ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ СТУАТУС ЛИЦА, В ОТНОШЕНИИ КОТОРОГО ПОСТУПИЛ ЗАПРОС О ВЫДАЧЕ ДЛЯ УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ ИЛИ ИСПОЛНЕНИИ ПРИГОВОРА

PROCEDURAL STATUS OF A PERSON WHO HAS RECEIVED AN EXTRADITION REQUEST FOR CRIMINAL PROSECUTION OR EXECUTION OF A SENTENCE

Уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации закрепляет определенные права и обязанности для каждого лица, которое участвует в судопроизводстве. Данные права и обязанности являются неотъемлемой частью процессуального статуса лица и необходимы для защиты своих прав, законных интересов, чести и достоинства. Данная защита возникает с момента участия лица в уголовном процессе и приобретением им определённого процессуального статуса (подозреваемого, обвиняемого и т.д.).

В настоящее время актуальным вопросом является определение процессуального статуса лица, в отношении  которого поступил запрос о выдаче от другого государства для уголовного преследования или исполнения приговора. В российском уголовно-процессуальном законодательстве не находит своего закрепления правовой статус лица, подлежащего выдаче другому государству. Вследствие этого возникают сложности в предоставлении данному лицу прав для защиты своих интересов.

В связи с чем, в данной статье будут предприняты попытки выдвинуть предложения по конкретизации процессуального статуса лица именно в рамках Главы 54 УПК РФ, определив при этом понятие лица подлежащего выдачи иностранному государству, его круг прав и обязанностей, как участника процессуальных правоотношений.

В нормативно-правовых актах, а также в трудах ученых и практиков употребляются различные правовые конструкции выдачи лица, в отношении которого поступил запрос от другого государства. Так, в правоприменительной практике апелляционный суд при рассмотрении дела относил данных лиц к «экстрадируемым»[1]. В гл. 54 УПК РФ употребляются следующие правовые конструкции: «выдаваемое лицо», «запрашиваемое лицо к выдаче». В некоторых научных трудах данных лиц приравнивают к «подозреваемым» или «обвиняемым»[2]. Данное многообразие правовых конструкций влияет на понимание правовой природы лиц, запрашиваемых к выдаче. Поэтому некоторыми ученными вносились предложения о законодательном закреплении единого для всех понятия. В частности А.Е. Косарева, предлагала закрепить в ст. 460.1 гл. 54 УПК РФ следующее понятие: «Запрашиваемое к выдаче лицо – это гражданин иностранного государства, в отношении которого компетентными органами Российской Федерации проводится экстрадиционная проверка, а равно в отношении которого Генеральным прокурором Российской Федерации либо его заместителем принято решение о выдаче».[3] Данная формулировка довольно ясно и полно раскрывает сущность предложенной дефиниции.

Хоть данная формулировка и раскрывает сущность предложенной дефиниции, однако мы предполагаем на основе анализа действующего уголовно процессуального законодательства внести следующий термин в статью 5 УПК РФ «лицо, запрашиваемое к выдаче» и изложить в следующей интерпретации: «Лицо, запрашиваемое к выдаче – это гражданин иностранного государства, находящийся на территории Российской Федерации, в отношении которого поступил запрос о выдаче от другого государства, а равно в отношении которого производится экстрадиционная проверка и принято решение о выдаче для уголовного преследования и исполнения приговора. Так, законодательное закрепление предлагаемого нами вышеуказанного понятия позволит понять правовую природу запрашиваемого лица, при этом устранить многостороннее его толкование в научных кругах.

Проблемным является ситуация в качестве кого привлекается данное лицо, так как УПК РФ не закрепляет для данных лиц процессуального статуса для  защиты своих интересов. В свою очередь в п. 25 Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 14.06.2012 N 11 (далее – Постановление) разъясняется, что вопросы выдачи лица, которые не урегулированы гл. 54 УПК РФ подлежат разрешению на основе общих положений данного кодекса.[4]

Основываясь на положениях, закрепленных в нормативно-правовых актах, а именно в ст. 460 ч.4 УПК РФ закрепляется, что при отправлении запроса о выдачи лица необходимо указать на фактические обстоятельства совершения преступления и правовую квалификацию совершенного деяния. Также следует учитывать ст. 466 УПК РФ, которая указывает на применение меры пресечения (домашний арест, заключение под стражу) для лица, запрашиваемого к выдаче. Вследствие этого к лицу, подпадающему под выдачу, наиболее применимы положения касающиеся статуса подозреваемого и обвиняемого закрепленные в ст. 46 – 47 УПК РФ. В данных статьях приведен также круг прав указанных лиц, и конечно же, к запрашиваемому лицу для выдачи они также будут применимы, например, получать копию протокола задержания; требовать участие защитника для защиты своих прав с момента фактического задержания; обращаться за помощью к переводчику; приносить жалобы на действия должностных лиц, прокурора и решения суда и др.

