excerpts from prosecutor Marcia Clark’s closing arguments, in the O.J. Simpson murder case, Sept. 26.1995. URL: http: //www.usatoday.com/news/index/nns28.htm
  6. Jim Garrison’s closing summation The Col. L Fletcher Prouty Referens Sity [Electronic resource] URL: https://www.prouty. org./closing.html
  7. day (электронный ресурс)
  8. Attorney Peter D. Greenspun Closing Argument by Defense, The Washington Post, URL: http: //www.Washingtonpost.com/wp-dyn/contentarticle/2005/08/012005080100697_5.html

 

References:

  1. Ch. Witt. Real Leaders Don’t Do Power Point, New York: Random House, 2012, p. 256.
  2. G. V. Kubic. Strategija rechevogo vozdejstvija v sudebnom diskurse, Vestnik Cheljabinskkogo gos. univer., 2011, №33(248). Filologija,iskusstvovedenie, Vyp. 60, p. 80-82.
  3. Mal'ceva A. V. Strategii rechevogo vozdejstvija v professional'noj kommunikacii, avtoref. dis. kand. filol. nauk., Cheljabinsk, 2011, p. 22.
  4. Evans. K., Advocacy in Court: a Beginner’s Guid Kevans-London: Oxford University Press, 1995, p. 206.
  5. Excerpts from prosecutor Marcia Clark’s closing arguments, in the O.J. Simpson murder case, Sept. 26.1995. URL: http: //www.usatoday.com/news/index/nns28.htm
  6. Jim Garrison’s closing summation The Col. L Fletcher Prouty Referens Sity [Electronic resource] URL: https://www.prouty. org./closing.html
  7. day (jelektronnyj resurs)
  8. Attorney Peter D. Greenspun Closing Argument by Defense, The Washington Post, URL: http: //www.Washingtonpost.com/wp-dyn/contentarticle/2005/08/012005080100697_5.html
ф