Если обратиться к рассмотрению норм Главы 54 УПК РФ, посвященной выдаче лица, то отметим выявление следующих закрепленных в ней прав, а именно:

- в ст. 462 УПК РФ указано право получать письменное уведомление о принятом в отношении лица решения о выдаче; право на обжалование указанного решения в суд в соответствии со ст. 463 УПК РФ или его защитником в течение 10 суток с момента получения уведомления. При этом, Верховный Суд РФ, руководствуясь ст. 46 Конституции Российской Федерации, ч. 6 ст. 462 УПК РФ, ст. 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, трактует это право как право на получение копии указанного решения.

- в ст. 463 УПК РФ указывается на право лица знать свои права, обязанности и ответственность при рассмотрении поданной жалобы. При этом в настоящее время правом пользоваться помощью защитника у запрашиваемого к выдаче, впрочем, как и у подозреваемого, наступает с момента фактического его задержания.

Иных прав и обязанностей в указанной Главе УПК РФ не отражается, поэтому считаем, что при формировании круга прав указанного лица следует учитывать как общие для всех участников уголовного судопроизводства, так и конкретно применяемые к процедуре выдачи с характерными для нее особенностями. Среди них право на получение копии постановления о возбуждении производства о выдаче и применении мер пресечения; ознакомление с запросом о выдаче и получении его копию; знать об обстоятельствах дела, послуживших основаниями для возбуждения процедуры выдачи; получение разъяснений своих прав и обязанностей на всех этапах процедуры выдачи; предоставление ходатайства на отводы; ознакомление вместе с защитником с представленными в суд материалами и возможность делать выписки; ознакомление с протоколом судебного заседания и возможность подавать замечания; право на отказ от защитника; право на сообщение близким родственникам о месте своего нахождения; право на отказ от дачи пояснений; право хранить молчание; право на отзыв представленной жалобы.

Верховный Суд в вышеуказанном Постановлении разъясняет по поводу случаев обязательного участия переводчика и защитника, предусмотренные в УПК РФ, к примеру, при рассмотрении жалобы на решение о выдаче лица. Поэтому для иностранных граждан важным моментом в процедуре выдачи является предоставление иностранному лицу переводчика (ст. 59, ст. 169 УПК РФ). В соответствии со ст. 18 УПК РФ участие переводчика обязательно, если участником уголовного судопроизводства является иностранное лицо. Переводчик оказывает помощь в разъяснении материалов по поступившему запросу о выдачи данного лица. Осуществляет содействие при даче объяснений, заявлений  и составлении жалобы и др. Однако не всегда удается найти компетентного переводчика, свободно владеющего тем или иным языком, в связи с чем, проблема качества перевода в самой процедуре по выдачи лица другому государству остается на сегодняшний день весьма актуальной. В научных кругах неоднократно ставился вопрос о возможности использования в уголовном судопроизводстве электронного переводчика и закреплении этого положения в УПК РФ,[5] что поспособствует решению проблемы нереализованности права пользования родным языком. Полагаем, что данные положения должны найти отражение и в нормах Главы 54 УПК РФ для более правильного понимания и реализации их на практике.

Довольно интересную мысль предлагает В. Л. Григорян о внесении в УПК РФ «правило о вручении задержанному в момент фактического задержания под роспись карточки (памятки) задержания с разъяснением прав»,[6] с указанием не на все возможные процессуальные права, а только те, которые возникают у него как у лица в момент фактического задержания. Полагаем предложенную идею автора весьма применимой и для процедуры выдачи лица для уголовного преследования или исполнения приговора, причем с предоставлением лицу памятки с указанием на имеющиеся у него права и обязанности на всех этапах производства и осуществления выдачи. При чем, полностью комплекс процессуальных прав и обязанностей, на наш взгляд, должен появиться у выдаваемого лица с приобретением у него статуса участника уголовного судопроизводства, т. е. в момент вынесения постановления, в котором должен содержаться мотивированный вывод о признании лица таковым.  

Представляется все же, что наименее защищенным субъектом в уголовном процессе является обвиняемый, в нашем случае, запрашиваемое лицо, ввиду не только выраженного отсутствия четкого механизма реализации своих прав, но и наличием определенного числа процессуальных обязанностей, основными из которых по отношению к запрашиваемому лицу, является исполнение своих обязанностей в связи с избранием в отношении лица мер пресечения, соблюдение установленного порядка производства уголовно-процессуальных действий, судебного заседания, а также мер соблюдения порядка и проверки при осуществлении выдачи иностранному государству. При чем, к запрашиваемому лицу может применяться привод в случае неявки по вызову на то без оснований в случае отсутствия уважительных и обоснованных причин.

В заключение следует отметить, что введение отдельной статьи в Главу 54 УПК РФ по анализируемым в данной статье вопросам станет важным этапом на пути реформирования процессуально-правового статуса лица, подлежащего выдачи. При этом считаем, что предложенное определение лица и вариант прав и обязанностей запрашиваемого к выдаче лица с необходимой детализацией может составить основу его процессуально-правового статуса в качестве участника уголовного судопроизводства. Последнее обстоятельство особенно важно учитывать еще и потому, что детальная правовая регламентация прав и обязанностей является одним из необходимых условий того, чтобы они наиболее полно и всесторонне находили свою непосредственную реализацию на практике.

 

Использованные источники:

  1. Appeal ruling of the Supreme Court of the Russian Federation from 24.12.2015 (case no. 57-APU15-16) [Electronic resource]. - URL: http://legalacts.ru (accessed: 10.04.2020).
  2. Grigoryan V. L. Protection as a system-forming factor of criminal proceedings and principles of its implementation / ed. - Saratov: Povolzhsky Institute of management named after p. A. Stolypin, 2012. - P. 111.
  3. Kosareva A. E. Extradition of a person for criminal prosecution or execution of a sentence in Russian criminal proceedings: author's abstract. ... Cand. the faculty of law. Sciences. − Saint Petersburg, 2005. − S. 10.
  4. Nesmachnaya N. V. Extradition of a person for criminal prosecution or execution of a sentence // Bulletin of the Saratov state law Academy. − 2015. - No. 2 (103). - P. 229.
  5. Rodivilina V. A. Procedural features of the use of technical means at the stage of preliminary investigation: author's abstract ... Cand. the faculty of law. Sciences. - Irkutsk, 2016. - P. 10, 24.
  6. The resolution of Plenum of the Supreme Court of 14 June 2012 N 11 "About practice of consideration by courts of questions related to extradition of persons for criminal prosecution or execution of sentence, and also transfer persons for punishment» // [Electronic resource]. - Mode of access: https://base.garant.ru/70190924/ (date accessed – 10.04.2020).

 

[1] Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 24.12.2015 (дело № 57-АПУ15-16) [Электронный ресурс]. – URL: http://legalacts.ru (дата обращения: 10.04.2020).

[2] Несмачная Н.В. Экстрадиция лица для осуществления уголовного преследования или исполнения приговора // Вестник Саратовской государственной юридической академии. − 2015. − № 2 (103). − С. 229.

[3] Косарева А.Е. Выдача лица для уголовного преследования или исполнения приговора в российском уголовном судопроизводстве: автореф. дис. … канд. юрид. наук. − СанктПетербург, 2005. − С. 10.

[4] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 июня 2012 г. N 11 «О практике рассмотрения судами вопросов, связанных с выдачей лиц для уголовного преследования или исполнения приговора, а также передачей лиц для отбывания наказания» //  [Электронный ресурс]. - Режим доступа:  https://base.garant.ru/70190924/ (Дата обращения – 10.04.2020).

[5] Родивилина В. А. Процессуальные особенности использования технических средств в стадии предварительного расследования : автореф. дис. канд. юрид. наук. — Иркутск, 2016. — С. 10, 24.

[6] Григорян В. Л. Защита как системообразующий фактор уголовного судопроизводства и принципы ее осуществления / под ред. В. М. Кор-нукова. — Саратов : Поволжский институт управления им. П. А. Столыпина, 2012. — С. 111.